18 мая в селе Костенки Воронежской области в братской могиле захоронили останки восьмерых советских солдат, обнаруженных поисковиками во время прошлогодней вахты. Большая исследовательская работа поисковых отрядов помогает восстановить масштабы боев, хронологию подвигов, а часто и имена бойцов, которые до сих пор числились пропавшими без вести.

Н.И.С.

Летом 1942 года на левом берегу Дона под Воронежем шли тяжелые бои. В прошлом году поисковики отряда «Пересвет» Нововоронежской АЭС нашли там останки восьмерых советских бойцов. Медальонов при них не оказалось. По статистике, на сотню солдат они в лучшем случае были у двух-трех. Большинство от медальонов избавлялись, веря в примету: заполнишь жетон — убьют. Но рядом с останками одного солдата вместе с нательным крестиком и истлевшей амуницией поисковики обнаружили алюминиевую кружку, на донышке которой четко просматривались нацарапанные на металле буквы «Н.И.С.». Они и стали началом большого архивного поиска.

На Сторожевском плацдарме, занимавшем территорию размером 13 на 8 км, в 1942–1943 годах шли ожесточенные сражения. Правый фланг «Сталинграда на Среднем Дону» имел большое значение для советских войск. Именно здесь 13 января 1943 года началась Острогожско-Россошанская операция, завершившаяся изгнанием фашистских захватчиков с Воронежской земли.

В начале августа 1942 года советские войска предприняли первую попытку атаковать противника. Перед подразделениями 141-й стрелковой дивизии в районе села Костенки поставили задачу форсировать Дон, закрепиться на примыкавшем к селу береговом плацдарме и развить наступление. Но венгерские войска оказали ожесточенное сопротивление. Им удалось оперативно задействовать дальнобойную артиллерию, реактивные минометы. В результате высадившиеся на открытый луг красноармейцы там же все и полегли, не успев даже окопаться.

На сайте Центрального архива Минобороны «Подвиг народа», где размещен журнал боевых потерь 141-й стрелковой дивизии, воевавшей на данном участке, обнаружилось три совпадения с инициалами: санитар Николай Иванович Савин пропал без вести 8 августа 1942 года, 19-летний стрелок Николай Ильич Сидоров скончался в госпитале после ранения в бою 6 сентября 1942 года, 46-летний сержант, санинструктор Николай Иванович Силкин пропал без вести 14 августа 1942 года.

Начало архивного поиска — алюминиевая кружка с инициалами

Проведенные поисковые мероприятия позволили практически точно установить имя погибшего бойца — это Николай Савин. Нашли и предполагаемую дочь солдата, но для устранения всех сомнений требуется проведение генетической экспертизы. Нине Николаевне сейчас 84 года, она проживает в Волгограде, ее дети — в Санкт-Петербурге. Отца пожилая женщина помнит плохо. Воспитал ее отчим.

От экспертизы ДНК Нина Николаевна наотрез отказалась, хотя поисковики «Рос­энергоатома» готовы были оплатить все расходы. «Ее в какой-то степени можно понять, — говорит руководитель поискового отряда «Пересвет» Нововоронежской АЭС Евгений Когтев. — Она призналась, что после вестей из Нововоронежа ночами не спит. Это очень тяжело эмоционально. Наказ от Нины Николаевны получили такой: «Даже если это мой отец, захороните его там, где нашли, с боевыми товарищами».

В отряде приняли решение упокоить солдата в братской могиле, но в отдельном гробу, и установить над захоронением табличку с инициалами «Н.И.С.».

Экипаж «летающего танка»

В Десногорске заканчивают реставрацию штурмового самолета времен Великой Отечественной войны Ил‑2, обнаруженного поисковиками отряда Смоленской АЭС «Обелиск» в 2015 году в болоте на границе Смоленской и Калужской областей. По номерным знакам удалось установить историю «летающего танка» (так советские летчики прозвали Ил‑2) и судьбу его экипажа.

Как записано в оперативной сводке, а затем и в акте технического осмотра, 22 августа 1943 года в штурмовой авиационный полк с вынужденной посадки вернулись младший лейтенант Суходольский и воздушный стрелок сержант Абрамов. «Выполняя задание в составе группы из 16 самолетов Ил‑2, мл. л-т Суходольский над целью был подбит зенитной артиллерией противника в мотор, с горящим мотором перетянул линию фронта, с убранным шасси произвел вынужденную посадку на болото 2 км южнее Ерши. При посадке экипаж легко ранен. Самолет подлежит сдаче в рем. сеть». За этот подвиг в августе 1943-го летчик Суходольский был награжден орденом Красной Звезды, а стрелок Абрамов — медалью «За отвагу».

Командир поискового отряда Алексей Тимофеев считает долгом чести восстановить Ил-2

По каким причинам самолет остался в лесах Смоленщины, можно только догадываться. А вот его экипаж еще неоднократно поднимался в небо.

Младший лейтенант Павел Дмитриевич Суходольский родился в 1918 году в Белоруссии. Погиб 31 октября 1944 года, когда группа наших самолетов в составе восьми Ил‑2 и четырех Ла‑5 вела разведку боем по дорогам Венгрии. В районе железнодорожных станций их трижды атаковали 18 мессеров. «Атака сверху, отвесное пикирование с 3000 м по второй четверке. Сбит ведущий второй пары второй четверки Суходольский — вошел в штопор, врезался в землю, сгорел юго-западнее ж/д станции Кечкемет», — так записано в оперативном журнале полетов. Павлу Суходольскому было в тот момент 26 лет. Награжден медалью «За боевые заслуги», орденами Славы III степени, Красного Знамени и Красной Звезды.

Александр Павлович Абрамов, 1914 года рождения, прошел всю войну. Начинал сержантом, закончил гвардии старшиной. Совершил 108 боевых вылетов, участвовал в 28 воздушных боях, при этом лично уничтожил два вражеских истребителя, не считая различной боевой техники на земле. Награжден медалью «За отвагу», орденами Славы II и III степени и Красной Звезды.

Чтобы увековечить подвиг героев Смоленщины, поисковики решили восстановить самолет и установить его на Кургане Славы в Десногорске. Работа оказалась нелегкой.

Медленно, соблюдая все углы и пропорции, энтузиасты вручную восстанавливают воздушное судно. Как они говорят, проще собрать летный экземпляр, чем образец на постамент. Дело в том, что срок службы действующего Ил‑2 рассчитан примерно на пять лет. А самолет-экспонат должен без техобслуживания простоять долгие годы.

«В экспонате нужна нагрузка на хвостовую часть, чтобы самолет не поднимало и не парусило. У него же нет двигателя, баков с горючим и так далее. Следовательно, масса меняется, а площадь крыла остается», — поясняет командир поискового отряда «Обелиск» Алексей Тимофеев.

Письмо из прошлого

Несколько лет назад супружеская пара недалеко от своей дачи в Мартышкино вблизи города Ломоносова (Ленинградская область) нашла гильзу от пули, в которую была вложена записка. Это был самодельный солдатский медальон. Супруги через интернет нашли поисковиков из отряда Ленинградской АЭС «Сосновый Бор» и обратились к ним с просьбой помочь расшифровать практически истлевшую записку и по возможности установить имя владельца медальона.

Ребята заинтересовались информацией и использовали все современные средства, чтобы прочесть текст на клочке бумаги, вложенном в гильзу.

«Есть такое правило у поисковиков: если у нас в руках оказывается именная вещь, тем более медальон, никто не может оставить его у себя. Мы пытаемся разыскать родственников погибшего бойца и передать находку им, — рассказывает боец отряда Наталья Клепикова. — Если же это не удается, передаем вещь в музей. Эта бумажка пролежала в земле более 70 лет и написана рукой родного кому-то человека. Главная задача любого поискового отряда — довести поиск до конца, восстановить судьбу погибшего бойца, связать близких людей, пусть и по прошествии стольких лет».

В архиве Министерства обороны удалось найти информацию по Книгам памяти Саратовской и Ленинградской областей — по месту рождения и предположительной гибели бойца. В обеих нашелся солдат Василий Тихонович Фомин, который родился в деревне Двойня Кистендейского района (ныне — Аркадакского).

Записка от отца дошла до его дочери через 70 с лишним лет

По документам поисковики выяснили, что Василий Фомин воевал в составе Ропшинской краснознаменной 48-й стрелковой дивизии им. Калинина, которая в январе 1944 года принимала участие в Красносельско-Ропшинской операции в рамках общевой­сковой стратегической Ленинградско-Новгородской операции «Нева‑2» («Январский гром») против 18-й немецкой армии, осаждавшей Ленинград. Результатом этих боев стало полное снятие блокады города.

Операция началась 14 января 1944 года с мощной артподготовки, затем наши войска в первый же день прорвали оборону противника на широком фронте и за две недели взяли более 15 населенных пунктов, в том числе деревни Старая Буря, Старый Бор и Котлы. Противник несколько раз контратаковал, поэтому на некоторых высотах образовалась настоящая мясорубка.

По данным архива «Обобщенный банк данных «Мемориал», именно под деревней Старый Бор 23 января 1944 года и погиб Василий Тихонович Фомин.

Он захоронен в Гостилицах Ломоносовского района. Медальон, а точнее — гильзу с запиской, боец, скорее всего, потерял во время наступления.

Оставалось самое сложное — найти родственников Василия Тихоновича, сообщить им о находке в Мартышкино и передать письмо из прошлого. Не зря же он указал в своей записке имя жены Евдокии и место ее проживания во время войны.

И поисковики нашли адресатов. Оказалось, Евдокия Васильевна эвакуировалась из Ломоносова в Туловку вместе с четырьмя детьми в начале войны и сразу после ее окончания вернулась в Ломоносов. Ни Туловки, ни родной деревни Василия Фомина Двойни в настоящее время уже не существует. Поиск осложнился и этим фактом. Сейчас на этой территории главный город — Аркадак. Помогли ветераны и поисковики Саратовской области, а также местная газета «Сельская новь». На опубликованное в ней объявление откликнулись сразу два местных жителя — Александр Михайлович Хомяков и Николай Ильич Желнов. Они и сообщили адреса детей Василия Тихоновича Фомина и его жены Евдокии Васильевны. К сожалению, она умерла в 1980-е, а вот дети живы.

Из письма было понятно, что у Василия Фомина было четверо детей — три дочери и сын. Одна из дочерей живет сегодня в городе Мариуполе, а остальные дети — совсем недалеко от места находки медальона, в Ломоносове и Кронштадте.

Медальон поисковики передали одной из дочерей. По ее словам, от отца пришло с фронта лишь одно письмо, но оно не сохранилось, также не осталось ни одной его фотографии. Найденный в поселке Мартышкино солдатский медальон с запиской родным — теперь единственное в семейном архиве свидетельство о Василии Тихоновиче.

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Люди
«Регламент для нас — святая книга»: впечатления китайских атомщиков о жизни и учебе в Нововоронеже
Федеральный номер «Страна Росатом» №22 (630)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №22 (630)

Интерес к Севморпути проявляют все больше международных
компаний — стр. 4

В отрасли началась акция для желающих стать донорами костного мозга — стр. 9

«Из пяти моих рабочих дней четыре точно идут не по плану» — стр. 12

Скачать
Технологии
Корейские ученые создали натрийионный аккумулятор со сверхбыстрой зарядкой
Синхроинфотрон
«Фактически это другая лига»: как в отрасли поднимают престиж рабочих профессий
Технологии
Российские ученые хотят построить телескоп на Луне
Технологии
NICA вместо БАКа: новости субатомной физики
Показать ещё