В этом интервью будет много «благодаря» и «вопреки». Мэр Эдуард Сеновоз рассказывает, как с помощью всех тех, кто работает (и работал) в нашей отрасли, Энергодар медленно, несмотря на тяжелые обстоятельства, встраивается в систему атомных городов и по крупинкам воссоздает прежнюю жизнь.

Люди возвращаются

— Каким был 2023 год для Энергодара?

— Город очень изменился. Население выросло в два раза. Когда я только приехал, в декабре 2022 года, было чуть больше 10 тыс. жителей. Представьте: мрачная, холодная, сырая погода, людей на улицах практически нет. Постоянная канонада артиллерии, близость линии боевого соприкосновения, почти не работает инфраструктура, огромный дефицит специалистов. Но летом стало заметно, что ситуация меняется.

Люди возвращаются. Население уже больше 22 тыс. Происходят позитивные перемены. И происходят они, конечно, прежде всего благодаря «Росатому». Отмечу, что в плане изменений Энергодар существенно отличается от других районов новых территорий. Мы идем своим путем, и исключительно благодаря корпорации. Речь не только о финансах. Прежде всего городу помогают люди — ​специалисты, которые приехали восстанавливать инфраструктуру, заниматься образовательными проектами. И мы стремимся к тому, чтобы в Энергодаре были внедрены все стандарты атомных городов.

— Какой город для вас идеал в этом смысле?

— Нет идеала, каждый по-своему хорош. Атомные города друг на друга непохожи, у каждого свои особенности, культурные традиции. Потому что люди везде разные.

Я долгое время жил в Смоленской области. Местные культурные традиции не такие, как, допустим, в Курской или Воронежской. То, что получается у воронежских, не получается у смоленских, но у смоленских что-то свое получается лучше. Важно этот успешный опыт перенимать.

— Энергодар уже нашел свое место среди атомных городов?

— Я не могу сказать, что он это место ищет. Город живет в тех реалиях, которые есть. Знаете, сложно искать свое место среди мирных атомных городов, когда линия боевого соприкосновения в нескольких километрах от нас. Конечно, есть определенная психологическая адаптация. Но напряженность все равно остается. И та сторона очень мощно работает, пытается проводить психологическую накачку жителей.

Деньги придется «закопать»

— На что вы бросили все силы в первую очередь?

— Свою задачу я вижу в том, чтобы наладить инфраструктуру, чтобы город был полноценным во всех отношениях.

Энергодар строился с учетом того, что здесь находятся два крупнейших генерирующих предприятия, которые дают и тепло, и электричество. А сейчас их нет, и это очень серьезная проблема.

— Как осуществляется энергоснабжение?

— Используем альтернативные источники, поставили газовые и дизельные котельные. Надеюсь, мощностей хватит, чтобы зимой в полной мере обеспечить город теплом — ​горячей водой пока не удается.

— Она подается с перебоями или ее вообще нет?

— Ее нет. Ищем решение. У нас летом 2023 года была проблема даже с технической водой. Потому что водохранилище потеряло огромные запасы. Но с этой историей мы разобрались без серьезных потрясений, к счастью.

— Что сделает Энергодар, как вы сказали, полноценным городом? Стабильное снабжение энергией и теплом, горячей водой. Что еще?

— Вся инфраструктура в плачевном состоянии. В целом город очень хорош: архитектура, планировка. Это все создавалось при Советском Союзе по стандартам атомных городов. Построено очень грамотно. Но за многие годы сюда никто ни копейки не вложил. Сети, например, с советских времен практически не менялись. А прошло уже больше 30 лет! Все изношено, в аварийном состоянии. На восстановление нужны огромные средства. Чтобы привести город в надлежащий вид, эти деньги надо будет буквально закопать в землю: водоподведение, теплосети и т. д. А люди даже не заметят этого. С другой стороны, если не «закапывать», в любой момент может случиться серьезная авария, которая приведет к коллапсу.

С лифтовым хозяйством ужасающая картина. У нас в основном многоэтажные дома. Что это значит? Вот, допустим, бабушка живет на девятом этаже, ходит с трудом. Лифт не работает. Что ей делать? И таких ситуаций много. Чтобы лифтовое хозяйство привести в соответствие с нормами, правилами Российской Федерации, тоже нужны огромные деньги.

— Понятно, что проблем много, все они невероятно сложные. Есть ли у вас прогноз, когда и при каких условиях можно будет от аврального режима перейти к планомерному обновлению города?

— Мы сформировали муниципальные органы власти. Прошли выборы. Далее необходимо сформировать бюджет города. А как это делать? У нас даже собственность городская еще не определена, все в процессе. Вот когда придем к пониманию, как формировать городской бюджет, тогда и можно будет говорить о планомерной работе.

— На что живет Энергодар сейчас?

— Корпорация вливает очень большие средства. И это здорово. Иначе город вообще жить бы не смог. Но это были экстренные меры. Нам надо выйти на системное решение вопроса с городским бюджетом.

— Какие могут быть источники? Недвижимость? Частный бизнес?

— Мы будем внедрять стандартный подход. У городского бюджета могут быть разные источники, в том числе те, что вы назвали. Но давайте отталкиваться от реальной ситуации. Могут сейчас в Энергодаре открыться новые предприятия? Практически нет. Даже кафе и гостиницы. Пока линия боевого соприкосновения не отойдет от границ города, на развитие предпринимательства полагаться бессмысленно.

Областной центр Мелитополь от линии боевого соприкосновения в 150 км, и даже туда частный бизнес не идет, потому что это очень рисковые инвестиции. В Энергодаре нам удалось хотя бы МФЦ открыть. На других территориях об этом даже разговор не ведется. Вот рядом Васильевка, которая подвергается таким же обстрелам. Или Токмак, где очень сложная ситуация. Они себе этого позволить не могут. Почему? Потому что не знают, что будет завтра. Сложно что-то планировать.

Когда получится отодвинуть линию боевого соприкосновения, а это, как вы понимаете, не от нас зависит, тогда сможем выйти из аварийного режима, сформируем уже не чрезвычайный, как сейчас, а регулярный бюджет. И сможем составить план развития Энергодара на долгосрочную перспективу.

— Кроме средств от «Росатома» есть источники финансирования? Может, федеральные субсидии?

— Доходной части в городе практически нет. Бюджет формируется из всего, что дадут. Это дотации, субсидии.

Зал в восстановленной в прошлом году Школе бокса им. Манзули
«Да всех специалистов не хватает!»

— Сколько времени вы думали, прежде чем согласиться стать мэром Энергодара?

— Я вообще не думал. Мне предложили, я ответил: «Есть». И поехал.

— Вы руководили сервисной компанией Смоленской АЭС. И тут Энергодар. Почему?

— Это вопрос не ко мне, а к тем, кто выбрал мою кандидатуру. Наверное, стрессоустойчивость стала важным фактором. Умение в максимально острой ситуации сохранять холодную голову.

— У вас уже сложилась команда?

— Небольшой коллектив — да, сложился. Но специалистов катастрофически не хватает.

— Каких?

— Да всех специалистов не хватает!

— Как сейчас добираются до Энергодара? И кто сюда приезжает?

— Поездом можно доехать до Ростова-на-Дону или Джанкоя, а дальше на машине. Сейчас это не место для туристов. Пока ездят туда-сюда только командировочные или родственники. Коммерсанты иногда приезжают, предлагают какие-то услуги. Но пока не решен вопрос с формой собственности городских объектов, всерьез обсуждать с ними что-то бессмысленно.

— И по-прежнему действует комендантский час.

— Да, с девяти вечера до пяти утра.

— Если что-то случится, чтобы выйти на улицу, нужен специальный пропуск?

— Эти вопросы решает комендатура. Система работает очень четко. Первое, что я сделал, когда приехал, — ​организовал комендатуру. Почему? Потому что в городе много представителей разных силовых структур. Раньше, например, регулярно возникали проблемы с мародерами, которые надевали форму, выдавали себя за военных и просто грабили людей. Обеспечить порядок в такой ситуации может только комендатура, которая, по сути, работает как полиция, но взаимодействует не только с населением, но и со всеми силовыми структурами.

Организовать комендатуру было непросто, нам очень помог в этом Сергей Владиленович Кириенко (первый заместитель руководителя Администрации Президента РФ, в прошлом глава «Росатома». — «СР»). В итоге все получилось, и я этим очень горжусь. Комендатура быстро навела порядок, за что огромное спасибо всему коллективу.

Еще одна важная победа — ​переформатирование пожарной части. Мы почти полностью поменяли команду. Она работает в наших непростых условиях просто великолепно.

Также с первых месяцев мы наладили выдачу гуманитарной помощи. Хочу отметить руководство Министерства чрезвычайных ситуаций, которое много помогало нам в этом.

— А в чем сложность с гуманитарной помощью?

— Поступает огромное количество грузов, которые нужно принять, складировать, рассортировать, а потом раздать населению. Это сложная логистическая задача. Людей, которые обладают навыками для ее решения, не было. Сейчас все четко: склады, учет, разгрузка, пересортировка, рассортировка, раздача. И все это мы делаем своими силами.

— Как вам кажется, за этот год жизнь в городе стала хоть чуть-чуть спокойнее?

— Думаю, постепенно настроение людей меняется в лучшую сторону. Но не забывайте, какую серьезную психологическую нагрузку все здесь долгое время испытывали, в какой стрессовой ситуации живут.

— Но приметы возвращения к нормальной жизни есть?

— В атомных городах, и Энергодар здесь не исключение, много специалистов высокой квалификации, с хорошим образованием. Я имею в виду не только сотрудников АЭС. У нас много очень талантливых, разносторонне развитых людей, которые занимаются и музыкой, и спортом.

Мы в прошлом году дали новую жизнь школе бокса. Бассейн открыли. Ведем ремонт музыкальной школы при финансовой поддержке корпорации. Несмотря ни на что, в городе сохранились музыкальные коллективы, очень самобытные и интересные.

— А что с общеобразовательными школами? Много детей в городе?

— На 1 сентября 2023 года плюс 500 школьников — ​семьи возвращаются. Люди верят в перспективы Энергодара.

— Еще один показатель изменений к лучшему — ​рождаемость.

— Одним из первых объектов, которые я посетил, когда только приехал, как раз был роддом. Туда завезли современное оборудование. Сотрудники говорят, что рождаемость растет. Но оценивать цифры рано, ведь всего один год прошел.

— Как себя пенсионеры чувствуют в городе?

— Пенсионеры — ​сложная и уязвимая аудитория. И в этом плане огромная проблема для нас — ​переформатирование работы таких учреждений, как пенсионный фонд и проч. Они действуют по старым стандартам. Качество обслуживания оставляет желать лучшего. Я постоянно получаю жалобы. Например, на пенсионный фонд, обсуждаем с его руководителем, как улучшить сервис.

В городе уже есть МФЦ, с «Атомэнергосбытом» мы открываем центр обслуживания населения.

Идти без сомнений

— Как в таких сложных условиях вам удается сохранять мотивацию?

— Мои слова, может быть, прозвучат пафосно, но это правда. Совсем недалеко от администрации расположены боевые позиции защитников Энергодара. Там есть один командир роты, который раньше был директором муниципального предприятия в атомном городе. Добровольно приехал на фронт рядовым, в окопы. Человек себя проявит, где бы он ни был, — ​вот что меня мотивирует.

— Пример других?

— Очень многих других людей, которые прямо сейчас сидят в окопах. У меня на предприятии работали специалисты из бывших военных, которые прошли войну, построили уже гражданскую жизнь, завели семьи. Это люди среднего возраста, и многих теперь мобилизовали. Я прекрасно понимаю, как им тяжело. Но они осознавали, что их опыт, профессионализм тут очень нужен, и без сомнений пошли в окопы. Так что, когда мне предложили стать главой Энергодара, я согласился не раздумывая. Как я мог отказаться?

— Как вы проводите свободное время?

— Нет у меня свободного времени. Даже выходных нет.

— А если бы были?

— У меня многие годы в этом плане ничего не меняется — ​или физкультура, или саморазвитие. К сожалению, сейчас даже с обычными прогулками проблемы.

— И на это времени нет?

— Ну, тут и обстановка такая, что не погуляешь особо.

— Как Энергодар отметил Новый год?

— Накануне прошли утренники в школах, садиках, библиотеке. Мероприятий было много. Все детки получили подарки. Мы украсили город. Атомная семья подарила Энергодару елку. Большое спасибо за это Обнинску и Нововоронежу. Мы получили множество поздравлений от отраслевых предприятий.

Я хорошо помню предыдущий Новый год. Засиделся в администрации, заглядывают ко мне из пресс-службы и говорят, что надо записать поздравление. Было уже поздно, комендантский час. Никогда не забуду этого поздравления. Я вышел к елке, она такая красивая, все освещено. А вокруг спецназ с собаками. Охрану для меня поставили. И в таких условиях я город поздравлял с Новым годом.

В этот раз все иначе. Несмотря ни на что, мы живем и развиваемся. Колоссальные изменения произошли. Важно не сбавлять темп. Очевидно, что корпорация не сможет бесконечно выделять нам огромные средства. Энергодар живет благодаря людям, которые работают на предприятиях «Росатома», выполняют планы, обеспечивают прибыль. Очень важно, чтобы жители города об этом помнили.

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Новости
В «Сириусе» начался Всемирный фестиваль молодежи
Технологии
Морской коктейль: что ловят сорбентами крымские радиохимики
Технологии
Повелители искусственного солнца: ученые научились управлять плотностью плазмы
Люди
Научиться управлять ​страной и самолетом: о чем мечтают победители пятого сезона «Лидеров России»
Федеральный номер «Страна Росатом» №8 (616)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №8 (616)

О чем мечтают победители пятого сезона «Лидеров России» — стр. 6

О Корочке Дау, Мусеньке Люсеньки и Ане птицы-Капицы — стр. 7

Скачать
Научное приложение «СР Лаборатория» №1–2 (108–109)
Скачать
Научное приложение «СР Лаборатория» №1–2 (108–109)

Морской коктейль: что ловят сорбентами крымские радиохимики — стр. 3

МИФИ делает микроэлектронику все миниатюрнее — стр. 6

Скачать
Показать ещё