Не семья, но дом: как испанские дети спасались от войны на Обнинской земле

23 июня 1937 года на железнодорожную станцию Обнинское прибыл специальный поезд. В его вагонах были 500 испанских детей в возрасте от 3 до 16 лет и 20 воспитательниц. Они приехали в СССР, спасаясь от гражданской вой­ны на родине. Беженцев разместили в здании детского дома № 5 — сейчас это главный корпус Физико-­энергетического института им. Лейпунского.

Во время гражданской войны в Испании детей вывозили во многие страны и в основном устраивали в приемные семьи. Советское руководство решило идти по другому пути и создало сеть специальных детских домов — под Москвой, в Ленинграде, Ленобласти и на Украине. «Когда мы, испанские дети-республиканцы, прибыли в Советский Союз, сотни советских семей хотели нас усыновить. Однако советские власти, отвечавшие за нас, приняли решение держать нас вместе, чтобы мы не забыли свой язык, свое происхождение, чтобы мы не утратили свои испанские имена и фамилии, — одним словом, чтобы мы оставались испанцами», — вспоминал Вирхилио де лос Льянос Мас, воспитанник испанского детского дома в Ленинграде.

Эти детские дома были оборудованы гораздо лучше, чем заведения для советских сирот. На одного беженца выделяли втрое больше средств, чем на воспитанника обычного детдома. Для испанцев нанимали лучших воспитателей и учителей, хорошо кормили, одевали, отправляли в санатории и пионерские лагеря.

Уроки «Бодрой жизни»

В Обнинске для беженцев отвели четырехэтажное кирпичное здание детского дома № 5, бывшей лесной оздоровительной школы Наркомпроса. В этом корпусе были большой зал и столовая. В корпусах поменьше — классы, спальни и медкабинеты. Чтобы всем хватило места, некоторые классы переоборудовали под спальни. Из Москвы привезли мебель, белье и одежду.

На территории детдома было все необходимое: маленькая электростанция, водонапорная башня, столовая для персонала, медицинский изолятор, домики для педагогов.

Готовиться к встрече испанцев помогали ученики школы им. Шацкого, некогда детской колонии «Бодрая жизнь». Они прибирались, расставляли мебель и стелили постели. В знак поддержки беженцев многие дети носили испанки — пилотки с кисточками.

Когда спецпоезд прибыл на станцию Обнинское, его пассажиров рассадили в машины и отвезли в парк недалеко от детдома. Там повесили гамаки, поставили лавочки, накрыли столы и подали завтрак: какао, пироги, печенье, бутерброды и испанские апельсины.

Многие беженцы были истощены, болели анемией, поэтому с июня по ноябрь 1937 года детдом выполнял функции санатория. Детей лечили, помогали адаптироваться к новым условиям жизни, к другому климату. На полтысячи воспитанников приходилось 243 сотрудника — дети всегда были под присмотром.

Группа испанских детей — отличников учебы. Станция Обнинское, 1938 год
Осетрина на обед, икра на ужин

«Среди работников детдома были простые русские люди, — вспоминал Альберт Фернандес, воспитанник Испанского детского дома № 5 в Обнинске. — Очень хорошо помню нашу уборщицу. Относилась она к нам как мать к своим детям, мы ее любили, наверное, так же. Было у нее трое или четверо детей. Жила она очень бедно, муж был пьяница и самодур. Нам ее было очень жалко, и мы решили помогать ей. Начали таскать из столовой для ее ребятишек все, что могли: фрукты, икру, сладости. Отдавали все тайком. Она не хотела принимать от нас гостинцы — очень боялась. Мы убеждали ее взять наши подарки, и она сдавалась. Она ведь была матерью и хотела накормить своих детей. Потом мы стали приносить свою одежду. Доброта этой женщины оказалась очень нужной и важной для нас, оторванных от мам ребят».

В столовой детей всегда кормили досыта: свежие овощи, фрукты, зелень, осетрина, красная и черная икра. Но некоторые продукты испанцы не ели. Например, они скидывали на пол и топтали макароны, потому что те ассоциировались с итальянскими фашистами. А чай вообще не пили — просто не знали, что это такое. В Испании чай был доступен только богатым людям. Руководство детдома приняло решение составить для подопечных более привычный рацион. Из Москвы привезли чечевицу, фасоль и треску — дети ели с удовольствием.

Каждый второй — отличник

Испанцы учились по методике, которую разработали специально для них. Большинству прибывших детей было от 6 до 12 лет, а это значило, что им нужно ходить в школу. Народному комиссару просвещения РСФСР Андрею Бубнову правительство дало 15 дней на составление учебных планов. У наркома получилось: беженцам написали семилетнюю программу, и ребята сели за парты уже в сентябре.

Уроки были на испанском языке. Учителя, которые его не знали, общались с детьми через переводчиков. Учебников на испанском не хватало, поэтому Андрей Бубнов срочно организовал перевод советских. Постепенно в программу стали вводить уроки русского. В первый год его преподавали всего час в неделю.

Методика давала результаты: уровень знаний у испанских детей стал даже выше, чем в среднем у детей того же возраста в СССР. За первое полугодие 1939 года 46 % воспитанников Испанского детдома № 5 получили оценки «отлично» и только 13 % — «посредственно».

Когда испанцы оканчивали школу, у них были такие же возможности, как у советских детей. Они могли пойти в ремесленное училище или отучиться еще три года в школе им. Шацкого, чтобы поступить в университет.

Была учеба, были и развлечения: к детям приезжали знаменитости. Например, 12 июля 1938 года на самолете, раскрашенном под крокодила, прилетели летчицы Марина Раскова и Валентина Гризодубова. Машина сделала несколько кругов, сбросила коробки с конфетами, куклами и моделями самолетов. В память об этом напечатано 500 открыток.

Воспитанники Испанского детдома № 5 у главного корпуса, 1938 год
Испанская грусть

В 1939 году гражданская война в Испании закончилась. Дети надеялись вернуться домой, но руководство СССР решило иначе. Под предлогом того, что в их стране установился фашистский режим и маленьких испанцев ждут репрессии, детей оставили в детдомах.

Тем временем в Союзе начались репрессии в отношении иностранцев. Это коснулось и двух воспитателей обнинского детского дома — итальянцев Марио и Ливера, которые бежали в СССР от режима Муссолини. Одному ученику Марио подарил портрет маршала Блюхера. Ребенок поставил его на тумбочку, но фото отобрал другой воспитатель со словами «Это враг народа». Через несколько дней Марио и Ливера арестовали как итальянских шпионов.

«Поставленные в хорошие материальные условия и имевшие огромный штат обслуживающего персонала, дети воспитываются барчуками в духе, противном задачам нашей советской педагогики. Недаром они, дети испанских рабочих и крестьян, забывают пришивать пуговицы, небрежно относятся к вещам, летом, говорят, десятками пускали по реке сандалии, били стекла, ломали и коверкали мебель», — писал инспектор, который проверял Испанский детский дом № 5.

Когда началась Великая Отечественная вой­на, при детдоме сформировался истребительный отряд, ребята, которым исполнилось 16 лет, отправились на войну добровольцами. На фронте погиб 21 воспитанник.

24 августа 1941 года Испанский детский дом № 5 эвакуировали в села Базель и Цюрих Саратовской области. Кроватей не хватало — воспитателям приходилось спать на полу. Ребята сами искали еду: лазили в сады и огороды, воровали овощи, ловили лягушек и кошек.

Дети умирали от тифа, малярии и туберкулеза. Те, кто смог пережить зиму 1941 года, стали помогать колхозникам — пололи, сеяли, работали с техникой и собирали урожай. Девочки шили платки и полотенца и отправляли бойцам на фронт.

Конец истории

В июле 1943 года Испанский детский дом № 5 расформировали. Тех, кто не успел окончить школу, перевели в школу № 6 села Орловское в Саратовской области. Подростки 13–14 лет работали на заводах Саратова, проводили у станков по 16 часов в сутки.

К концу войны большинство испанских детей выросли и могли поступать в вузы. На экзаменах им делали небольшие поблажки: если абитуриент держался уверенно, но недобрал немного баллов, его все равно зачисляли.

В 1948 году в советские вузы поступили 422 испанца. Учились прилежно, получали стипендии и надбавки от профсоюзов. Около 90 % окончили институт.

Большинство стремилось получить технические специальности, после войны Испании нужны были инженеры. А многие беженцы не оставляли надежд вернуться домой. И это случилось: в 1956 году им разрешили уехать.

«Когда первые из нас вернулись на родину, в порту их встречала толпа журналистов, ожидающих сенсации: обрусевшие, потерявшие родной язык эмигранты. Вряд ли они были готовы увидеть такое количество образованных, культурных людей, великолепно владеющих родным языком, у которых находились лишь добрые слова в адрес Советской страны…» — писал Вирхилио де лос Льянос Мас.

СПРАВКА

Гражданская война в Испании — военное противостояние, вызванное мятежом военных и правых сил против законного правительства Второй республики. Продолжалась с 17 июля 1936 года по 1 апреля 1939 года. Завершилась победой мятежников и установлением диктатуры Франко.

Большая российская энциклопедия

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Люди
«Регламент для нас — святая книга»: впечатления китайских атомщиков о жизни и учебе в Нововоронеже
Федеральный номер «Страна Росатом» №22 (630)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №22 (630)

Интерес к Севморпути проявляют все больше международных
компаний — стр. 4

В отрасли началась акция для желающих стать донорами костного мозга — стр. 9

«Из пяти моих рабочих дней четыре точно идут не по плану» — стр. 12

Скачать
Технологии
Корейские ученые создали натрийионный аккумулятор со сверхбыстрой зарядкой
Синхроинфотрон
«Фактически это другая лига»: как в отрасли поднимают престиж рабочих профессий
Технологии
Российские ученые хотят построить телескоп на Луне
Технологии
NICA вместо БАКа: новости субатомной физики
Показать ещё