Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Двойной агент: 55 лет с момента пуска АДЭ-4

Промышленный уранграфитовый реактор АДЭ‑4 на Сибирском химкомбинате отметил юбилей. 26 февраля исполнилось 55 лет с момента его пуска. Последние 11 лет этот «ветеран» атомной отрасли находится «на пенсии»: в 2008 году реактор был остановлен. В 2021‑м начнут выводить из эксплуатации.

Текст: Татьяна Кан / Фото: «Страна Росатом»

 Интерес к промышленным двухцелевым реакторам возрос с пуском первой АЭС в Обнинске. К середине 1954 года в Минсредмаше было принято решение о проектировании первых подобных установок. Вскоре реактор под названием ЭИ‑2 был построен в Томске‑7 (сейчас Северск). А уже в 1955-м было решено создать целую серию промышленных энергетических реакторов типа АДЭ.

Неразлучная парочка

Проектировали и строили АДЭ‑4 с самого начала в паре с АДЭ‑5. Генеральным проектировщиком обоих реакторов был ГСПИ‑11, научное руководство осуществлял Институт атомной энергии им. Курчатова. Строительство началось в 1959 году.

АДЭ‑4 и АДЭ‑5 были аналогичны своему предшественнику на СХК — ​реактору АДЭ‑3, но в них было увеличено число ячеек системы управления и защиты. Впервые техническим проектом была предложена компоновка двух реакторов в одном здании, что обеспечивало значительную экономию в капитальном строительстве, оснащении оборудованием, обслуживании и позволяло сократить сроки ввода в эксплуатацию.

С конца 1961 года началось формирование коллектива нового реакторного завода СХК (тогда РЗ‑45). В августе 1963 года за 20 дней был выполнен монтаж графитовой кладки АДЭ‑4. В начале февраля 1964-го разрешили установку в реактор технологических каналов и загрузку в них урановых блоков. 17 февраля пусковая аппаратура зафиксировала начало цепной реакции деления. Однако запуск пришлось приостановить.

Некультурный разговор

Обнаружилось, что внутренняя облицовка реактора из нержавеющей стали пропускает по некоторым швам воду, пока еще чистую. Для устранения течи надо было освободить бассейн от воды. Начальник треста «Спецстальконструкция» (один из подрядчиков строительства реактора) Александр Моложавый отправил на устранение брака лучших сварщиков, однако с первого захода ликвидировать все течи не удалось. Несмотря на заверения, что все вот-вот будет устранено, потому что на заварке уже третьи сутки работает самый лучший сварщик треста, атомный замминистра Александр Чурин отправился на СХК. Историю о той встрече замминистра и сварщика потом еще долго со смехом вспоминали на комбинате.

В бассейне Чурин увидел одного-единственного человека. Щуплого, в маске сварщика. Он сидел у стены и переваривал шов аргонно-дуговой сваркой. Подойдя к нему сзади и закрываясь рукой от яркого блеска дуги, Чурин вежливо спросил: «Как дела?» «Идут», — ​услышал он в ответ. «Когда закончишь?»  — ​продолжал замминистра. «Как сварю, так и закончу», — ​сказал сварщик. «Ну через сколько?» — ​настаивал Чурин.

Весь разговор сварщик не отрывался от работы. Закончив шов, он снял маску, обернулся и спокойно произнес: «Послушай, шел бы ты на …» Опешивший Чурин, придя в себя, спросил: «Ты знаешь, кто я?!» Сварщик, начавший новый участок шва, не оборачиваясь, ответил: «Знаю. Заместитель министра. Не мешай мне варить! Сварю — ​Моложавый доложит». Не успел Александр Чурин рассказать историю о своей встрече со сварщиком всем, кто ожидал его в кабинете, как ему доложили, что бассейн снова начали заполнять водой. 26 февраля 1964 года ректор был выведен на первую ступень мощности. А тот сварщик получил от замминистра благодарность и премию.

Ядерный «козел»

На первых порах работы АДЭ‑4 было немало нештатных ситуаций. Чаще всего инциденты на реакторах связаны с застреванием твэлов в технологических каналах. Под воздействием высоких температур металлическая труба, начиненная ураном‑235, разогревшись сверх меры от внутриатомных процессов, раздувается так, что всю сборку невозможно выгрузить обычным путем, и приходится прибегать к остановке реактора.

Особенно тяжелые случаи ядерщики называют «козлами»: когда твэл от перегрева расплавляется и спекается с металлической трубой канала. Первый в отечественной истории «козел» случился в Челябинске‑40 в июне 1948 года. Сбой произошел при запуске первого советского промышленного ядерного реактора. Причиной стал недостаточный приток охлаждающей воды в одном технологическом канале. На реакторе АДЭ‑4 подобная ситуация была лишь однажды — ​28 декабря 1966 года.

В июне 1999-го на АДЭ‑4 произошел еще один инцидент, но уже другого рода. Во время плановой остановки аппарата часть облученных блоков рассыпали на «пятак» центрального зала. Для устранения проблемы был разработан технологический процесс и оснастка, на которые потом комбинат получил патент.

Активная жизнь АДЭ‑4 длилась 44 года, два месяца и три дня. За это время совместно с АДЭ‑5 ректор наработал 1/6 всего произведенного в СССР и России оружейного плутония. А также снабжал электроэнергией СХК, Северск и частично Томск. 20 апреля 2008 года АДЭ‑4 был остановлен.

Прощание было трогательным. Когда кто-то положил на реакторный «пятак» не предусмотренный регламентом букет хризантем, у многих атомщиков на глаза даже навернулись слезы. Прощальный букет положили на тот самый первый канал, который загружали в феврале 1964-го.

В 2010 году все остановленные реакторы СХК, использовавшиеся для наработки оружейного плутония, были переданы в специально созданное «Росатомом» предприятие — ​Опытно-демонстрационный центр вывода из эксплуатации уранграфитовых ядерных реакторов (ОДЦ УГР). Новая структура была создана на базе реакторного завода, а остановленные реакторы послужили для отработки технологий. С 2021 года специалисты ОДЦ УГР планируют начать вывод из эксплуатации реакторов АДЭ‑4 и АДЭ‑5.


СПРАВКА

Реакторы типа АДЭ (аппарат двухцелевой энергетический) — ​промышленные ядерные установки, которые не только нарабатывали оружейный плутоний, но и производили электроэнергию и тепло. Всего в СССР с 1958 по 1965 год было построено шесть двухцелевых ректоров: четыре — ​на СХК, два — ​на ГХК.