Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Александр Колдобский: «Так просто, как только можно, но не проще»

Александр
Колдобский

Кандидат ф.-м. н., заместитель директора Института международных отношений НИЯУ «МИФИ», ветеран атомной энергетики и промышленности

Я уже писал, что должный уровень доверия общества к ядерным технологиям пока не достигнут. И другого способа его повысить, кроме диалога профессионалов с обществом, не существует. Но как вести этот диалог? Рассчитывать на то, что аудитория обладает знаниями, нужными для обсуждения, не приходится. Требование таких знаний с самого начала превращает диалог или в конфронтацию, или в разговор слепого с глухим.

Добиваться надо другого: чтобы люди с тобой согласились, доверились. Все мы, исходя из жизненного опыта и здравого смысла, понимаем: в каждом деле есть профессионалы. Мы лечим зубы у стоматолога и наверняка плотно захлопнем рот, если бормашина окажется в руках даже сверхпопулярного артиста. Мы доверяем опытному водителю и, скорее всего, выйдем на сложной горной дороге из автобуса, если узнаем, что за рулем, например, известная телеведущая. Но вот при обсуждении атомных технологий и энергетики артисту, телеведущей или политику часто доверяют больше, чем атомщику. Крупный отечественный специалист по ядерной энергетике профессор Андрей Гагаринский в своей книге «Люди и атом» метко называет это явление пирамидой перевернутого доверия. Он приводит высказывание на общественных слушаниях некоего противника строительства АЭС: «Как я вам буду верить, когда вы за это деньги получаете?» Аргумент довольно распространенный. А что, стоматолог или водитель за свою работу денег не получают? Получают. И атомщик тоже. А вот его «профессиональные» оппоненты, «независимые эксперты», степень независимости которых часто определяется лишь глубиной неприязни к ядерным технологиям, — ​они-то чем живут? За независимость как таковую ведь никто не платит, а эти «эксперты» своим внешним видом никак не напоминают дервишей.

Чего в идеале мы хотим добиться от общества в контексте отношения к ядерным технологиям? Снова встает вопрос о доверии профессионалам. Попробуйте оценить художественные достоинства двух стихотворений. Одно — «Зимняя ночь»: «Мело, мело по всей земле…» Завораживающая прелесть пастернаковских строк делает нас невосприимчивыми к высказываниям, что это плохие стихи и плохая поэзия, пусть даже некоторые критики такое и говорили. Правда, зачастую они руководствовались соображениями, весьма далекими от литературы. Но у подавляющего большинства, и это главное, есть насчет этих строк свое мнение. Тонкости литературоведческого анализа нам, простым читателям, недоступны — ​мы полагаемся на собственные ощущения. А вторым возьмем стихотворение тоже большого поэта, но иностранного. Оно написано на языке, которым мы не владеем. Тут невозможно оценить достоинства — остается только полагаться на оценку филологов и литературоведов.

Так же обстоит дело с формированием доверия к оценке атомщиков. На первом этапе достаточно доверия по аналогии: все о лечении зубов знает стоматолог, все об атоме — атомщик. Но на отсылке к житейскому опыту далеко не уедешь. Верным свидетельством этого является вопрос, который мне часто задают на лекциях, встречах, по электронной почте: «А где об этом можно узнать поподробнее?» Для меня, университетского преподавателя, такой вопрос — бальзам на душу. Ведь главная двуединая задача преподавателя — заинтересовать и научить. Значит, заинтересовать удалось, и речь идет о переходе от интуитивного доверия, по аналогии, к осознанному доверию, пониманию. Слушатель захотел узнать о языке, на котором написано стихотворение. Надо ли говорить, насколько это важно?

Конечно, быстро обучить ядерным технологиям, атомной энергетике, радиационной безопасности нельзя. Но можно и нужно поступить по-иному: компактно, структурированно и наглядно изложить важнейшие сведения в научно-популярной брошюре или серии брошюр. Они помогут преодолеть атомную необразованность и сформировать осознанное доверие профессионалам, а также отношение к антиядерной чуши такое, как она того заслуживает, — ​как к чуши. Брошюра должна быть не занудной, но и не примитивной. Как завещал Эйнштейн: «Любая теория должна быть изложена так просто, как только можно, но не проще». Иначе популяризация атомной науки и техники обернется профанацией.

Прочитав в газете «Страна Росатом» № 13 (381) (статья «Маск атакует». — «СР») о проблемах, возникающих у наших граждан при интерпретации признаков новолуния, я лишь горько усмехнулся. Если бы только это! А как отнестись к тому, что около трети наших сограждан считают, что Солнце вращается вокруг Земли, а еще около 3 % вообще уверены, что Земля плоская? Астрономию в школу вернули. Но у вас не возникает аналогии между «плоской Землей» и «передачей радиации по наследству» (реальный вопрос, который однажды мне задали)? У меня возникает.

Если «Росатом» претендует на роль технологического локомотива развития России, то и взаимодействие с населением по экологическим аспектам этого развития входит в сферу его интересов. Кстати, не исключено, что вскоре на первый план выйдет преодоление синдрома NIMBY (not in my backyard — «не у меня во дворе»). Но разговор об этой гремучей смеси экологического экстремизма и политической местечковости — в другой раз.


В РОЛИ ОПЕРАТОРА АЭС

В сентябре 2016 года на Ленинградской АЭС провели экскурсию для Михаила Боярского. Он побывал в реакторном и турбинном отделении, узнал о системах безопасности, на тренажере блочного щита «порулил» реактором. Артист тогда признался, что знаком с принципом действия атомной станции, но простым он ему не кажется, и задал много вопросов: и о безопасности, и об экологии, и о человеческом факторе. Уехал со словами, что впечатлен уровнем подготовки и ответственности атомщиков.