Улыбнитесь, вас снимает подземная камера: фоторепортаж с урановых рудников Краснокаменска

Рудники для штатного фотографа пресс-службы ППГХО Евгения Целуйко — ​один из любимых объектов. В его портфолио репортажные снимки из жизни города и предприятия, гидрометаллургического завода, угольный карьер Уртуйский, центральная научно-исследовательская лаборатория, многочисленные вспомогательные и дочерние подразделения объединения. Но съемка шахт по сей день остается самой непростой и одновременно захватывающей. «Шахтеры относятся к рудникам как к повседневности, рутине. Для них это будни, — ​рассказывает Евгений Целуйко. — ​Я же всегда радуюсь заданию поснимать на горнодобывающем производстве. Это приключение и проверка на прочность».

Спуск в шахту сравним по серьезности с визитом на АЭС. Съемочная группа приезжает на рудник, слушает инструктаж, переодевается в спецодежду — ​от нательного белья до каски и сапог, проходит медицинское освидетельствование, получает фонарь и самоспасатель (средство индивидуальной защиты органов дыхания), спускается в клети на глубину 500–900 м.

Если постоянного освещения не хватает, нужно ловить свет от техники или фонарей на касках, подсвечивать детали накамерной вспышкой. Света на производстве для фото очень мало. Иногда создается ощущение, что съемка шла в кромешной темноте.

Работа с людьми требует своих приемов. «Многие теряются при виде камеры. Но фотографировать себя не запрещают. Главное — ​не мешать работе, она опасная, требует концентрации. В свободные минуты шахтеры могут попозировать, сфотографироваться бригадой. Селфи на телефон в таких условиях сделать практически невозможно. Поэтому качественные снимки здесь особенно ценятся», — ​говорит Евгений Целуйко. Перед тем как снимать производство, он советует вникнуть в процесс, чтобы лучше передать динамику в кадре. Поменьше фотографировать спины рабочих и, конечно, соблюдать технику безопасности.

Первую съемку в шахте Евгений Целуйко провел в 2015 году. Тогда его особенно впечатлил спуск: было страшно и удивительно. «Меня по-прежнему поражает выносливость шахтеров. Это действительно тяжелый труд. Не для каждого, — ​признает наш собеседник. — ​В шахте я несу фонарь, самоспасатель и фотооборудование и уже выматываюсь от этого. Что говорить о рабочих, которые проводят под землей шесть — ​восемь часов, в утреннюю, дневную или ночную смену. Отдельного восхищения заслуживают женщины в шахте. Несмотря на очень большую нагрузку, они всегда красиво выглядят. При этом у них очень большая ответственность. Например, маркшейдеры проводят пространственно-геометрические измерения, часто в самых отдаленных участках, туда нужно идти и по 4 км».


Подземный проходчик участка Максим Пляскин

Смены у шахтеров — ​шесть-восемь часов

Дорога на шахтенный участок

Подземный заместитель начальника участка ремонтно-­восстановитель­ных работ Илья Ирманов

Перед началом рабочего дня

Главный инженер шахтопроходческого управления Роман Пичуев

Звено бригады подземных крепильщиков: Алексей Анциферов, Валерий Кустов, Роман Чащин, Роман Кустов, Василий Шумки

Ремонт горно­шахтного оборудования

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
События Технологии
В МИФИ придумали новый способ соединения элементов стенок токамака
Люди Технологии
Сопротивление материалов: Виктор Орлов — о работе ЦНИИТМАШ в новых условиях
События Технологии
Космос, суперкомпьютер и ЕГЭ по физике: новоиспеченные члены РАН из «Росатома» поделились мыслями
Федеральный номер «Страна Росатом» №29 (541)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №29 (541)

В отрасли готовятся к шестой волне COVID‑19 — стр. 2

Преодолеть зависимость от импорта в «Росатоме» рассчитывают
к концу 2023 года — стр. 4

Какие новые компетенции появились на AtomSkills — стр. 6

Скачать
Главное
«Росатом» рассчитывает преодолеть зависимость от импорта к концу 2023 года
События
«Росатом» расторг контракт с генподрядчиком строительства АЭС «Аккую»
Показать ещё