В «Росатоме» обсудили травматизм на предприятиях

Свыше сотни участников собрались 14 мая в Москве на слете лидеров безопасности «Росатома». С 2022 года, когда на подавляющем большинстве отраслевых предприятий возникло общественное движение за культуру безопасности, его активисты встречаются уже в 10-й раз.

Лидеры безопасности — ​это самые продвинутые люди: уполномоченные по культуре безопасности, эксперты AtomSkills и неравнодушные сотрудники отделов по охране труда, которым тесно в рамках формальных служебных обязанностей. Вместе с руководством госкорпорации они решали, что внести в отраслевую программу профилактики травматизма, первая версия которой закончила свое действие, а вторая сейчас как раз формируется.

Задавший тон обсуждению глава «Росатома» Алексей Лихачев констатировал, что среди крупных отечественных государственных и частных промышленных структур у «Росатома» самые низкие показатели по травматизму. Но напомнил, что в прошлом году на предприятиях отрасли шесть человек погибли, 12 получили тяжелые травмы. В этом году — ​один и четыре соответственно.

По мнению Алексея Лихачева, как минимум половина смертельных случаев малообъяснима: сотрудник в принципе не должен был оказаться в опасном месте, но оказался и действовал алогично. Если корни такого поведения кроются в отношении к собственной безопасности, возможно, предложил Алексей Лихачев, следует вспомнить опыт советских стройотрядов. Работу принудительно останавливали на целый день и демонстрировали киноролики о трагических последствиях наплевательского отношения к безопасности в других «строяках». «Это сильно отрезвляло», — ​поделился опытом гендиректор.

Но есть и серьезные ЧП другого плана. На слете подробно разобрали два случая. Так, в автотранспортном цехе «ЗиО-Подольска» 1 марта взорвалась камера автопокрышки грузовика. Находившийся рядом водитель получил несовместимые с жизнью травмы отлетевшим от колеса замковым кольцом. Помимо того, что водитель сам неоправданно рисковал, налицо букет нарушений со стороны начальника цеха.

О случае на «АЭМ-Спецстали» 12 августа прошлого года Корпоративная академия «Росатома» сняла документальный фильм «Короткий путь». В копровом цехе рабочий провалился в технологическую ванну, где в воде остывал раскаленный шлак. Итог — ​ожоги нижней части тела и смерть от развившейся пневмонии (частого осложнения при ожогах). Трагедия — ​в большой степени стечение обстоятельств: к этой щели сотрудники не подходят, да и размер у нее не такой, чтобы наступить и моментально провалиться. Но, как рассказал расследовавший происшествие руководитель проекта технического управления «Атомэнергомаша» Павел Мерзликин, существовали производственные условия, при которых персонал мог оказаться в этой точке по технологической необходимости. Теперь эти условия, конечно, исключены, место надежно ого­рожено.

Общее мнение участников слета: управлять подобными рисками можно и нужно. Только на четверть это дело случая, в остальном — ​человеческий фактор, ​таковы результаты проведенного на слете опроса.

О том же говорят данные из выступления генерального инспектора «Росатома» Сергея Адамчика. Больше половины травм в первом квартале этого года — ​из-за падения. Оно и понятно: не почистили вовремя снег на территории предприятия, не посыпали обледеневшие дорожки — ​ушибы и переломы обеспечены. В 2023 году почти треть ЧП со смертельными и тяжелыми травмами зафиксирована на неосновных производствах: на грузовых дворах, в мехколоннах, при порубочных работах.

Ну и наконец, 93 % организаций отрасли в прошлом году отработали без травм, зато на долю девяти за последние четыре года пришлось свыше трети случаев смертельного и тяжелого травматизма.

Наверное, невозможно избежать травм на таких больших, сложных и разнообразных предприятиях, как у «Росатома» (например, в «Атомфлоте» сотрудники получают производственные травмы… в судовых спортзалах). Но гибель на производстве недопустима. Нулевая смертность — ​такую задачу к 2030 году сформулировал Алексей Лихачев.

Как продемонстрировала в своей презентации заместитель гендиректора «Росатома» по персоналу Татьяна Терентьева, количественные тренды травматизма в «Росатоме» и на всех российских предприятиях в целом совпадают. И качественного изменения сознания, когда проактивный подход исключил бы условия для ЧП с тяжелым исходом, пока не произошло. Татьяна Терентьева предложила делегатам слета в ходе голосования высказаться, во сколько раз реально снизить число несчастных случаев с тяжелым исходом и на какой доле предприятий отрасли развернуть системную работу по культуре безопасности в ближайшие годы (сейчас она развернута примерно на трети). Выяснилось, что лидеры безопасности — максималисты: хотят добиться проактивной работы во всем контуре «Росатома» и нулевого показателя тяжелых травм.

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Люди
«Регламент для нас — святая книга»: впечатления китайских атомщиков о жизни и учебе в Нововоронеже
Федеральный номер «Страна Росатом» №22 (630)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №22 (630)

Интерес к Севморпути проявляют все больше международных
компаний — стр. 4

В отрасли началась акция для желающих стать донорами костного мозга — стр. 9

«Из пяти моих рабочих дней четыре точно идут не по плану» — стр. 12

Скачать
Технологии
Корейские ученые создали натрийионный аккумулятор со сверхбыстрой зарядкой
Синхроинфотрон
«Фактически это другая лига»: как в отрасли поднимают престиж рабочих профессий
Технологии
Российские ученые хотят построить телескоп на Луне
Технологии
NICA вместо БАКа: новости субатомной физики
Показать ещё