Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Жизнь женщины в тротиловом эквиваленте

Эта яркая талантливая женщина могла бы стать незаурядной художницей. Но стала исследовательницей взрывчатых веществ, с использованием которых были разработаны первые советские ядерные заряды. 31 марта исполняется 105 лет со дня рождения Екатерины Феоктистовой, лауреатки многочисленных премий и почетной гражданки Снежинска.

Екатерина Феоктистова родилась в Петрограде. Отец, профессор филологии, был из мелкопоместных дворян, мать преподавала на Бестужевских курсах. Совместная жизнь родителей не сложилась, они расстались, когда Кате было 14 лет. Ее детство и юность прошли в бедности, что во многом определило характер.

Семилетка, техникум, два курса Харьковского университета, потом два курса Киевского индустриального института, где Екатерина познакомилась с будущим директором НИИ-1011 Георгием Ломинским. Студенческое знакомство возобновилось спустя десятилетие в Арзамасе‑16.

В 1937 году Екатерину, как одну из лучших студенток, по спецнабору перевели из киевского вуза в Ленинградский химико-технологический институт. Там ее руководителем был Лев Багал, занимавшийся исследованием и синтезом взрывчатых материалов. После института — ​аспирантура, окончить которую помешала война. В эвакуации в Свердловске Екатерина работала в Уралвзрывпроме, затем на заводе 46 Министерства вооружения. В 1943 году — ​перевод в Подмосковье, в «патронное» ОКБ-44. Война закончилась, и наша героиня вернулась в аспирантуру и блестяще защитила кандидатскую диссертацию.

Арзамас‑16

В декабре 1947 года Феоктистову привлекли к участию в атомном проекте — ​направили в КБ‑11 (Арзамас‑16), в лабораторию Александра Беляева. Там Екатерина стала одним из основных исследователей наиболее мощного в конце 1940-х годов взрывчатого состава тротил — ​гексоген. При ее участии был разработан взрывчатый состав с низкой скоростью детонации для первых ядерных зарядов.

В 1951 году Феоктистова возглавила экспериментальную группу, прорабатывающую идею Андрея Сахарова — ​получение сверхсильных импульсных магнитных полей и мощных импульсных токов при помощи энергии взрыва. Сахаров высоко оценил эти исследования. В 1952 году уже начальница лаборатории Феоктистова изучает более мощный состав — ​гексоген и тротил-коллоксилиновая связка. Обе эти работы отмечены Государственными премиями (в 1951 и 1953 годы) и орденом Трудового Красного Знамени.

Но основные усилия Екатерины Феоктистовой в тот период были направлены на совершенствование конструкции ядерного заряда, а исследования в области физики взрыва все же были на втором плане. Чтобы описать вклад Феоктистовой в ядерное зарядостроение, достаточно сказать, что при ее участии были созданы не только первые в истории заряды, но и находящиеся на вооружении по сей день.

Первая женщина — ​доктор наук

В 1955 году Екатерину Феоктистову формально перевели в только что созданный НИИ-1011 (ВНИИТФ), но фактически она продолжала работать в Арзамасе до 1958 года. С начала 1960-х ее отдел в НИИ-1011 исследует октоген и тротил-коллоксилиновую связку и создает состав, превосходящий предыдущий по всем основным показателям. За эту работу авторский коллектив под руководством Феоктистовой был удостоен Государственной премии.

При участии этой чрезвычайно талантливой женщины-ученого был создан пластичный взрывчатый состав на основе гексогена, а также ряд других составов, методология разработки взрывчатых составов с заданными характеристиками и комплекс лабораторных методов для их исследования. В 1969 году Екатерина Феоктистова получила степень доктора наук. К слову, во ВНИИТФ она была первой женщиной — ​доктором наук.

Характер дороже золота

Екатери­на Алексеевна обладала во­левым характером, потря­сающей работоспособностью и аналитическим складом ума. Как вспоминал ее коллега Борис Лобойко, прямо с утра на работе она часто говорила: «Сегодня ночью пришла к выводу, что желательно было сделать следующим образом…» Скрупулезность, дотошность — ​еще одна черта Феоктистовой, всегда вникавшей в тонкости и задававшей много вопросов, касающихся деталей, что, бывало, даже раздражало сослуживцев. Она легко схватывала суть прежде неведомой ей проблемы и спустя короткое время начинала легко в ней ориентироваться.

«Красивая обаятельная женщина с открытым приятным лицом, всегда излучающая доброжелательность и оптимизм. Она по-доброму, с участием относилась к людям, и они платили ей тем же, что очень помогало в работе, — ​рассказывал Лобойко. — ​Никто из работавших с Екатериной Алексеевной не может припомнить, чтобы она повышала голос даже в самых сложных ситуациях».

В день 60-летия Феоктистовой академик Евгений Забабахин вручил ей пробирку с двумя граммами собственноручно намытого вблизи Вишневой горы золотого песка, сказав при этом, что ее золотой характер дороже золота.

Художница и пилот

В молодости Екатерина Феоктистова летала на самолетах, прыгала с парашютом. До преклонных лет водила автомобиль. Попадала в аварии, после одной долго восстанавливалась, но водить не перестала.

Она не только отлично знала химию, газодинамику, материаловедение и физику взрыва, но и удивительным образом сочетала профессионализм в этих сухих дисциплинах с даром художника. Вот эпизод из книги Леонида Волкова: «Феоктистова садилась в свою «Волгу», и я попросил подвезти меня до города. Она пригласила меня в машину, но сразу сказала, что очень спешит. На мой бестактный вопрос: «Куда?» — ответила, что на пленэр, на озеро Сунгуль. Писать акварели. Рисовала она техникой мокрой акварели, быстро нанося импрессионистические мазки на бумагу».

С 1979 года Феоктистова — ​персональный пенсионер республиканского значения, но и после выхода на пенсию она продолжила работать старшим научным сотрудником ВНИИТФ. Скончалась в Снежинске в 1987 году.