Один день из жизни «Высоты»: поисковый отряд Курской АЭС отмечает 10-летие

В декабре 2014 года отряд «Высота» создал и возглавил инженер по ремонту реакторного цеха Владимир Некрасов. Сегодня в отряде девять человек — работники Курской АЭС и жители Курчатова. За 10 лет работы они подняли останки 230 бойцов Красной армии, установили имена шести, нашли их родственников. Благодаря поисковикам на полях былых сражений обезврежены десятки тонн неразорвавшихся снарядов.

В 2016 году в лицее № 3 Курчатова участники «Высоты» создали музей, посвященный красноармейцам, погибшим во время Великой Отечественной войны. Поисковики активно помогают в обновлении экспозиции Курчатовского краеведческого музея, среди экспонатов которого детали самолета Ил-2, найденного в 2017 году, личные вещи солдат обеих армий, поднятые вместе с останками, снаряд немецкой самоходной артиллерийской установки «Фердинанд», разбитой в Поныровском районе. По документам и фотографиям волонтерам удалось установить, что этот снаряд был снят с того самого «Фердинанда», который теперь стал частью экспозиции танкового музея в парке «Патриот» в Кубинке. 

В 2020 году поисковики Курской области в Фатежском районе провели масштабную реконструкцию одного из дней Курской битвы. В реконструкции участвовали отряды соседних регионов и восстановленная боевая техника, а зрителями стали более 15 тыс. человек. А в 2021 году впервые проведена реконструкция освобождения Курска от немецко-фашистских захватчиков 8 февраля 1943 года. 

Что же движет поисковиками, почему они каждые выходные оставляют семьи и выезжают в поля, чтобы на дне давно осыпавшегося окопа искать останки солдат, погибших в годы войны? Чтобы понять это, я провела один день с членами отряда «Высота». 

Участник поискового отряда «Высота» Евгений Терехов
Утро

«Подъем в пять, потому что в шесть уже нужно выехать из Курчатова», — предупредил меня сопровождающий Евгений Терехов. Заезжаем за Юлией Раздобариной, одной из двух девушек в отряде. Она выходит из подъезда с металлоискателем. Аппаратура новая, по дороге девушка изучает инструкцию по настройке прибора. В Курске встречаемся с командиром Владимиром Некрасовым и пересаживаемся в служебный «Соболь». Этот автомобиль отряду купил «Росэнергоатом». Мы направляемся в Поныри, на северный фас Курской дуги. 

Владимир выбирает самую короткую дорогу — через поля. Именно этим путем немцы летом 1943 года планировали вернуться в Курск. 

Но обороняющиеся части Красной армии их не пропустили. Поисковики рассказывают о своих находках. Командир делится наблюдением: если родственники погибшего находятся в большом городе, то почти наверняка за останками никто не приедет. А вот в маленьких городах и селах их принимают со всеми почестями. Как-то под Обоянью нашли останки девушки. Обратили внимание на необычное строение челюсти и очень маленькие, почти детские кисти рук. Удалось установить имя погибшей и возраст — Евгения Федотова, 19 лет, сапер, и даже найти ее племянниц в Пермском крае. Когда близкие приехали забирать останки, экспертиза была не нужна — особое строение челюсти отличало их всех. Кроме того, они помнили, что у их Женечки (так девушку называла ее мама) были изящные кисти рук. Женю Федотову, единственную женщину, ушедшую из села на войну, похоронили как героя. Выезжаем на шоссе. Дорога то ныряет вниз, то поднимается вверх. По обе стороны от нее — небольшие села. В каждом — памятный знак погибшим воинам. Наконец, Поныри. Первая точка остановки где-то за поселком, в поле. Поисковики разбрелись с металлоискателями. Минут через двадцать первый мощный сигнал, до этого попадались верховые осколки. На глубине щуп уперся в металл. Волонтеры берутся за лопаты, моросящий дождь им не помеха. «Мы накладываем старые снимки местности на новые карты, делаем привязку координат. Современные цифровые и спутниковые технологии позволяют определить место очень точно», — рассказывает Владимир Некрасов. В руках он держит компьютерный планшет с картой местности 1943 года. На ней видны линии окопов, в одном из них и ведутся раскопки. Вскоре поисковики находят солдатскую каску и останки ее хозяина. Личные вещи бойца сохранились плохо, установить имя не удастся. Останки Юля бережно упаковывает в пакет. Позже их перезахоронят в братскую могилу. Волонтеры признаются: знали, куда везти журналиста, на этой высоте найти останки — вопрос времени. Здесь через укрепления немецкого 86-го пехотного полка прорывались бойцы 307-й и 81-й стрелковых дивизий и десантники 4-й воздушно-десантной дивизии. Бои были ожесточенные, оборона прорвалась сразу на 15 км, хоронить убитых было некогда. Поисковики сюда еще вернутся.

Раскопки на полях Фатежского района. Справа — командир отряда «Высота» Владимир Некрасов
День

После походного обеда следующая точка — станция Малоархангельская. «Соболь» огибает лес с названием «Немецкий» и останавливается на краю дороги между двух полей. По карте прямо от дороги в обе стороны расходятся окопы. За узкой полоской поля видны жилые дома. За деревьями проносятся электрички. Владимир и Евгений отправляются в разведку с металлоискателями. Дождь не прекращается, и нас с Юлей оставили в машине, чтобы зря не мокли. Настройку и обкатку нового прибора решили провести в другой день, когда будет лучше погода. Сидим в «Соболе», греемся и разговариваем. «Мне неинтересно копать металл, — говорит Юля. — Ребята — те с радостью. А вот если попадаются останки, то настроение совсем другое. Они бывают разные, вот эти кости чистые, сухие. А однажды мы были на вахте в Смоленской области, там почва другая, и кости сохранились иначе. Рукой проводишь по кости, и на руке остается красный след — эритроциты, они сохранились. Всякий раз, поднимая останки, я испытываю благодарность к этим погибшим солдатам».

Тем временем Евгений и Владимир что-то нашли. По стерне идем к ним. Из раскопа поисковики выбрасывают ржавые цилиндры.

«Это немецкие прыгающие мины. При приближении пехоты они выпрыгивали из земли на метр и взрывались, разлетаясь тучей шариков, — рассказывает командир отряда. — Тащите к машине, здесь их оставлять нельзя».

«А если они рванут?» — опережает меня Юля с вопросом.

«Эти не рванут, они ржавые, и у них нет усов», — успокаивает Владимир.

Всего выкопали 13 мин и гранату. Цилиндры тяжелые, килограмма полтора-два каждый. Фотографирую находки и помогаю оттащить мины к машине, в багажнике для них есть специальный ящик. Позвонили в МЧС, саперы смогут подъехать к концу дня. Парни вручают нам лопаты, просят закопать раскоп. А сами еще раз на всякий случай прозванивают пространство вокруг. Находят гильзу от артснаряда, а в остальном чисто.

Немецкие прыгающие мины

По карте окопы расходятся в обе стороны. Переходим дорогу и спускаемся в соседнее поле. Ребята находят несколько фрагментов верхового металла, какие-то шестерни. Затем металлоискатель выхватывает крупный объект. Глубина большая — щуп почти целиком ушел в землю. Снова берем лопаты, копаем по очереди, чтобы согреться. Дождь не сдается. Не сдаемся и мы. На глубине около полутора метров натыкаемся на наш объект — это дверь от автомобиля, прикрывающая небольшой схрон патронов для пулемета и ящик для гранат. Дверь еще хранит следы заводской краски, гильзы и патроны проржавели, а вот ящик оказался пустым, но хорошо сохранился. Достойный экземпляр для музея, заключают поисковики.

Саперы МЧС еще не приехали. Чтобы не ждать, грузим все находки в машину и отвозим в безопасное место, где никто случайно на них не наткнется.

Вечер

В насквозь мокрой одежде, в тяжелой от чернозема обуви мы едем к истоку реки Очки. Это культурно-развлекательный бонус в конце рабочего дня. Место отдаленное, но ухоженное и умиротворенное. Торошу разряженный фотоаппарат. Тщетно. Делаю несколько снимков на телефон. Отмываем руки в источнике, утоляем жажду. С дерева на окраине леса срываем мелкие яблоки — это полдник. Пора возвращаться домой. «Соболь» выпрыгивает на шоссе и мчится в сторону Курска.

Как Владимир Некрасов пришел в поисковое движение, мне известно. В свое время его впечатлила военная история его семьи, случившаяся как раз на Северном фасе Курской дуги. Двоюродного деда молодым парнем в мае 1943 года призвали на фронт. Вскоре мать получила сообщение, что он погиб буквально в соседнем районе. Она выпросила разрешение забрать тело сына и пешком с тележкой отправилась на поиски. На одном из полей в воронке и раскопала тело. Узнала сына по портянке, торчащей из земли, которую сама сшила из ярких занавесок, снятых с окна в доме.

Евгений Терехов, работник предприятия «Курскатомэнергоремонт», который тоже был с нами в этой поездке, примкнул к «Высоте» четыре года назад. До этого самостоятельно искал реликвии по полям. А однажды прочитал в газете, что на окраине Курчатова поисковики нашли неразорвавшиеся снаряды. Отыскал Владимира Некрасова и попросился в отряд — решил, что там он будет гораздо полезнее.

ВОЛОНТЕРЫ ПРИВОДЯТ В ПОРЯДОК МЕМОРИАЛЫ

Девять лет молодые атомщики при поддержке профсоюзной организации Ростовской АЭС заботятся о братских захоронениях воинов, погибших в боях на Цимлянском направлении во время Великой Отечественной. В этом году циклон «Ольга», в феврале накрывший Волгодонск и его окрестности ледяным дождем, прибавил работы. Рядом с захоронениями, которые в основном находятся на окраинах населенных пунктов, сломаны десятки деревьев, завалы веток.

«Вооружившись бензопилами и топорами, мы спиливали обломанные ветки, разбирали завалы, вывозили валежник. Приводили в порядок сами мемориалы — мыли, красили, чистили. Ко Дню Победы на некоторых из мемориалов пройдут митинги, к другим просто придут люди», — говорит руководитель организации молодых атомщиков Ростовской АЭС Владимир Саломатин.

Проект «Солдатская могила» стартовал на Ростовской АЭС в 2015 году, когда атомная станция взяла шефство над шестью братскими могилами, памятниками и обелисками. Сегодня их 13 в разных станицах и хуторах. Здесь в основном похоронены солдаты, погибшие в 1942 году во время оборонительной операции по защите подступов к Сталинграду и переправ через Дон.

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Люди
«Регламент для нас — святая книга»: впечатления китайских атомщиков о жизни и учебе в Нововоронеже
Федеральный номер «Страна Росатом» №22 (630)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №22 (630)

Интерес к Севморпути проявляют все больше международных
компаний — стр. 4

В отрасли началась акция для желающих стать донорами костного мозга — стр. 9

«Из пяти моих рабочих дней четыре точно идут не по плану» — стр. 12

Скачать
Технологии
Корейские ученые создали натрийионный аккумулятор со сверхбыстрой зарядкой
Синхроинфотрон
«Фактически это другая лига»: как в отрасли поднимают престиж рабочих профессий
Технологии
Российские ученые хотят построить телескоп на Луне
Технологии
NICA вместо БАКа: новости субатомной физики
Показать ещё