Бирьяни, тук-туки и лед в бетоне: атомное путешествие из Белоруссии в Бангладеш

Чем больше атомных строек — ​тем больше возможностей получить опыт, сделать карьеру, да и просто повидать мир. Екатерина Трофимчик, поработав на сооружении Белорусской АЭС, отправилась на АЭС «Руппур» и уже задумывается о новых командировках. Мы узнали у нее, зачем на стройке в Бангладеш лед, можно ли привыкнуть к местному климату и специям и почему первым делом стоит выучить бенгальские цифры.

Наша героиня родилась и до 17 лет жила в Островецком районе, за строительством Белорусской АЭС наблюдала, когда ездила к родственникам. «Я отмечала, как подрастают градирни и здания реакторов, меняется прилегающая к станции территория», — ​рассказывает она и добавляет: никогда не думала, что доведется здесь работать.

Екатерина Трофимчик окончила Белорусский государственный технологический университет по специальности «химическая технология неорганических веществ, материалов и изделий» и работала на производствах стройматериалов. В 2018 году ей предложили возглавить строительную лабораторию представительства треста «РосСЭМ» в Белоруссии. Для начала прошла обучение в Технической академии «Росатома» по программе «Устройство бетонных и железобетонных монолитных конструкций при сооружении объектов использования атомной энергии». На площадке АЭС Екатерина занималась контролем качества бетонной смеси при заливке.

Переезд не испугал

В 2020 году активная фаза строительства на Белорусской АЭС подошла к концу. Екатерину пригласили в Бангладеш, на АЭС «Руппур». Обязанности ведущего инженера-­лаборанта, как и на прежнем месте, заключались в проверке качества бетонных смесей и проведении входного контроля сырьевых материалов на производстве. «Переезд меня не пугал — ​в Бангладеш уже работали коллеги по белорусской площадке. Я знала, что буду не одна. Семья мой переезд тоже поддержала», — ​рассказывает Екатерина Трофимчик. В первый же день ей устроили экскурсию по лаборатории и бетонному заводу, объяснили специфику работы в стране и на производстве, бангладешцы угостили местными блюдами.

Мы не могли не спросить о национальной кухне. «Из фастфуда здесь популярны разнообразные лепешки с начинкой и без — ​наан, рути, паратха, — ​перечисляет Екатерина. — ​Начинка, как правило, очень острая. Ели нечто похожее на наши котлеты из овощей, обжаренные в большом количестве масла. Лично мне понравилась шингара с картошкой — ​выглядит как треугольная самса. Только нужно всегда предупреждать, чтобы не клали много перца. Популярен бирьяни — ​рис со специями, овощами и мясом. Его подают практически в каждом заведении. Бангладешцы в основном едят бирьяни руками. Повсеместно используется масала, смесь приправ. Ее добавляют даже в конфеты и чай. Вкус специфический, я такой не люблю».

На вопрос, каково жить и работать в тропическом климате, Екатерина отвечает: «Зимой нам комфортно. Летом температура поднимается до 40 °C, дождь чувства свежести не приносит, так как вода сразу начинает испаряться. Хочется больше пить, иногда отекают ноги. Может проявиться аллергия, которой никогда не было. Один мой коллега и не подозревал, что у него аллергия на личи, пока не приехал сюда и не попробовал его».

Сложности адаптации

«Здесь другая культура и другой ритм жизни. У бангладешцев много государственных и религиозных праздников. Они, как правило, никуда не спешат. Нужно считаться с этим», — ​говорит Екатерина Трофимчик. Она признается, что начала больше ценить то, к чему привыкла на родине: «Все, что казалось дома обыденным, как выяснилось, может быть роскошью в других странах. Многие в Бангладеш живут без водопровода, электричества и прочих удобств. Позволить себе автомобиль может далеко не каждая семья. Здесь в принципе мало легковых машин. На дорогах тук-туки и мотоциклы, причем на одном мотоцикле умудряются уместиться и пять человек».

Первое, что сделала Екатерина, приехав в Бангладеш, — выучила бенгальские цифры. На работе без этого никак, в магазине непонятно, что на ценниках. Начала осваивать язык. Пока может изъясняться простыми фразами и писать их. Бывали казусы. Во время пандемии из-за карантина россияне не могли посещать общественные места и просили местных коллег купить им ­что-то в магазинах. Раз, объяснив на ломаном англо-­бенгальском: «Кока-кола на все деньги», получили огромную связку бананов (cola на бенгальском — ​«банан»).

«С началом строительства АЭС жизнь в окрестностях стала меняться, — ​замечает Екатерина. — ​Открываются магазины с привычной для европейцев одеждой, кафе, где учитывают пожелания иностранцев к еде. Но я все равно скучаю по дому. Особенно часто вспоминала Беларусь в карантин, когда из «Грин-сити» (в этом комплексе живут атомщики. — «СР») можно было выходить, только чтобы поехать на работу. А так хотелось погулять — ​просто пройтись по улицам. Еще иногда остро хочется обычного черного хлеба и колбасы, здесь их просто нет. Такие продукты мы привозим с собой».

Добавь немного льда

На АЭС «Руппур» Екатерина Трофимчик полтора года. Летом 2021‑го стала заместителем начальника строительной лаборатории филиала треста «РосСЭМ». Рада, что согласилась поехать. Есть возможность учиться у опытных коллег, работать с материалами, с которыми не сталкивалась раньше. «Так, в качестве крупного заполнителя для бетонов мы используем щебень из габбро, — ​приводит пример Екатерина. — ​Его привозят из ОАЭ. Для изготовления особо тяжелого бетона применяем железную руду из Швеции. Химические добавки для бетона тоже не такие, как были в Беларуси. Это интересно — ​изучать их поведение в бетонной смеси».

Контроль температуры здесь более жесткий: на жаре бетонные смеси быстро нагреваются, могут терять подвижность, поэтому работать нужно быстро. Для изготовления смесей вместо воды частично или полностью используют ледяные «чешуйки» размером до 70 мм. На бетонных узлах есть льдогенераторы, в которые поступает вода из скважин. Это помогает снизить температуру на ­какое-то время.

«Материалы для изготовления бетонных и растворных смесей нагреваются, инертные вещества, хранящиеся на складах под открытым небом, набирают влажность, когда идут дожди. Мы проводим корректировку дозировок материалов на производстве. Этот опыт мне определенно пригодится на следующей площадке строительства АЭС — ​возможно, в Египте», — ​улыбается Екатерина Трофимчик.

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Главное Новости
Гендиректор «Росатома» Алексей Лихачев: «За короткий срок пройден огромный путь»
Титановый характер, литиевая хватка: эксперт — о рынке редких металлов
Технологии
Маленький пример большим реакторам: как утилизируют радиоактивный натрий
Новости
Облачный суперкомпьютер и шаг к теории всего: новости цифровых технологий
Главное Новости
Что успел «Росатом» за 15 лет: первые лица государства поздравили госкорпорацию с юбилеем
Федеральный номер «Страна Росатом» N°44 (556)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» N°44 (556)

Что обсуждали на «Атомэкспо‑2022» — стр. 4

В «Росэнергоатоме» идет сбор предложений по борьбе с бюрократией — стр. 8

История наукограда по газетным подшивкам — стр. 14

Скачать
Показать ещё