Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

«Росатом» не попал под регуляторную гильотину

Атомной отрасли не коснется объявленная правительством России отмена устаревших и избыточных нормативов — так называемая регуляторная гильотина. Почему принято это решение, как продвигается лицензирование новых реакторных технологий и нужно ли предъявлять к малым АЭС такие же строгие требования по безопасности, как к большим, рассказывает Рашет Шарафутдинов, заместитель директора Научно-технического центра по ядерной и радиационной безопасности (НТЦ ЯРБ, организация научно-технической поддержки Ростехнадзора).

— На XIV Международном ядерном форуме «Безопасность ядерных технологий: культура безопасности» вы сообщили, что регуляторная гильотина не коснется атомной отрасли. Почему?

— Отменять или кардинально изменять существующую систему требований по безопасности в области использования атомной энергии чрезвычайно опасно. В ней накоплен опыт еще с 1950-х годов. Если заново формулировать требования к безопасности объектов использования атомной энергии, можно многое упустить. Чтобы избежать снижения требований по безопасности к атомным объектам, правительство России приняло решение вывести нормативную базу по безопасности атомной промышленности из-под регуляторной гильотины.

— Предприятия «Росатома» разрабатывают наземные АЭС с модульными реакторами малой мощности РИТМ‑200 и быстрый реактор большой мощности БН‑1200. Лицензирование этих технологий уже началось?

— Что касается атомных станций малой мощности (АСММ) с РИТМ‑200, сейчас в НТЦ ЯРБ проводят анализ технических решений по безопасности, принимаемых разработчиком (ОКБМ им. Африкантова. — «СР»), на предмет соответствия требованиям. Сама процедура лицензирования начнется только после того, как в Ростехнадзор официально направят комплект документов, обосновывающих безопасность. По реактору БН‑1200 к нам документы пока не поступали.

— В мировой атомной отрасли сейчас обсуждают возможность смягчения требований к новым реакторным технологиям, особенно к реакторам малой мощности. Что вы думаете по этому поводу?

— Вопросы нормативного регулирования безопасности реакторных установок малой и средней мощности обсуждают как за рубежом, так и в России. Ростехнадзор участвует во многих мероприятиях МАГАТЭ по этой тематике, в том числе в Форуме органов регулирования по вопросам безопасности малых модульных реакторов. Кроме того, НТЦ ЯРБ проводит самостоятельные исследования. Я считаю, людям, живущим рядом с АЭС, все равно — малый реактор у них под боком или большой. В любом случае безопасность должна быть обеспечена. Есть целый ряд вопросов по безопасности АСММ, требующих решения, — ​применение концепции глубокоэшелонированной защиты, планирование зон защитных мероприятий в случае аварии, физическая защита, ремонтопригодность, обращение с радиоактивными отходами и др. Можно было бы применить к таким реакторам нормативную базу для исследовательских ядерных установок, как это сделали, например, в Канаде. Но разработчики АСММ с РИТМ‑200 решили принять за основу нормативную базу по безопасности атомных станций. Такой позиции придерживаются и участники упомянутого форума регулирующих органов.

— То есть к АЭС малой мощности будут применяться те же требования, что и к обычной АЭС. Вы считаете смягчение нормативных требований к АСММ невозможным?

— Смягчения требований не предполагается. Требования могут быть только дифференцированы, например, по уровню мощности реактора. Мы сейчас анализируем этот вопрос. Смотрим, что можно поменять, что нового внести в нормативную базу по АЭС. Есть еще вариант — разработать новые документы, а не корректировать существующую нормативную базу. Но пока мы находимся в самом начале пути. Рассматриваем все возможные варианты.

— В отрасли есть неофициальное мнение, что российская нормативная база регулирования безопасности объектов использования атомной энергии чрезмерно разрослась. А вы как считаете?

— Этот вопрос неоднократно поднимали специалисты «Росатома». Мы выполнили анализ нормативной базы целого ряда стран, стандартов безопасности МАГАТЭ и Агентства по ядерной энергии ОЭСР, проанализировали нормативную базу Франции, США и других стран и пришли к выводу, что Ростехнадзор находится в тренде. Концепция совершенствования нормативного правового регулирования и стандартизации в области использования атомной энергии и план ее реализации предусматривают, что к 2023 году должно быть всего 116 актуализированных и вновь разработанных норм и правил. В настоящее время вопрос о количестве норм и правил не обсуждается.

— Могут ли разрабатываться нормы и правила по безопасности, если аналогичных документов не разработано в МАГАТЭ?

— Да. Дело в том, что в России есть уникальные объекты использования атомной энергии, которых нет в других странах. Например, судовые ядерные установки, суда атомного технологического обслуживания, плавучая АЭС. Для таких объектов МАГАТЭ еще не разработало свои документы, а в России действуют соответствующие нормы и правила. Кроме того, разработан проект реакторной установки БРЕСТ-ОД‑300 со свинцовым теплоносителем. Мы взаимодействуем с конструкторами этой реакторной установки при разработке двух проектов федеральных норм и правил, регламентирующих требования по безопасности к этой установке. Таких документов в МАГАТЭ тоже еще нет.

— Как идет экспертиза безопасности реакторной установки БРЕСТ-ОД‑300?

— Результаты экспертизы безопасности этой реакторной установки рассматривали на профильной секции НТС Ростехнадзора. Сейчас Ростехнадзор в очередной раз получил дополнительные материалы, обосновывающие безопасность. Генеральный конструктор (НИКИЭТ. — «СР») дорабатывает документацию, так как по ней имеются серьезные вопросы и замечания. Разработчик выполнил большую работу, но пока у органа регулирования безопасности нет оснований для принятия решения, так как экспертиза безопасности не завершена.

Кроме того, одним из основных критериев для экспертизы безопасности этой установки должен быть свод норм и правил, а таковых в необходимом объеме нет. Разработчик установки дважды представлял проекты нормативных документов на рабочую комиссию Ростехнадзора, где решается, готовы ли проекты документов к открытой публикации и общественному обсуждению. Однако до сих пор комиссия не приняла такого решения, поскольку представленные проекты документов требуют доработки.