Секретный водитель: кто возил Курчатова и Славского в Озерске

Дочь личного водителя Игоря Курчатова живет в Озерске. Именно там, на Урале, создавалось первое в стране предприятие атомной промышленности. В прошлом Татьяна Макарова — ​известная в городе модистка, сейчас — ​на заслуженном отдыхе. Она отлично знает фронтовую биографию своего отца, гордится его подвигами. А вот о работе в Челябинске‑40, с Курчатовым, ее отец Александр Иванов почти не рассказывал, что и понятно — ​академик был фигурой засекреченной.

По Дороге жизни

Александр Иванов родился в 1922 году в Псковской области. Выучился на тракториста и работал в родном селе Горушка. Когда началась финская война, пришлось пересесть за руль автомобиля. Потом была Великая Отечественная.

Он прошел, а точнее проехал, ту самую Дорогу жизни по льду Ладожского озера, которая вела в осажденный немецкими войсками Ленинград. Возил в блокадный город продукты, эвакуировал людей. Чудом остался в ­живых.

Александр Иванович имел множество наград, в частности медали «За боевые заслуги» и «За оборону Ленинграда». Из наградных историй: «ответственный, дисциплинированный, помогает товарищам, грамотный, дипломатичный, умеет со всеми найти общий язык». Такие люди всегда были на особом счету.

Дочь бережно хранит награды отца
Тайна секретных тетрадей

«После войны папа продолжил службу в Кыштыме: возил руководящий состав предприятия, в том числе группу Курчатова, — ​рассказывает Татьяна Макарова. — ​Все эти люди сначала жили в бараках неподалеку от будущего Челябинска‑40. Папе полагалось жилье как участнику обороны Ленинграда. Сначала здесь построили так называемые финские дома, по быстрой технологии: одноэтажные, на несколько квартир. Крыльцо выходило в палисадник с отдельной калиткой для каждой семьи. Отец получил пропуск в закрытый город и жилье. Сюда же перевез супругу — ​в 1947 году он женился на маме, она жительница Кыштыма. Хочу отметить, что людей в Озерск свозили в основном из Москвы и Ленинграда. Отбирали тщательно. Все, кто попадал в закрытый город, давали подписку о неразглашении. У нас дома ничего «такого» не обсуждалось».

То, что отец Татьяны Макаровой был не просто водителем, не вызывает сомнений. Возить без охраны Курчатова в те времена вряд ли было возможно. Скорее всего, Александр Иванов служил в органах госбезопасности. «Папа был немногословен, когда речь заходила о работе, — ​вспоминает Татьяна Макарова. — ​На наши вопросы часто отвечал, что все узнаем, когда придет время. Он вел записи в тетрадях, которые велел нам прочитать после своей смерти. Бывало, диктовал — ​мама писала. К сожалению, мамы уже нет, а отцовские дневники были утеряны при переезде». Что было в них? Этот вопрос до сих пор не дает покоя дочери.

Тот самый «москвич»

Татьяна Макарова отлично помнит, как отец катал ее на машине, в которой возил Курчатова. На сохранившейся фотографии, где Александр Иванов стоит рядом со служебным автомобилем, видно, что это «москвич». Такие выпускали на немецкой линии Russelhime, доставшейся СССР в качестве ­трофея.

Видела ли она академика, Татьяна Макарова не помнит, хотя фамилия Курчатов в доме звучала часто. А вот визит Ефима Славского сохранился в ее памяти. Руководитель атомной промышленности зашел к Ивановым неожиданно, с собой у него была полная корзина снеди и выпивки — ​принес к столу. Когда девочка вышла открыть калитку, незнакомец назвал ее по имени и попросил пригласить папу. Больших гостей она видела в доме нередко. Но тогда, будучи ребенком, не придавала значения происходящему.

В числе детских воспоминаний нашей героини — ​приезд в Челябинск‑40 Берии. На важного дядю Танюша смотрела свысока, сидя на шее у папы. «Помню, как автомобиль ехал по главной улице — ​Ленина. С двух сторон бежали военные. Мне тогда это казалось забавным», — ​говорит Татьяна Макарова.

Александр Иванов. В день, когда произошла Кыштымская авария, на нем была эта куртка
«Грязная» куртка

По рассказам родителей Татьяна Макарова знает, что Курчатов был очень вежлив, к ее отцу он обращался с большим уважением, только по имени-отчеству. Одевался всегда хорошо: строгий костюм и рубашка. Нередко устраивал дома застолья. Сложнейшая умственная работа требовала смены обстановки и снятия напряжения.

Знал ли Александр Иванов и его семья, чем занимался этот бородатый гений, сказать трудно. Возможно, были определенные догадки. Ненормированный рабочий день, экстренные вызовы — ​невольно задумаешься о важности происходящего. Впрочем, информации было немного. Так, в 1957 году, когда случилась Кыштымская авария, люди были почти не осведомлены о радиационной опасности. «В тот день папу срочно вызвали, — ​вспоминает Татьяна Макарова. — ​Курчатов попросил забрать какие-то важные документы из его кабинета на заводе. После работы отец пришел домой в той же одежде, в которой ходил по зараженной территории. Мама руками отстирывала всю эту «грязь», ничего не подозревая. Я хорошо запомнила папину куртку. Он в ней и на фотографии».

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Технологии
ЧМЗ изготовит 400 км кабелей для ускорительного комплекса NICA. Фоторепортаж
Люди
Ветеран Валерий Петровскмй: «Что-то дрогнуло в груди уже в самом начале сериала «Бомба»
Главное
Спецбригады ПСР помогут регионам в борьбе с ковидом
Федеральный номер «Страна Росатом» №44 (460)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №44 (460)
Болезни роста: как приживается в России молодая профессия — стр. 7 Дороги, которые он выбирал, — история Александра Иванова — стр. 10 Знакомые все лица: рецензия ветерана на новый сериал — стр. 11
Скачать
Синхроинфотрон
Капсула времени добралась от Северного полюса до Ирландии за два года
События
Признаки хронического ковида: новости недели, которые нас удивили
Показать ещё