«Выведешь формулу — не расстреляю»: зигзаги биографии Игоря Тамма

Свою первую научную работу он написал в 29 лет — ​уже в зрелом по меркам того времени возрасте. Его молодость пришлась на революционные перемены в России, в которые он сначала нырнул с головой, но после победы большевиков разочаровался в политике. Великий ученый, нобелевский лауреат, создатель первой водородной бомбы, много раз чудом избежавший гибели. «Страна Росатом» и портал «История Росатома» (www.biblioatom.ru) рассказывают об Игоре Тамме, со дня рождения которого исполнилось 125 лет.

Дед выдающегося ядерщика Теодор Тамм приехал в Россию в середине XIX века из Тюрингии, женился на дочке российского помещика и поселился в Херсоне. Отец, Евгений Тамм, был инженером-строителем. В 1894 году он с молодой женой Ольгой сразу после свадьбы поехал строить Транссибирскую магистраль. Во Владивостоке 8 июля 1895 года родился их сын Игорь.

В 1898 году семья Таммов решила вернуться в центральную Россию, но не по железной дороге, а на пароходе, посетив Японию, Индию, Египет и Турцию. По окончании путешествия Таммы поселились на Украине, в Елисаветграде (сейчас Кропивницкий), где Евгений Тамм стал работать заведующим водопроводом и электрическим освещением города — ​была такая должность в то время. В Елисаветграде Игорь пошел в гимназию. В последних классах будущий ученый увлекся политикой, посещал марксистский кружок, участвовал в митингах.

В поисках смысла

Чтобы отвлечь сына от политики, родители в 1913 году отправили его на учебу в Шотландию, на факультет точных наук Эдинбургского университета. И хотя проучился он там всего год, успел приобрести шотландский акцент, который так удивил членов шведской королевской семьи при вручении ученому в 1958 году Нобелевской премии. Однако надежды родителей не оправдались. В Эдинбурге новоиспеченный студент участвовал в митингах, читал Маркса, мечтал стать политическим деятелем и построить справедливое общество. В одном из писем он выразился так: «Цель смысла жизни теперешних поколений — ​познание смысла жизни. Многочисленные мыслители, художники, ученые, писатели пытаются подойти поближе к этой цели. Чем больше знания, тем легче понять смысл жизни. Поэтому не лишние никакие исследования, никакие науки, даже называемые бесполезными».

С началом Первой мировой войны Тамм решил вернуться в Россию. К этому моменту он уже увлекся физикой и продолжил обучение на физико-математическом факультете Московского университета. Весной 1915 года будущий ученый записался добровольцем в отряд братьев милосердия, выносил раненых с поля боя и учился при взрывах бомб держать себя в руках.

Встреча на горной дороге: Евгений Лифшиц, Лев Ландау и Игорь Тамм, 1950-е годы
Разочарование в политике

После Февральской революции Тамм — ​активный участник митингов, критик правительства Керенского, оратор и агитатор. Но молодой человек жил не только политикой. В сентябре 1917 года Тамм женится на Наталии Шуйской, происходившей из семьи богатых херсонских помещиков, и возвращается в Москву для продолжения учебы. Через год успешно сдает выпускные экзамены, получает диплом. Гражданская война заставляет переезжать из города в город: Киев, Одесса, Симферополь. Насмотревшись ужасов войны, он разочаровывается в политике и начинает заниматься преподаванием. Внук ученого Леонид Вернский так описывает трансформацию взглядов Тамма в тот период: «После революции дед варился в революционной каше, но где-то в 1918 году, в середине, в большевизме разочаровался. В большевики он не пошел, меньшевики закончились. И после этого политикой не занимался. Я думаю, если бы он пошел в партию, шансов уцелеть у него бы не было».

Математика в плену

В 1919–1920 годы Тамм преподает в Таврическом университете в Симферополе. Как писал Николай Кудряшов (воспоминания «Академик Игорь Тамм: путь от революции к физике»), в этот период будущий нобелевский лауреат пережил множество невероятных приключений. Вот одно из них. Летом 1920 года Тамм перебирался из белогвардейского Крыма в Елисаветград. Его захватили красноармейцы, командир которых решил, что перед ними белогвардейский шпион, и приказал его расстрелять. Но все-таки дал шанс пленному, назвавшемуся преподавателем университета: «Если ты математик, выведи мне формулу разложения функции в ряд Тейлора и найди вид остаточного члена. Срок до утра. Сделаешь — ​не расстреляю». Тамму дали карандаш, клочок бумаги и заперли в сарае. Как рассказывал Тамм, правильный путь он наметил, но до конца задачу так и не решил. Тем не менее командир отряда убедился, что перед ним человек, знающий толк в математике. Тамма в качестве пленного доставили в Харьков, где позже знакомые подтвердили его личность перед сотрудниками ЧК, и это в очередной раз — ​из многих — ​спасло его жизнь.

Встреча с Мандельштамом

Осенью Тамм перебрался в Одессу, где снова занялся преподаванием и начал сотрудничать с Леонидом Мандельштамом, выдающимся физиком, заведующим кафедрой Одесского политеха. Дружба, завязавшаяся между учеными, сохранилась на всю жизнь. Исследовательская работа Тамма началась именно в Одессе. В 1922 году он вернулся в Москву, уже имея наработки в теоретической физике в области макроскопической электродинамики. В Москве Тамм завершил свою первую научную работу «Электродинамика анизотропной среды в специальной теории относительности», которую он начал в Одессе совместно с Мандельштамом. Работа была опубликована в 1925 году в немецком журнале «Анналы математики». Сам Эйнштейн оценил ее как очень хорошую.

В 1924 году Тамм знакомится с известным физиком Паулем Эренфестом (в России его называли Павлом Сигизмундовичем). По рекомендации Эренфеста Фонд Лоренца в 1927 году предоставил молодому ученому Тамму стипендию для научной командировки в Германию и Голландию, где он знакомится с ведущими физиками Европы: Кронигом, Бором, Шредингером, Дираком. О последнем Тамм пишет: «Дирак с большим терпением учит меня уму-разуму, мы с ним подружились, чем я очень горжусь». В 1931 году он побывал в командировках в Англии (Кембридж) и Германии (Росток), по итогам которых писал: «Я придаю основное значение… непосредственному общению, беседам, дискуссиям с рядом виднейших физиков, их результаты не могли быть достигнуты ни путем чтения научных журналов, ни путем личной переписки».

Важнейшие открытия

С 1930 года Тамм — ​заведующий кафедрой теоретической физики МГУ, в 1933-м его избирают членом-корреспондентом Академии наук СССР, а в 1934 году он становится руководителем теоретического отдела Физического института АН СССР (ФИАНа) — ​эта должность останется за ним до конца жизни.

К середине 1930-х годов физик-теоретик Тамм сделал едва ли не крупнейшие свои открытия. Он создал теорию рассеяния света в кристаллах — ​в частности комбинационного рассеяния, в которой впервые были последовательно проквантованы колебания решетки и появилось понятие квазичастицы (фотона). Также выдвинул последовательную теорию рассеяния света на электронах, теоретически предсказал поверхностные уровни электрона в кристалле — ​«уровни Тамма», подготовил основополагающую работу по фотоэффекту в металлах и разработал теорию бета-сил между нуклонами.

Игорь Тамм получил Нобелевскую премию (1958 год) далеко не за главные исследования и открытия в своей жизни
Опоздание на Лубянку

Репрессии 1930-х годов не обошли стороной близких Тамма, да и сам он чудом уцелел. В 1936 году был арестован и осужден младший брат Леонид. Друг, физик Борис Гессен, и ученик Семен Шубин были расстреляны. Внук Тамма рассказывает, как судьба буквально спасла самого ученого: «В 1937 году дедушка отвозил свою семью в Киев, к отцу. Дача была далеко, нужно было плыть по Днепру. И туда доставили телеграмму, что его срочно вызывают на Лубянку, он попрощался и уехал. Торопился, но опоздал, приехал к 6 вечера вместо 10 утра. Стучится, ему говорят — ​приходите утром. А наутро вышла статья Сталина о перегибах. Его не взяли, три часа с ним беседовали. Если бы он успел вовремя, наверное, дедушки бы не было». В эти же страшные для него 1936 и 1937 годы Тамм совместно с Ильей Франком создал теорию, объясняющую эффект свечения электрона, движущегося в жидкости на огромной скорости. За эту работу оба в 1958 году получили Нобелевскую премию. Интересно, что сам ученый считал, что получил премию не за самое свое лучшее научное достижение, и даже хотел отдать деньги государству, но в соответствующих органах ему ответили, что в этом нет никакой необходимости.

Атомный проект

В довоенное время Тамм выполнил замечательные работы по ядерной физике, однако в 1943 году работать над атомным проектом его не пригласили. По-видимому, его родственные и дружеские связи с врагами народа не позволили Игорю Курчатову использовать потенциал ученого. Хотя, возможно, были и иные причины, связанные с отношениями в научной среде, в том числе в Академии наук. Еще одна версия — ​личная неприязнь к Тамму одного из руководителей СССР Андрея Жданова. Только в 1946 году по указанию Берии Игоря Тамма привлекли к решению некоторых, причем не самых важных, задач атомного проекта. В этом же году Тамм организовал кафедру теоретической физики в Московском механическом институте (ныне НИЯУ «МИФИ») для подготовки специалистов по атомной тематике. Но к решению более важных задач атомного проекта Тамм еще не приступал.

Вот как вспоминает об этом периоде Леонид Вернский: «Он очень переживал, что его не привлекли к атомному проекту, считал, что будет очень полезен. И когда его привлекли к разработке водородной бомбы, он был абсолютно уверен, что бомба России нужна как альтернатива американской. И он сумел создать этот коллектив, он утащил весь свой теоретический отдел из ФИАНа в Арзамас‑16. Его отдел оказался решающим, потому что в нем были и Андрей Сахаров, и Виталий Гинзбург».

Группа Тамма, в которую помимо Сахарова и Гинзбурга входили Юрий Романов и Семен Беленький, приступила к работе над водородной бомбой РДС‑6с в 1948 году. Уже через два месяца были сформулированы две из трех основополагающих идей, которые легли в основу термоядерного заряда. В 1950 году Тамм приехал в Арзамас‑16, где возглавил теоретический отдел и продолжил работу над РДС‑6с. В мае 1952 года его назначили начальником сектора. 15 июня 1953 года Тамм, Сахаров и Яков Зельдович подписали заключительный отчет по разработке первой водородной бомбы. Теория воплотилась в практику 12 августа 1953 года на Семипалатинском полигоне. За создание водородной бомбы Тамм был удостоен звания Героя Социалистического Труда, стал лауреатом Сталинской премии и в этом же году был избран академиком.

Тамм принял участие в испытаниях РДС‑6с, но в начале 1954 года возвратился в Москву, передав дело Сахарову, который тепло отзывался о Тамме: «Игорь Евгеньевич работал на объекте с апреля 1950 года до августа 1953-го. Сейчас для меня представляются главными именно основные принципы, которые им владели: абсолютная интеллектуальная честность и смелость, готовность пересмотреть свои взгляды ради истины, активная бескомпромиссная позиция. Тогда каждое его слово было для меня откровением — ​он ясно понимал многое из того, к чему я только приближался».

Академики Тамм и Курчатов в саду у дома Курчатова
Работа для души

Вернувшись в Москву, Тамм снова оказался в ФИАНе, где и проработал до конца своей жизни. После завершения исследований по оборонной тематике он занялся изучением фундаментальных проблем физики элементарных частиц. Последние работы Игоря Тамма были для души: он пытался систематизировать элементарные частицы, разрабатывал идею о квантовании пространства-времени микромира. Количество его научных трудов исчисляется сотнями. К его достижениям следует отнести и создание советской школы физиков-теоретиков, к которой принадлежат многие выдающиеся ученые.

Главным увлечением Тамма после физики был альпинизм. Мастер спорта СССР, он ходил в горы до 70 лет. Последние годы жизни академика Тамма оказались очень трудными. В 1967 году он тяжело заболел. С февраля 1968 года наступил паралич диафрагмы, и ученый оказался прикован к дыхательному аппарату. Чтобы физик мог работать за столом, «один умелец», по выражению Тамма, сделал для него портативную дыхательную машину. Несмотря на тяжелый недуг, Тамм не только продолжал теоретические изыскания, но и старался жить полной жизнью: читал, играл в свои любимые шахматы. Но при этом грустно шутил: «Я как жук на булавке». Скончался ученый 12 апреля 1971 года.

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Федеральный номер «Страна Росатом» №44 (508)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №44 (508)

О программе перспективных исследований и международном сотрудничестве —  стр. 8

В «Росэнергоатоме» проходят онлайн-соревнования
по безопасности — стр. 12

Несбывшиеся прогнозы развития советского атомпрома: что не учли аналитики ЦРУ —  стр. 15

Скачать
События
Ударим по астероиду: новости недели, которые стоят внимания
Главное Технологии
В «Росатоме» разрабатывают программу исследований на МБИРе до 2040 года
События Технологии
Как решить проблему переработки композитных материалов
Люди
Как ВНИИНМ решает кадровые проблемы
Технологии
На МКС установили оптоволоконные фибры для измерения радиации
Показать ещё