Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Ядерная бомба для линкора

В 1955 году в Париже вышла книга адмирала Пьера Баржо «Флот в атомный век». Автор, характеризуя резко возросшие после Второй мировой войны боевые возможности советского флота, отмечал, что к 1957 году тот будет иметь 4 тыс. современных реактивных самолетов Ил 28. Сам того не подозревая, Баржо точно назвал главную ударную силу ВМФ СССР в доракетную эпоху: именно легкие бомбардировщики Ил 28 стали в 1954 году первыми носителями ядерного оружия во флоте.


Книгой Баржо заинтересовались и в СССР. В 1956 году она была переведена и опубликована Издательством иностранной литературы, быстро став бестселлером для профессионалов. Говорят, ее держал на своем столе сам главком ВМФ СССР, адмирал флота Сергей Горшков, при котором морская мощь нашей страны фактически сравнялась с мощью ВМС США.

Американские «дикари» и «феи»

Планы Пентагона вскоре после войны предусматривали строительство суперавианосцев водоизмещением порядка 70 тыс. т. Впоследствии они стали известны как авианосцы типа Forrestal. Головной корабль назвали в честь министра обороны США Джеймса Форрестола — того самого, что тронулся рассудком, впадал в приступы и восклицал: «Русские идут!» В 1949-м он покончил жизнь самоубийством, выбросившись с 16-го этажа. По крайней мере, это официальная версия его гибели.

Оснащенные самолетами с ядерными бомбами, такие высокоманевренные плавучие аэродромы должны были стать стратегическим средством ведения войны в формате «флот против берега». Под берегом, понятное дело, прежде всего понимались объекты на территории СССР и его союзников.

Первым американским авианосцем с подобными возможностями стал 45-тысячетонный Coral Sea, заложенный еще во время войны и сданный флоту в 1947-м. На его борту в 1950 году разместилась эскадрилья c «гибридными» (реактивно-поршневыми) штурмовиками-бомбардировщками Savage («Дикарь»). Они и стали первыми в истории палубными самолетами — носителями ядерного оружия.

«Дикари» могли нести первую крупносерийную стратегическую американскую атомную бомбу Mk.6 (в усовершенствованном варианте — Mk.18) мощностью 40 кт. Атомные бомбы, в том числе более легкие и несколько менее мощные тактические бомбы серий Mk.7 и Mk.8, получили в начале 1950-х годов поршневые штурмовики Skyraider («Небесный рейдер») и турбореактивные истребители-бомбардировщики Banshee (бэнши в ирландском фольклоре — феи, предвестницы смерти). За ними последовали и другие, более продвинутые машины американской палубной авиации. Skyraider и Banshee могли также применять неуправляемые ядерные аэробаллистические ракеты малой дальности BOAR мощностью 20 кт.

Не осталась в стороне от нуклеаризации и базовая патрульная авиация берегового базирования ВМС США, ее поршневые самолеты Neptune оснащались ядерными глубинными бомбами Betty и Lulu. Американцев тревожило наращивание Советским Союзом подводных сил. Недаром адмирал Баржо в своей книге утверждал, что к 1955 году Советский Союз имел «для действия в морях Европы и Атлантическом океане около 200 подводных лодок, из которых 125 с большой скоростью подводного хода, особенно пригодных для нападения на конвои. Можно сказать, что это такая же сила, какую представлял собой немецкий подводный флот».

Усилия американцев привели к тому, что их авианосцы стали мощным морским компонентом стратегических ядерных сил и отошли на второй план лишь к следующему десятилетию, когда началось развертывание атомных подводных лодок — носителей баллистических ракет Polaris.

Этот небольшой экскурс в историю американских ВМС демонстрирует военно-политическую ситуацию, в которой Советский Союз также начал оснащение своего флота ядерным оружием. Забегая далеко вперед, нужно отметить, что с 1992 года на борту американских авианосцев ядерного оружия нет, оно хранится на берегу. Но вернуть его можно в любой момент.

У родных берегов

У СССР в 1950–1960-е годы не было авианосцев (первый, «Киев», вступил в строй лишь в 1975 году). Авиация ВМФ СССР оставалась береговой, но зато в ее состав поступили самолеты — носители ядерного оружия: турбореактивные фронтовые бомбардировщики Ил 28А, специально подготовленные для подвески тактической малогабаритной атомной бомбы РДС 4 (тротиловый эквивалент 30 кт). Именно с такого бомбардировщика была сброшена бомба РДС 4 во время испытаний на Семипалатинском полигоне 23 августа 1953 года, после чего ее запустили в серию.

65 ЛЕТ НАЗАД ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ ВОЕННО-МОРСКОЙ ФЛОТ ПОЛУЧИЛ ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ

По сути, до появления во второй половине 1950-х годов баллистической ракеты Р 11ФМ для подводных лодок проектов 611АВ и 629, а также 533-миллиметровой торпеды 53–58 с ядерным зарядом авиационный ударный комплекс Ил 28А/РДС 4 был единственным ядерным вооружением нашего флота. Большей же частью самолеты Ил 28 использовались в ВМФ в качестве торпедоносцев — носителей реактивных авиаторпед РАТ 52, не имевших ядерного исполнения.

Конечно, в отличие от американских палубных машин, Ил 28А не являлись стратегическими самолетами, хотя в отношении европейских и азиатских вероятных противников — почему бы и нет? Боевой радиус действия Ил 28 составлял порядка 1 тыс. км, в то время как поступивший на вооружение ВМС США в 1956 году дозвуковой палубный штурмовик-бомбардировщик Skywarrior («Небесный воин») при сопоставимых скоростных характеристиках мог доставить ядерную бомбу почти на 1,7 тыс. км. Это означало, что с авианосца, находящегося на рубеже подъема палубной авиации в Норвежском море, Skywarrior могли обрушить ядерную смерть, например, на Мурманск и Ленинград.

Использование Ил 28А, которые с 1954 года вошли в состав эскадрилий специального назначения морской авиации, регламентировалось в принятом в том же году флотском «Наставлении по особенностям ведения морских операций в условиях применения атомного оружия». Так, в сражении с вражескими надводными силами, включающими крупные корабли (линкоры, авианосцы и крейсеры), предусматривалось сначала атаковать их не имевшими ядерного снаряжения управляемыми противокорабельными ракетами КС 1, запускаемыми с низкоскоростных тяжелых самолетов Ту 4КС (что должно было отвлечь на борьбу с крылатыми ракетами средства ПВО), а затем нанести по противнику ядерный удар самолетами Ил 28А. Затем в бой должны были вводиться самолеты-торпедоносцы («просто» Ил 28), за ними — торпедные катера. Словом, на первых порах флотскому ядерному оружию в подобных операциях отводилась роль весьма важного, но все-таки не главного средства разгрома противника. Причем недалеко от наших собственных берегов: океанские просторы были Ил 28А не по зубам.

Так или иначе, но к середине 1950-х советский флот стал ядерным. А вскоре обзавелся и носителями ракетно-ядерного оружия в виде атомных и новых дизельных подводных лодок, а также тяжелых реактивных самолетов берегового базирования типа Ту 16. А Ил 28А, которые на протяжении нескольких лет честно тянули ядерную лямку, в начале 1960-х были списаны в соответствии с инициативами Никиты Хрущева по сокращению армии и флота. Впрочем, они успели принять участие в Карибском кризисе на Кубе, что и стало их лебединой песней.