Развитые софт-скиллы: можно ли в 35 лет переквалифицироваться в программисты

Участие в просветительской экспедиции «Ледокол открытий» инженер-программист ВНИИА им. Духова Алексей Тонкошкуров считает подарком судьбы. По пути к Северному полюсу он провел мастер-класс для подростков — ​рассказал, что делают в его институте программисты, кого туда берут и почему важны софт-скиллы. Сам Алексей Тонкошкуров, кстати, в этом году признан во ВНИИА лучшим наставником.

Об играх по ночам и двух сутках без сна

В детстве я мечтал быть киберспортсменом. Когда появился интернет, мне вообще ничего не надо было — ​только играть.

Я окончил Пензенский государственный университет и приехал в Москву устраиваться на работу. Мне дали тестовое задание — ​на любом известном мне языке программирования сделать таблицу master detail. Это когда есть список фамилий и к каждой подгружаются детали. Еще надо было написать качественную инструкцию, как развернуть это приложение. Я выполнил задание за день, отправил, через три дня получил офер и прыгал от радости как ненормальный. Так я попал во ВНИИА.

Потом был AtomSkills. Босс предложил поучаствовать, а я такой: «Давай! А что это?» Серьезно не воспринял, потом получил задание, и все — ​счетчик пошел: у меня 48 часов. Нужно было сделать два приложения, веби десктопное, для управления парком такси-дронов. Чуть фантастично, да? Ну раз я участвую, должен победить. И я 48 часов не спал, сидел за компом — ​писал, писал. Мною овладел спортивный азарт, как в те годы, когда мы с друзьями играли в компьютерные игры. Уже когда задание отправил, выяснилось, что оно было командным — ​помимо разработчика должны были быть эксперт и аналитик. Так получилось, что я набрал самое большое количество баллов (в 2020 году трек «Программные решения для бизнеса» из-за локдауна проводили онлайн. — «СР»). Мне все руководители позвонили. А я был в Крыму в диком походе, пришлось там как-то связь ловить, чтобы увидеть церемонию награждения.

О «Призме» и доступном Борисе

Около 50 % продукции ВНИИА — ​гражданского назначения. Это нейтронные генераторы, в том числе для космических исследований, системы учета и контроля ядерных материалов, робототехника, автоматизированные системы управления — ​АСУ ТП используют на каждой атомной станции.

ИТ-сфера в институте активно развивается. Расскажу о проекте «Призма 2.0». «Призма» — ​это система управления дискретным производством, которая каждый этап создания любой продукции старается автоматизировать: от разработки конструкторской документации до отгрузки изделия заказчику. Первую «Призму» делали долго, там огромное количество программ. Представьте: 25 модулей, их в течение 20–30 лет писали разные люди на разных языках программирования. Наша цель — ​переписать систему, чтобы она запускалась и на планшетах, и на телефонах, и на слабеньких компьютерах. Чтобы было достаточно браузера, а расчеты шли на мощных облачных серверах.

Помимо «Призмы» я участвую в создании личного кабинета сотрудника ВНИИА, чем очень горжусь. Когда мы сделали онлайн-запись в нашу поликлинику, ее заведующая сказала: «Мальчики, спасибо! В регистратуре нет очередей». Не у всех есть компьютер, поэтому мы поставили в институте терминал (зовем его Борисом) с тач-интерфейсом.

О стажерах и наставниках

Часто спрашивают, как к нам устроиться. Во-первых, есть сайт rosatom-career.ru. Во-вторых, наш институт сотрудничает с вузами — ​МИФИ, НГТУ в Нижнем Новгороде. Если вы будете профильным студентом такого вуза, скорее всего, вам все уши прожужжат про ВНИИА и вы сами у нас окажетесь.

На стажировке вас в первую очередь прикрепят к наставнику вроде меня. В этом году пришли восемь стажеров, у каждого наставник. То есть восемь сотрудников периодически отрываются от основной работы и вводят стажеров в контекст. Но есть же я, Леха — ​амбассадор ИТ «Росатома»! Мы организовали учебный класс. Стажеры приходили, сидели за компьютерами и за неделю все, что нужно, освоили. За это мне и дали лучшего наставника.

Но наставники все равно нужны. Стажеры обращаются к нам в любое время, и мы с удовольствием всем помогаем. Так же и я обращаюсь к более опытным, ничего не стесняясь, — ​не знать не стыдно.

Об алгоритмическом мышлении и команде

Конечно, нам бы хотелось иметь дело с ребятами, у которых есть навык алгоритмического мышления, интерес к языкам программирования или хотя бы любовь к компьютерам или компьютерным играм. Но, даже если этого нет, зато у молодого человека или девушки развиты софт-скиллы, они нам подойдут. Потому что научить переменным, алгоритмам, программированию можно, а вот воспитать человека, чтобы он умел работать в команде, — ​совсем другое дело. Если человек не знает программирования, но он открыт, стремится к знаниям, рано или поздно он вольется в команду и всему научится. С теми, кто приходит со знаниями, легче работать, а те, кто приходит и со знаниями, и с прокачанными софт-скиллами, вообще нереально круты.

Любите программировать, интересуйтесь современными технологиями и, пожалуйста, не скрывайте свои способности при взаимодействии с окружением. Программист — ​это не чувак, который обмотался проводами и сидит взаперти в рваном свитере, ожидая, когда Мариванна из бухгалтерии позовет настроить антивирус. Программирование сейчас — ​это команда.

О возрасте, блогах и умении гуглить

Есть ли шанс сменить профессию и стать программистом в 35 лет? Конечно. Единственное, что дал мне институт как программисту, — ​знание алгоритмов и умение разбирать программы на слои. Но у меня есть ощущение, что лучше это делать сразу на предприятии. Я говорю на мастер-классах, что для айтишника очень важно знать английский язык и уметь гуглить. У современных детей с этим будто бы нет проблем. Они с удовольствием — ​любой вопрос им задай, тут же через поисковики все найдут. Наше комьюнити настолько огромно, что все, с чем ты можешь столкнуться на работе, уже обсудили, тебе надо только это найти. Поэтому 35 лет для старта, думаю, не проблема: есть куча книг, масса информации, множество блогеров, которые популяризируют ИТ.

Сложнее со специализацией. Сейчас ты хочешь стать айтишником, а дальше что? Дальше у тебя миллион сфер. И тут важна роль амбассадора. Я рассказываю о своей теме, своей специализации, ­кто-то рассказывает о своей — ​например, есть биг-дата, нейросети, много чего еще. Вот так у ребят, которые нас слушают, возникает понимание, чего именно они хотят.

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
События Технологии
«Атомэнергомаш» внедрил новую систему мониторинга оборудования
Федеральный номер «Страна Росатом» N°36 (548)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» N°36 (548)

День работника атомной промышленности: ​главное — стр. 4

З0 лет совершенства: эволюция защиты АЭС — стр. 10

Профессия — ​сверяем ожидания с реальностью — стр. 12

Скачать
Люди
Ракетка дальнего действия: как атомщица стала чемпионкой в 42 года
Синхроинфотрон
Глазами Карика и Вали: фотоохота в окрестностях Балаковской АЭС
События
«Росэнергоатом» начал строительство центра обработки данных в Татарстане
События
Представители «Росатома» вошли в топ-1000 российских менеджеров
Показать ещё