Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Выбор Позе — немецкого физика-ядерщика, возглавившего Лабораторию «В»

Работа немецких физиков, переехавших в СССР после поражения Германии и трудившихся над созданием атомной бомбы, долгие годы была строго засекречена. Сегодня со многих документов гриф секретности сняли. Так, недавно на сайте biblioatom.ru была опубликована анкета Гейнца Позе — немецкого физика-ядерщика, который после окончания Второй мировой войны переехал в СССР, где возглавил Лабораторию «В». Подробнее о жизни и работе ученого, со дня рождения которого исполняется 115 лет, читайте в нашем материале.

Гейнц Позе родился 10 апреля 1905 года в Кенигсберге. Его отец занимался торговлей, мать работала учительницей. Когда Гейнц начал учебу в престижной Кнайпхофской гимназии, его увлекли естественные науки. Но самое большое впечатление на подростка произвела физика. В те годы эта наука была на подъеме — ученые достигли впечатляющих успехов в раскрытии тайн строения материи, и Гейнц твердо решил стать физиком.


Первые открытия в ядерной физике

После окончания гимназии Позе учился физике, математике и химии в университетах Кенигсберга, Мюнхена, Геттингена. В Галле под научным руководством Густава Герца в 1928 году защитил диссертацию на тему «Диффузия медленных электронов в инертных газах».

С 1928 по 1934 год молодой ученый работает ассистентом профессора физики Герхарда Хоффмана в Физическом институте университета Галле, где занимается исследованиями в области ядерных реакций. Там он впервые показал наличие дискретных энергетических уровней в ядрах, а также описал эффект резонансной трансформации в ядерных процессах. В 1934 году Позе получает контракт на преподавание атомной физики, продолжает работы по ядерным реакциям на легких ядрах, а в 1939 году становится адъюнкт-профессором в Галле.

Секретная программа, взрыв реактора

С началом Второй мировой войны жизнь Гейнца Позе резко изменилась. После нескольких месяцев военной службы его откомандировали на службу в Военное ведомство вооружения. Сначала он работал в Физическом институте кайзера Вильгельма в Берлин-Далеме, который стал центром реализации секретной программы по ядерной энергии, курируемой военными. Наряду с другими работами Позе продолжал исследования по ядерным превращениям.

В 1941–1942 годы Позе переехал в Лейпциг, где впервые производили опыты на субкритичных «урановых машинах» с негомогенным, сотовым расположением окиси урана в тяжелой воде. 23 июня 1942 года опытный ядерный реактор, созданный учеными Гейзенбергом и Депелем, взорвался. «Урановая машина» состояла из двух алюминиевых полусфер с помещенными внутрь ураном в виде порошка и тяжелой водой. Позе находился возле реактора, когда температура в нем стала стремительно повышаться. Ученые едва успели выскочить из помещения перед тем, как реактор буквально разнесло в клочья. Их спасло то, что взрыв был не ядерный, а тепловой. Тем не менее лаборатория была разрушена, а запасы урана и тяжелой воды испорчены. Позже Позе отправили в Институт Гоффманна Лейпцигского университета для участия в проекте по созданию циклотрона, где он проработал практически до окончания войны.

Переезд в СССР

После капитуляции Германии группа советских ученых приехала в Берлин в поисках людей, документов и оборудования, связанных с реализацией немецкой ядерной программы. И осенью 1945 года Позе получил приглашение продолжить свои работы в Советском Союзе. Вот как описывает происходившее его сын Рудольф: «Мой отец осенью 1945-го появился в Лейпциге, где он до этого работал, и там пошел на контакт с советским комендантом… Перед отцом была поставлена задача провести исследования по ядерной физике, необходимые в качестве основы для создания атомной бомбы, атомной станции и других реакторов».

Гейнц Позе принял приглашение и в феврале 1946 года приехал в поселок в 105 км от Москвы, вблизи станции Обнинское (с 1956 года — город Обнинск). Здесь под его руководством стал формироваться коллектив немецких ученых, получивший название Лаборатория «В». Разместили их в школе-интернате, бывшем испанском детском доме. В Лабораторию «В» Гейнц Позе перевез и свою семью.

Рудольф Позе вспоминает: «В тяжелые послевоенные годы в Германии физики были не нужны. Скорее, требовались плотники, строители, специалисты по сельскому хозяйству. Для немецких физиков работа в СССР была одной из немногих возможностей заниматься наукой. Когда в 1946 году мы приехали в СССР, мне было 11 лет. Немецкие специалисты работали по контракту и получали зарплату. У них были ограничения по контактам с местным населением, хотя с учетом того, что русского языка никто не знал, немцы и так держались достаточно обособленно. Всего было около 40 семей. Немецким специалистам создали хорошие условия по сравнению с тем, как жили наши русские коллеги. Фактически у каждой семьи была своя квартира, чего не скажешь о русских специалистах. У моей семьи была семикомнатная квартира. Нас, детей, было пятеро, я жил в одной комнате вместе с братом. У отца имелся свой кабинет. В Обнинске для детей немецких ученых специально пригласили двух учительниц немецкого происхождения из поволжских немцев. Нам преподавали разные предметы, в том числе и русский язык. И уже в седьмой класс я пошел в обычную советскую школу».

Сын Позе также проясняет щепетильный вопрос о степени добровольности работы немецких специалистов: «Насколько работа немецких специалистов была принудительной или же она больше походила на обычную работу по контракту? Это совсем непростой вопрос. Тут надо немножко пояснить. Мой отец, например, приехал добровольно. Он имел возможность, как и некоторые другие немецкие ученые, уйти на Запад, к американцам. Но он этого не сделал. Он выбрал советскую сторону намеренно».

Лаборатория «В»

В сентябре 1946 года в Лабораторию «В» прибыла первая группа немецких специалистов, подобранных лично Позе — 30 человек вместе с семьями. Среди них были не только крупные ученые и инженеры, но и опытные лаборанты, техники и мастера — механики и стеклодувы. Вскоре на станцию Обнинское стали приходить эшелоны с имуществом переселенцев, материалами и оборудованием для работы, вывезенное с заводов АЕГ, фирмы «Шотт Йена» и фирмы «Мансфельд», находящихся в советской оккупационной зоне.

Перед Лабораторией «В» стояла задача разработать реактор на низкообогащенном уране, а также провести экспериментальные работы по программе Лаборатории № 2. С этой целью были сформированы  восемь лабораторий, в том числе лаборатория по ядерным процессам под непосредственным руководством Позе.

Очевидцы описывают Лабораторию «В» как закрытую зону с рядами колючей проволоки и вышками по периметру. В центре стояло большое здание, в котором, собственно, и располагалась лаборатория. Место живописное, но довольно глухое: поблизости располагались лишь несколько небольших деревень и поселок. В лаборатории была библиотека. Книги покупали в Москве и через букинистические магазины в Германии, причем не только специальные, но и беллетристику: Гете, Шиллера, Томаса Манна. Позже эта библиотека станет основой сразу двух первых библиотек Физико-энергетического института в Обнинске.

Гейнц Рудольфович

За короткое время Лаборатория «В» стала центром комплексных экспериментальных и теоретических исследований различных ядерных процессов и центром проверки ядерных данных международного уровня, оснащенной целым рядом ускорительных установок и измерительной техникой. Советские специалисты, работая в тесном контакте с немецкими учеными, с признанием и уважением относились к их работе, и с особенно большим уважением — к Гейнцу Рудольфовичу, как называли в лаборатории Позе. Его рабочее кресло в качестве реликвии долгое время наследовал каждый последующий руководитель отдела.

Немцы делились своим богатым опытом организации ядерно-физических исследований, составляли методики проведения экспериментов, изготавливали в мастерских лабораторное оборудование. Стиль их работы резко отличался от принятого в СССР: в большинстве своем они предпочитали трудиться размеренно и неторопливо, с типично немецкой аккуратностью и педантичностью, начиная и оканчивая рабочий день строго «по нулям». После испытания первой советской атомной бомбы в 1949 году всех немецких специалистов стали постепенно отстранять от секретных исследований и переводить на «карантин». В 1952 году немецких специалистов, работавших в Лаборатории «В», перевели в Сухуми, в Институты «А» и «Г», также созданных под немецких ученых.

Возвращение домой

В 1955–1956 годы немецкие специалисты и ученые, работавшие в СССР, получили возможность уехать в Германию. Но Гейнц Позе, единственный из немецких ученых, участвовавших в советском атомном проекте, захотел остаться еще на некоторое время и продолжить работу в СССР. После рассмотрения нескольких предложений он выбрал исследования в области физики элементарных частиц на пучках 600 МэВ синхроциклотрона. С 1955 по 1959 год Позе работал в Объединенном институте ядерных исследований в Дубне, где руководил научным сектором в Лаборатории ядерных проблем. С 1957 года параллельно с работой Позе читал лекции по ядерной физике в Техническом университете Дрездена.

В 1959 году ученый вернулся в Германию, где получил должность директора Института общей ядерной техники и заведующего кафедрой нейтронной физики в Техническом университете. Он был избран деканом основанного в 1957 году факультета ядерной техники. После закрытия факультета в 1962 году Позе возглавил новый Институт экспериментальной ядерной физики и активно занимался преподавательской деятельностью. До конца жизни ученый тепло и с уважением отзывался о России, о своих русских коллегах, особенно об Игоре Курчатове.

Гейнц Позе скончался 13 ноября 1975 года и был похоронен на кладбище в Дрездене. Примечательно, что его сын Рудольф, тоже ставший физиком, волею судьбы спустя десятилетия вернулся в СССР, в Дубну, где возглавил лабораторию вычислительной техники и автоматизации в Институте ядерных исследований — том самом институте, где 35 лет назад работал его отец.