Архитектура атома: ГСПИ отмечает 75-летие

Государственный специализированный проектный институт (ГСПИ) в этом году отмечает 75‑летие. По его проектам построено свыше сотни крупных объектов на территории России, бывших республик СССР и за рубежом, включая медицинские, научно-исследовательские, промышленные, гражданские. За этим стоит труд сотен людей: архитекторов, проектировщиков, инженеров, сметчиков. Мы поговорили с сотрудниками ГСПИ об их пути в профессию и тонкостях дела, которым они занимаются.

Лариса Локшина
Эксперт отдела электротехники, автоматики, связи, сигнализации

— В 1997 году я окончила Московскую государственную академию химического машиностроения по специальности «автоматизация технологических процессов и производств». Выбрать профессию помогла мама, она сама инженер-конструктор. Сказала, что автоматизация технологических процессов и производств — ​интересная и перспективная специализация, предложила мне себя попробовать в ней и угадала.

В ГСПИ я пришла в 2002 году. Для нашей семьи ​это родной институт. Здесь работал дедушка моего мужа, Николай Ефимович Королев. Он лауреат Ленинской премии, его фотография висит на доске почета предприятия. Здесь работала и моя свекровь, она порекомендовала меня своему бывшему начальнику Борису Ивановичу Теплякову. Я прошла у него собеседование, и меня взяли на работу. Он оказался прекрасным наставником. Его, как и других своих учителей, я вспоминаю с большой теплотой.

Тогда, 20 лет назад, в отделе было всего два компьютера, и только спустя год у меня наконец появился свой персональный. Сегодня, конечно, дефицита нет, а на наших машинах установлены отличные профессиональные программы, в том числе по 3D-моделированию.

Помню свою первую задачу — разработать систему радиационного контроля. Пришлось изучить тома нормативной документации, характеристики приборов и оборудования радиационного контроля. Но было интересно и ответственно, ведь система радиационного контроля обеспечивает безопасность людей.

Моя работа и сейчас связана с выполнением проектной и рабочей документации по радиационному контролю, автоматизации технологических процессов и производств. Но теперь уже я сама передаю накопленные за эти годы знания и навыки молодым специалистам. В моем отделе работают трое ребят, недавно окончивших институты. У проектировщиков очень высокая нагрузка. В ГСПИ много интересных и масштабных проектов — ​в частности, по таким объектам, как строительство исследовательской ядерной установки на базе многоцелевого исследовательского реактора на быстрых нейтронах МБИР и Центра ядерных исследований и технологий в Боливии. Приходится работать с невероятной быстротой, но мы стараемся, несмотря на высокую загрузку, делать все качественно и в установленные сроки.

Иосиф Гейдт
Руководитель направления архитектурно-строительного отдела

— Я работал в разных отраслях. В ГСПИ пришел в 2015 году и считаю себя не старожилом, а скорее молодым специалистом. Когда я только пришел, институт переходил на новые процессы: внедрялись автоматизированные системы проектирования и управления, формировалась система менеджмента качества, появились новые подразделения, увеличился штат.

Сейчас я занимаюсь очень сложным и интересным объектом — ​исследовательским реактором МБИР в Димит­ровграде, который находится в стадии реализации. Мы участвуем в процессе строительства, готовим чертежи, ежедневно общаемся со строителями, решаем текущие вопросы, помогаем им, они помогают нам, дают советы. В итоге приходим к единому решению.

Моя работа заключается в принятии технических решений, планировании и распределении работ в группе конструкторов. У нас нет готовых решений, мы ищем наиболее подходящие варианты под задачи заказчика. Проектирование отличается от работы конструктора. Проектировщик создает новый объект, но при этом использует уже разработанные материалы и готовые конструктивные решения. Я получаю удовлетворение, когда вижу готовый результат. Разработали документацию, согласовали, сдали. Решили проблему, возникшую в ходе строительства. Тогда приходит понимание, что работали не зря, на результат.

В ГСПИ проектируют объекты, имеющие длительный жизненный цикл. Поэтому мы заинтересованы, чтобы люди оставались работать на длительный срок. Отношения в коллективе рабочие, по-хорошему деловые. Если возникают проблемы, то каждый старается их решить в рамках своей компетенции, не перекладывая ответственность на других. Филиалы института расположены от Боливии до Новосибирска, разница во времени — ​десяток часовых поясов, но это не мешает нам общаться и решать рабочие задачи. ГСПИ занимается проектированием ядерных научных центров, научно-исследовательских площадок, центров ядерной медицины. В ГСПИ, как и в атомной отрасли в целом, у молодежи есть реальные возможности для роста, для повышения профессиональной квалификации. Организуются профессиональные чемпионаты и соревнования, все это действительно очень интересно. Я искренне рекомендую молодым специалистам приходить в ГСПИ: здесь есть все условия, чтобы стать настоящим профессионалом своего дела.

Один из корпусов Центра ядерных исследований и технологий в Эль-Альто, Боливия

Сергей Дрыкин
Работал в институте с 1979 по 2015 год на позициях инженера, ведущего инженера-проектировщика, главного инженера проекта

— В 1974 году я поступил в Московский автомеханический институт на специальность «автоматизация и комплексная автоматизация машиностроительного производства». Один из моих родственников работал главным инженером проекта, от него я узнал про профессию проектировщика, что и повлияло на мое решение выбрать это направление.

Во время преддипломной практики к нам приехал Николай Сергеевич Аносов, начальник одного из технологических отделов ГСПИ, который персонально побеседовал с каждым кандидатом. Позже я узнал, что он лично смотрел наши курсовые работы и по их результатам отбирал конкретных студентов. Так с 1 октября 1979 года я оказался в ГСПИ. В институте был сложившийся опыт формирования школы молодых специалистов. Перед нами выступали руководители основных служб, затем отправляли на экскурсию на Машиностроительный завод в Электросталь, чтобы показать производства, которые предстоит проектировать. В отделе назначался наставник, он опекал конкретного молодого сотрудника. У меня таковым был начальник группы Александр Дмитриевич Горячев, он курировал все мои работы.

Я с особой благодарностью и с большой теплотой вспоминаю людей, с которыми работал. Особенно ветеранов, которые пришли в ГСПИ еще при основании института в 1948–1949 годы. Это Леонид Иванович Блескин, Борис Николаевич Грачев и, конечно, первый директор института Федор Захарович Ширяев. Они создали ГСПИ — ​и позже, в 1980‑е, передали его следующему поколению специалистов и руководителей.

ГСПИ — ​один из головных институтов, который участвовал в топливном цикле. Мы вели производства, которые непосредственно изготавливали топливо для атомных станций. Если другие организации, такие как ВНИПИЭТ, стояли в начале общего технологического процесса, начинавшегося с добычи урана, то мы его завершали, выпуская уже готовую продукцию. Институт не имел узкой специализации, а был разноплановым, делал очень много работ по научно-исследовательским комплексам, по медицинским предприятиям, по реакторам, ускорителям, проводил много НИОКР. Он охватывал практически все, что касалось металлов, сплавов, связанных с производством топлива для атомных станций, проектирования топливного производства, радиационной медицины, науки. Без ГСПИ активное развитие всех этих направлений было бы невозможно. И в этом было его главное значение для Минсредмаша, а теперь для «Росатома».

Екатерина Панасюк
Начальник сметного отдела

— Я пришла работать в ГСПИ в 1981 году после окончания средней школы. Меня взяли в сметный отдел. Тогда институт находился в здании рядом с Казанским вокзалом. Никаких компьютеров еще не было, все рассчитывалось на машиносчетной станции, а сами сметы писались вручную. Профессии сметчика нигде не учили, поэтому мое образование инженера-экономиста оказалось большим подспорьем в освоении этой специальности.

Наставником стала мой руководитель — ​Екатерина Михайловна Платицина. В отделе работали около 100 человек, это был очень дружный коллектив, обратиться за советом можно было практически к любому сотруднику.

В 1990‑е годы для института и атомной отрасли наступили непростые времена. Не было денег, зарплату порой получали продуктами. Многие вынуждены были уйти, но ценно, что основной костяк коллектива все же остался. Многие из этих специалистов работают до сих пор. У нас есть сотрудница, ей 75 лет — ​уважаемый и ценный эксперт, сегодня она в роли наставника передает свои знания и опыт, помогает готовить новое поколение специалистов.

Я на время уходила из института по семейным обстоятельствам и вернулась в ГСПИ в 2015 году уже в качестве начальника группы, а позже стала начальником отдела. Было радостно, что меня тут не забыли. Сейчас в нашем отделе 13 человек. Мы работаем со всеми ключевыми проектами, которые реализует ГСПИ. Это исследовательский реактор МБИР в Димитровграде, Центр ядерных исследований и технологий в Боливии, производственно-технические комплексы по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов I и II классов опасности и другие проекты.

Сметчики нужны всегда. Самый главный вопрос для любого проекта: ​сколько он стоит. По заданию проектировщиков мы считаем все: стоимость строительства, материалов, технологий. Составленные сметы отправляем заказчику. После достижения соглашения идем в Главгосэкспертизу, которая проверяет смету на применение расценок, соответствие стоимости, объемов, наличие возможных ошибок. По итогам проверки выдается заключение о достоверности проектной стоимости. Это не менее творческая работа, чем у архитекторов или конструкторов. Время, которое требуется на расчет стоимости проекта, зависит от того, как быстро готовится техническая документация. В среднем для проектов масштаба МБИРа на расчет стоимости уходит порядка года. При этом, пока проект не сдан, мы продолжаем его курировать, отслеживаем все изменения и вносим корректировки. Сметчик должен знать все этапы строительства и технологические аспекты проекта не хуже проектировщика. И все эти знания, как правило, приобретаются исключительно на практике.

Работать сметчиком интереснее, чем начальником отдела, это могу сказать точно. С другой стороны, административная работа — ​тоже искусство. У ГСПИ большая и богатая история. Я рада, что моя судьба оказалась связанной с этой уникальной и значимой для отрасли организацией.

Корпус ядерной медицины в Центре им. Дмитрия Рогачева в ­Москве

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

75 лет назад, 8 февраля 1943 года, институт учредили на базе проектно-конструкторского бюро НИИ‑9 (сегодня Высокотехнологический научно-исследовательский институт неорганических материалов им. Бочвара) и филиала Ленинградского института (ГСПИ‑11) в Москве.

Главной задачей нового ГСПИ‑12 было создание производства металлического плутония и изделий из обогащенного урана в оборонных целях.

В 1951 году институту поручили построить стенды для изготовления и испытаний тепловыделяющих элементов и топливных сборок первой в мире АЭС в Обнинске. Совместно с рядом отраслевых предприятий ГСПИ разрабатывал твэлы и ТВС для атомных станций с реакторами АМБ, ВВЭР, РБМК, БН, которые составили основу отечественной ядерной энергетики.

Прогресс измерительной техники, который пришелся на 1990‑е годы (речь прежде всего о видеоизмерениях), расширил горизонты для института. Соединив инновации и большой опыт, ГСПИ занял место лидера в строительной геодезии, метрологическом обеспечении, мониторинге строительных конструкций, разработке и изготовлении автоматизированных систем.

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Новости
В «Сириусе» начался Всемирный фестиваль молодежи
Технологии
Морской коктейль: что ловят сорбентами крымские радиохимики
Технологии
Повелители искусственного солнца: ученые научились управлять плотностью плазмы
Люди
Научиться управлять ​страной и самолетом: о чем мечтают победители пятого сезона «Лидеров России»
Федеральный номер «Страна Росатом» №8 (616)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №8 (616)

О чем мечтают победители пятого сезона «Лидеров России» — стр. 6

О Корочке Дау, Мусеньке Люсеньки и Ане птицы-Капицы — стр. 7

Скачать
Научное приложение «СР Лаборатория» №1–2 (108–109)
Скачать
Научное приложение «СР Лаборатория» №1–2 (108–109)

Морской коктейль: что ловят сорбентами крымские радиохимики — стр. 3

МИФИ делает микроэлектронику все миниатюрнее — стр. 6

Скачать
Показать ещё