Все, что вы хотели знать о советских военных самолетах с ядерным оружием

70 лет назад в Вооруженных силах СССР было создано первое формирование, предназначенное для боевого применения ядерного оружия, — ​отдельный тяжелобомбардировочный авиационный полк. Он получил условное наименование «учебно-тренировочная часть № 8» (УТЧ‑8). Несмотря на строжайшую секретность, изображения ряда военных самолетов и вертолетов этого подразделения попали на открытки, купить которые мог любой желающий.

Бомба в воздухе

Базировалась УТЧ‑8 на аэродроме Болбасово, неподалеку от белорусской Орши. Военную часть оснастили созданными в ОКБ Туполева тяжелыми винтомоторными бомбардировщиками Ту‑4 — ​отечественными «пиратскими близнецами» американских В‑29 Superfortress («Сверхкрепость»), которые сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки.

Бомбардировщики в УТЧ‑8 относились к модификации Ту‑4А («А» означало «носитель атомного оружия») и несли плутониевые бомбы типа РДС‑2 и плутоний-урановые РДС‑3 мощностью по 40 кт каждая — ​разработки КБ‑11 (сейчас РФЯЦ-ВНИИЭФ).

18 октября 1951 года на Семипалатинском полигоне впервые в СССР в ходе воздушных испытаний сбросили атомную бомбу (РДС‑3) с борта самолета — ​именно Ту‑4А. Энерговыделение составило 42 кт. Этот день можно считать началом атомной эры в истории нашей военной авиации, а аэродром Болбасово стал первой авиабазой самолетов — носителей ядерного оружия в Советском Союзе.

Сами бомбы первоначально хранились разобранными при КБ‑11 в Кремлеве (позже получил название Арзамас‑16, ныне Саров), при необходимости их собирали и доставляли на аэродромы по железной дороге и спецавтотранспортом. Уже на аэродромах их доводили до высшей степени боеготовности и подвешивали на самолетах. Позже были заложены запасы РДС‑3 при аэродромах ВВС, но без ядерных зарядов и нейтронных запалов, которые в «час Ч» должны были доставляться туда централизованно. Чтобы получить страшный груз, самолеты из Болбасова должны были перелететь под Минск на другой аэродром — ​Мачулищи, где как раз имелось такое хранилище. В сентябре 1954 года Ту‑4А сбросил бомбу РДС‑2 на хорошо оборудованные в инженерном отношении, но безлюдные оборонительные позиции условного противника в ходе войсковых учений в районе Тоцкого.

Самолеты Ту‑4А могли поражать объекты США и их союзников в Евразии.

Помнят китайцы

Несмотря на строгую цензуру, изображения многих советских военных самолетов — ​фотографии и рисунки художников — ​были в открытом доступе. В том числе на открытках издательств «Изобразительное искусство» и ДОСААФ.

Разумеется, в пояснительных текстах, размещаемых на обороте, редко раскрывались реальные наименования машин. Сделаем это сегодня, когда эта информация уже не имеет грифа секретности.

Если говорить о Ту‑4 (в НАТО его называли Bull — ​«Бык»), то этот самолет не удостоился внимания советских «филокартических» издательств. Однако открытка с его изображением есть — ​родом из Китая. СССР в свое время поставлял КНР такие самолеты, где они также входили в категорию носителей ядерного оружия. Правда, на открытке № 1 не классический Ту‑4, а его версия, оборудованная китайцами в качестве оригинального носителя разведывательного дрона — ​между прочим, тоже скопированного с американского беспилотника, случайно залетевшего в Китай во время Вьетнамской войны.

Открытка № 1
Как Хрущев Кеннеди перехитрил

Перейдем к отечественным открыткам. Ядерная бомба РДС‑2 и ее бюджетная «сестрица» РДС‑3 (с меньшим содержанием дорогого плутония‑239 в комбинации с более дешевым ураном‑235) отличались значительными габаритами и массой, что позволяло запихивать их только в тяжелые бомбардировщики дальней авиации с системой поддержания температурного режима.

Куда более компактной у КБ‑11 получилась запущенная в серию в 1953 году первая отечественная ядерная бомба для тактической авиации РДС‑4 «Татьяна» номинальной мощностью 30 кт. Ее был способен принять реактивный фронтовой бомбардировщик ОКБ Ильюшина Ил‑28 (открытка № 2, художник Иванов) в модификации Ил‑28А.

Открытка № 2

Открытая публикация названия машины связана с тем, что к началу 1970-х годов она уже совершенно устарела. В НАТО Ил‑28 получил выразительные клички Butcher («Мясник») и Beagle («Гончая»), хотя и был дозвуковым.

Такие самолеты были направлены морем на Кубу в период Карибского кризиса 1962 года. На Остров свободы было доставлено несколько Ил‑28А и запас ядерных авиабомб модели 407Н для них.

Наличие Ил‑28А на Кубе у американцев вызвало тревогу не меньшую, чем размещение там советских баллистических ракет средней дальности. И когда Кеннеди и Хрущев договорились все же не начинать третью мировую, эти самолеты вместе с бомбами по требованию Штатов были возвращены в СССР.

Но при этом американцы не возражали против присутствия на Кубе сверхзвуковых истребителей МиГ‑21 (открытка № 3, художник Викторов) — ​детища ОКБ Микояна и Гуревича. Хотя в ­1960–1961 годы прошла испытание спецмодификация МиГ‑21Ф под обозначением Е‑6/9 — ​вариант, предназначенный для доставки к цели разработанной в НИИ‑1011 (ныне РФЯЦ-ВНИИТФ) ядерной бомбы 8У69 (244Н) малой мощности, 5 кт. Причем на Западе долгое время не знали о таких возможностях использования МиГ‑21. А в 1965 году появилась модификация МиГ‑21Н (Е‑7Н) под новую тактическую ядерную авиабомбу РН‑25.

Открытка № 3
И «Слесарь», и «Скрипач»

Особенностью ядерных бомб для фронтовых истребителей была внешняя подвеска: в отличие от старых специзделий, они не требовали размещения в отсеке с обогревом. Специально под 8У69 в ОКБ Сухого был создан истребитель-бомбардировщик Су‑7Б (открытка № 4, художники Товстуха и Миненков), запущенный в серию в 1960 году. Больше 10 лет он составлял основу ударного потенциала советской фронтовой авиации. Вслед за 8У69 этот самолет получил и более совершенные тактические ядерные бомбы РН‑24 и РН‑28, причем последняя, малогабаритная, имела калибр всего 250 кг. Применять Су‑7Б (по-натовски Fitter — ​«Слесарь») в качестве носителей ядерного оружия учились под присмотром советских инструкторов и летчики наших союзников по Варшавскому договору — ​Польши и Чехословакии.

Открытка № 4

На открытке № 5 (художник Викторов) изображен и вовсе малознакомый широкой публике самолет — ​тяжелый сверхзвуковой дальний барражирующий (т. е. с возможностью дежурства в воздухе) истребитель-перехватчик Ту‑128, производство которого началось в 1963 году. Эти красивые машины, которые натовцы окрестили Fiddler («Скрипач»), базировались на аэродромах в северных широтах: именно через Северный полюс ожидались налеты стратегической авиации заокеанского супостата в случае войны.

Открытка № 5

Самолеты Ту‑128 вооружались четырьмя управляемыми ракетами Р‑4 класса «воздух — ​воздух». Р‑4 могли быть оснащены ядерными боевыми частями, что позволяло перехватчикам гарантированно уничтожать на расстоянии в несколько десятков километров от точки пуска групповые и наиболее важные одиночные воздушные цели. В НАТО эти ракеты красноречиво назвали Ash — ​«Пепел».

Длинная рука ВВС СССР

К радости филокартистов, не осталась забытой дальняя бомбардировочная и морская авиация. Так, на открытке № 6 (художник Павлинов) мы видим средние реактивные бомбардировщики Ту‑16 в варианте Ту‑16К — ​носители противокорабельных ракет КС‑1 «Комета».

Открытка № 6

Ту‑16 (в НАТО их назвали Badger — ​«Барсук») нашли применение в качестве платформы для разнообразных дальнобойных крылатых ракет класса «воздух — ​поверхность», большей частью в ядерном снаряжении. Эти машины были сняты с вооружения только через 40 лет, хотя могли служить еще долго — ​их китайские ракетоносные аналоги «Хун‑6» в модернизированном виде летают до сих пор и рассматриваются американцами как вполне реальная угроза их авианосцам и базам в Тихом океане.

А на открытке № 7 (художники Товстуха и Миненков) запечатлен турбовинтовой тяжелый стратегический ракетоносец Ту‑95КД с подвешенной под брюхом крылатой ракетой Х‑20М (в НАТО именовалась Kangaroo — ​«Кенгуру»), она была разработана специально для этого туполевского гиганта в ОКБ Микояна и Гуревича. На начало 1960-х годов Ту‑95КД был самой «длинной рукой» ВВС СССР, способной с учетом дозаправки топливом в воздухе достать противника даже на континентальной части США. Ракета Х‑20М, по сути, представлявшая собой ударный беспилотный самолет, несла термоядерный заряд мощностью 3 Мт. Самолеты Ту‑95 (условное наименование НАТО — ​Bear, «Медведь») служат и сегодня — ​но, разумеется, в более современном виде и с более совершенным оружием.

Открытка № 7

Реактивный тяжелый бомбардировщик 3М, он же 201М (открытка № 8, художник Викторов), конструкции ОКБ Владимира Мясищева появился в 1956 году и стал ответом на американские «бомберы» B‑52 Stratofortress («Стратегическая крепость»). Он мог принимать на борт до 24 т бомб, включая одну термоядерную авиабомбу массой 4 т или пару двухтонных. Практическая дальность его полета с дозаправкой в воздухе — ​более 15 тыс. км — ​тоже впечатляла вероятного противника, называвшего эту машину Bison («Бизон») или Molot («Молот»). Все такие самолеты были попросту разломаны в конце 1980-х — ​начале 1990-х в рамках договоренностей с США об ограничении стратегических вооружений.

Открытка № 8
Хитрая премия

Необычного вида самолет на открытке № 9 (художник Бабановский) — ​это созданный в конструкторском коллективе Георгия Бериева турбовинтовой противолодочный гидроплан-амфибия Бе‑12 «Чайка» (в НАТО — ​Mail, «Почта»). «Чайка» стала носителем первой отечественной ядерной авиационной глубинной бомбы СК‑1, которая имела еще и зловещее название «Скальп».

Открытка № 9

«Скальп» создали в НИИ‑1011. Видимо, придумавшие это секретное прозвище креативщики имели в виду, что их изделие способно сдирать с вражеских субмарин внешние легкие корпуса и насмерть кромсать корпуса прочные.

В 1964 году по завершении совместных летных испытаний «Чайки» (в особой модификации Бе‑12СК) и «Скальпа» новейший авиационно-противолодочный ядерный комплекс приняли на вооружение советской военно-морской авиации. Оставшиеся в строю единичные Бе‑12 и сегодня находятся на флотской службе.

Во второй половине 1960-х ядерные глубинные бомбы нового типа получили даже корабельные противолодочные вертолеты Ка‑25 (в модификации Ка‑25ПЛЮ — ​«плюшка», код НАТО — ​Hormone, «Гормон»). Они базировались на первых советских авианесущих кораблях — ​противолодочных крейсерах-вертолетоносцах «Москва» и «Ленинград». Рабочий момент с обслуживанием вертолетов Ка‑25 палубной командой на одном из таких крейсеров изобразил художник Павлинов (открытка № 10).

Открытка № 10

Между прочим, вокруг ядерных глубинных бомб для противолодочной авиации как-то возникла забавная коллизия между офицерами спецгруппы Генштаба и Минсредмашем. По мнению офицеров, Минсредмаш выдавал за новое изделие ядерную глубинную бомбу, полученную путем установки на ранее созданную бомбу для фронтовой авиации (предназначенную для поражения наземных целей) датчика глубинного подрыва. Офицеры считали, что в обозначении боеприпаса надо бы поставить буковку «м» (модификация), а не объявлять его отдельной разработкой и не рассчитывать на премии и прочие поощрения как за что-то новехонькое. На деле же атомщики предложили унификацию ядерного оружия разных родов авиации, что было сопряжено с реальным снижением затрат на НИОКР. Так что премию они, наверное, заслужили. Но к филокартии эта история уже не имеет никакого отношения.

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Синхроинфотрон
«Не надо спасать всех — помогите одной кошке или собаке»: подведены итоги акции «Пушистый атом»
События
Мчится стройка: за 10 лет программа строительства «Росатома» выросла в шесть раз
Люди Технологии
ИТ-профессии в «Росатоме»: как стать роботизатором
Главное События
«Сегодня нужно в разы ускориться»: о чем говорили на дне директора
События
Названы четыре потенциальных поставщика реакторной технологии для АЭС в Казахстане В шорт-лист вошли Россия, Китай, Южная Корея и Франция.
Федеральный номер «Страна Росатом» №23 (536)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №23 (536)

О чем говорили на первом в этом году дне директора — стр. 4

На Курской АЭС к наработке кобальта-60 подключили третий блок — стр. 9

Виктория Андриенко —  об итогах «Пушистого атома» и волонтерстве — стр. 14

Скачать
Показать ещё