Правила съемки: метод Дмитрия Власова

Специалист службы безопасности Ангарского электролизного химкомбината ведет фотолетопись предприятия: остановленные и строящиеся производства — ​секретные и несекретные, уникальное оборудование, промплощадки с разных ракурсов, сотрудники и гости комбината. Дмитрий Власов уверен, что эти материалы станут важной частью хроники отрасли.

Наш герой отвечает за фото и видео для внутренней отчетности. Он вхож на любой объект АЭХК. Снимает все: портреты, запуск оборудования, открытие производства, вывод из эксплуатации объектов ядерного наследия. И везде: под водой, под землей, в воздухе.

«Специалистом службы безопасности я работаю 12 лет. Сначала фотографировал людей в отделе пропускного режима, — ​рассказывает Дмитрий Власов. — ​И знаете, хмурые персонажи для меня все на одно лицо, а те, кто улыбается, совсем другое дело. Улыбка, как отпечаток пальца, уникальна». Чтобы развлечь, сменить официальный настрой тех, кто приходит сняться на пропуск, он сделал выставку советских фотоаппаратов. 150 экспонатов, первые экземпляры — ​часть коллекции самого Дмитрия Власова, остальное принесли коллеги.

Диффузионное производство комбината
«Во всем своя красота»

Дмитрий Власов не расстается с фотоаппаратом уже 30 лет. Первые кадры делал еще на «Смене-8М». «Чтобы понять, что ты любишь фотографировать больше всего, нужно сначала поснимать все подряд, без разбора, — ​советует он. — ​Но мне лично это не помогло. Я снимаю людей, животных, производство и так и не решил, что круче. Даже между днем и ночью не могу выбрать. Во всем, что нас окружает, своя красота».

Есть она и в промышленной съемке. Дмитрий Власов снимает для отчетности все новое оборудование, прибывающее на комбинат, отгрузку заказов, чтобы зафиксировать, что продукция соответствует письменному описанию. Сопровождает специалистов, приехавших проводить техническое обследование зданий или объектов. Они делают заметки и чертежи, а Дмитрий Власов — ​фотографирует.

«Помню свою первую техническую съемку. Меня отправили в один из цехов, — ​рассказывает он. — ​Новички часто страдают радиофобией, для них поход на атомный объект — ​большое событие. У меня же страха нет, отец всю жизнь проработал на АЭХК, мама — ​в лаборатории контроля качества. Но сама съемка… Было никак. Когда не знаешь производства, не понимаешь, какие здесь мощности, параметры, смотришь просто на железо, а внешне оно часто не впечатляет. В общем, я поначалу удивился только масштабу — ​километровым корпусам».

Первый опыт показал: если снимать атомное производство бездумно, можно сойти с ума от скуки, если вникнуть — ​становится по-настоящему интересно. С тех пор у Дмитрия Власова правило — ​тщательно готовиться к выезду на объект. Как только получает техзадание, связывается с экспертом, расспрашивает, что там к чему. Понимание процесса важно и для того, чтобы не нарушать требования режимности.

Исходники под запретом

«Есть перечень мест и объектов, которые вообще не должны попасть в кадр, ­что-то можно снимать, но только для внутреннего использования, — ​объясняет Дмитрий Власов. — ​Никогда ни в одно СМИ, даже корпоративное, не попадет исходный материал, только смонтированные фрагменты, тщательно отсмотренные службой безопасности и согласованные с ПДТК (постоянно действующей технической комиссией. — «СР»). Исходники остаются в архиве. Есть бесценные кадры. Это как путешествие во времени. К­акой-то важный объект — ​вот его котлован, вот уже торжественное открытие. По-настоящему исторические события я снимаю раз в несколько месяцев точно. Из последнего — ​пуск опытной установки для производства гидроксида лития».

Еще одна «тема» съемки — ​вывод из эксплуатации объектов ядерного наследия. Вначале Дмитрий Власов и понятия не имел, что это направление за несколько лет станет одним из самых перспективных в атомной отрасли по всему миру. «Никто и никогда раньше этого не делал. Снести такое здание ничуть не проще, чем построить. Нужно разобрать конструкции, вытащить оборудование, порезать его, помыть. Чтобы участки, где стояли огромные корпуса, довести до состояния зеленой лужайки, надо перенести ЛЭП, зоны охраны, дороги, коммуникации, — ​рассказывает Дмитрий Власов. — ​Помню, как к нам на месяц приехали специалисты обследовать здание перед выводом из эксплуатации. Очень интересно было слушать, как они обсуждают нюансы: как быстрее сделать, как безопаснее, какие технологии применить. Я даже не знал, что такие профессии существуют. Они сильно отличаются от творческих людей, не стараются произвести впечатление. В коллективе нет панибратства, четкая иерархия, дисциплина. Начальник понимает, что ценой его ошибки может стать человеческая жизнь. Только он, например, входит в здание, которое 30 лет пустовало. Никого больше не пускает».

«Работать приходится по колено в грязи»

Техническое задание для съемки составляют атомщики, и его нельзя назвать творческим даже с натяжкой. Однако Дмитрий Власов говорит, что и в ржавом железе видит особую эстетику: «Красивые снимки в индустриальном стиле можно получить, удачно выставив свет, я этим часто пользуюсь. На химзаводе есть цех, где проходит финальная очистка воздуха перед выходом в атмосферу, там стоят двухэтажные вентиляторы 1930х и до сих пор работают. Я их с таким удовольствием фотографировал! В остановленных объектах есть особая грустная красота. Не покидает чувство сожаления, когда понимаешь, что здесь работали сотни людей — ​и людей великих, что ты идешь по цеху, где ковалось оружие победы. Снимков я всегда делаю побольше, чем требует техзадание. Например, здание за минуту до сноса, поросшие мхом трещины во всю стену. По первому образованию я художник. Это накладывает отпечаток на мое видение мира».

Он фотографирует все, что происходит на предприятии: от учений для профилактики несчастных случаев до праздников. Иногда работает по заказу пресс-­службы для ТВЭЛ или корпоративных СМИ. Приходится снимать и в экстремальных условиях. Несколько раз в год Дмитрий Власов погружается с камерой на семиметровую глубину: нужно убедиться, что шлюзы водозабора, с которого попадает вода из Ангары в канал АЭХК, исправны, а приспособления, отпугивающие любопытную рыбу, в порядке. Периодически нужно снимать подземные коммуникации, если попросят — ​макросъемку крохотных деталей. «Тяжелее всего на антитеррористических учениях военных и противопожарных тренировках спасателей и МЧС. Это для меня самое горячее время в году, — ​говорит наш собеседник. — ​На учениях пропадаю сутками, работать приходится по колено в грязи, дышать дымом. Зато впечатлений — ​вагон».

В лесу возле промплощадки можно встретить изюбря

В архиве Дмитрия Власова снимки не только оборудования и зданий. Когда он едет на объект, всегда просит у заказчика разрешения поснимать людей. Для доски почета, для истории. На секретное производство даже мобильные телефоны нельзя проносить, поэтому фото на память с рабочего места для сотрудников становится настоящим сокровищем.

Несмотря на плотный график, от фотоаппарата Дмитрий Власов не устает. В свободное время снимает Байкал, тайгу, горы, птиц и животных. «Надо знать места, в которых живешь. ­Когда мне хорошо или я хочу подумать о ­чем-то важном, иду в тайгу. Это самые счастливые моменты моей жизни», — ​признается Дмитрий.

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Федеральный номер «Страна Росатом» №44 (508)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №44 (508)

О программе перспективных исследований и международном сотрудничестве —  стр. 8

В «Росэнергоатоме» проходят онлайн-соревнования
по безопасности — стр. 12

Несбывшиеся прогнозы развития советского атомпрома: что не учли аналитики ЦРУ —  стр. 15

Скачать
История Люди
Взрывная энергия Георгия Цыркова: 100 лет со дня рождения ученого
История
Несбывшиеся прогнозы развития советского атомпрома
События
Ударим по астероиду: новости недели, которые стоят внимания
Главное Технологии
В «Росатоме» разрабатывают программу исследований на МБИРе до 2040 года
События Технологии
Как решить проблему переработки композитных материалов
Показать ещё