Кто и как вот уже 40 лет помогает сотрудникам АЭС принимать верные решения

В разгар пандемии многие СМИ ставили в пример работу горячей линии психологической поддержки, которую «Росатом» открыл для своих сотрудников, членов их семей и жителей атомных городов. Но это лишь один эпизод деятельности специализированной психологической службы, которая существует в отрасли 40 лет. Побывав на юбилейной конференции, организованной Технической академией «Росатома», мы узнали 10 любопытных фактов о службе. Но сначала немного истории.

В 1979 году на американской атомной станции «Три-Майл-Айленд» произошла авария, итоги расследования которой заставили иначе взглянуть на стандарты безопасности и на роль человека в ней. Одной из ключевых причин были признаны действия операторов — тот самый человеческий фактор, который нередко приводит к нарушениям работы самых совершенных машин. Стало очевидно, что мало прописать все процедуры и этапы взаимодействия с механизмами в инструкциях и обязать персонал изучить их. Причиной сбоя может стать человек — просто потому, что он не машина. По оценкам МАГАТЭ, лишь 20% значимых событий на АЭС связаны с отказом оборудования, остальное — с неправильными действиями персонала. В нашей стране инцидент на «Три-Майл-Айленд» стал поводом изменить всю систему подготовки кадров для АЭС. В том числе — создать психологическую службу.

1. Большой плюс маленького коллектива

Психологическая служба атомной отрасли — это департамент подготовки персонала концерна «Росэнергоатом», Центр компетенций по культуре безопасности и надежности человеческого фактора Технической академии «Росатома» и лаборатории психофизиологического обеспечения (ЛПФО) на местах. Сейчас ЛПФО есть на всех 11 российских станциях, а первой была Смоленская АЭС. В 1982 году там начали вести психологическую работу с оперативным персоналом, спустя два года открыли первую в отрасли лабораторию профотбора и психофизического контроля. Ее штатным психологом и начальником стала Надежда Калимулина. Она руководит ЛПФО до сих пор.

В общей сложности в лабораториях 71 сотрудник: на Нововоронежской и Ростовской АЭС, например, по девять человек, на Калининской — шесть, на Билибинской — всего двое. Маленькие коллективы — большой плюс: легче выстроить доверительные отношения с персоналом.

2. Место рождения — МИФИ

Годом рождения психологической службы отрасли считается 1982-й. На самом деле все началось несколькими годами раньше, когда руководство ВПО «Союзатомэнерго» решило организовать психофизиологическую подготовку персонала атомных станций в филиале МИФИ в Обнинске — сейчас ИАТЭ НИЯУ «МИФИ».

Спустя несколько лет, после аварии на Чернобыльской АЭС, был учрежден Обнинский научно-исследовательский центр «Прогноз», который возглавила основатель отраслевой психологической службы Владилена Абрамова.

3. Чернобыльский опыт

Первые сотрудники психологической службы начали работать на Чернобыльской АЭС буквально сразу после аварии в 1986 году. Владилена Абрамова занималась поддержкой персонала станции с первых дней и имеет статус ликвидатора последствий аварии. В августе и сентябре в экспертной группе Института биофизики Минздрава в Чернобыле работала Надежда Калимулина. Группа проводила психофизиологическое обследование персонала перед пуском первого и второго блоков.

Именно в 1986 году в отрасли появилось понятие «культура безопасности». «После аварии на «Три-Майл-Айленде» было решено, что операторы станций должны проходить строгий психофизиологический отбор и контроль, — рассказывает Владилена Абрамова. А потом случилась чернобыльская авария. Я была на станции накануне, 23–25 апреля, там проходило совещание заместителей директоров по кадрам. Мы как раз только разработали критерии профессионального отбора. Нас водили на экскурсию по четвертому блоку, мы смотрели, как работают операторы… В Чернобыле мы пробыли довольно долго, и я наблюдала за всем, что там происходило. Начались разговоры о том, что виноват персонал. Я засомневалась, и у меня получился продолжительный анализ психологических причин этого события. Дело было не в профессионализме персонала. Атомная отрасль — особая сфера деятельности, где никакой промашки нельзя допускать. Потому здесь особо важна работа психологов, которые оценивают, может ли человек в сложной, стрессовой ситуации быть настолько собранным, сфокусированным на работе, чтобы не допустить ни малейшей оплошности».

4. Психология как наука

Может показаться, что психологи на АЭС решают сугубо прикладные задачи, но это не так. Например, Балаковская АЭС трижды принимала всероссийские научно-практические конференции психологов. Первую — в 1998 году, тогда же специалисты ЛПФО станции делились опытом с французскими коллегами с АЭС «Палюэль».

Под руководством Владилены Абрамовой создана методика психологического анализа причин неправильных действий персонала и целая научная школа психологии работы человека на АЭС.

С 2010 года научно-методическое руководство лабораториями психофизиологического обеспечения АЭС осуществляет Центр компетенций по культуре безопасности и надежности человеческого фактора Технической академии «Росатома». За эти годы разработаны методические руководства по каждому направлению деятельности.

5. Мотивация на победу

В задачи ЛПФО входит не только психологическая поддержка сотрудников АЭС и членов их семей, но и обеспечение профессиональной надежности персонала, анализ причин неправильных действий. Однако это еще не все: психологи работают с участниками чемпионата WorldSkills — командой концерна «Росэнергоатом» и объединенной командой «Росатома». Тренинги по мотивации, сеансы релаксации, диагностика, консультации — все это доступно членам команд и экспертам.

6. Предотвращение ошибок

Еще одна задача ЛПФО — сопровождение профессиональной подготовки, в том числе отработка навыков, направленных на предотвращение ошибок. Психологи участвуют в противоаварийных тренировках оперативного персонала блочного щита управления на полномасштабном тренажере, в подготовке сотрудников на должность, в поддержании квалификации по темам «Ведение оперативных переговоров», «Роль человеческого фактора. Инструменты предотвращения ошибок персонала», «Самоконтроль при выполнении работ», «Модель руководителя-лидера в развитии культуры безопасности», «Психологические аспекты работы руководителей с персоналом» и др. В прошлом году психологическую подготовку прошли более 13 тыс. сотрудников станций. Это 42 тыс. часов занятий.

7. Антистресс на АЭС

Важная часть работы — психофизиологическое обследование, на котором тестируется профессиональная надежность. Оно бывает трех видов. Предварительное проводится при приеме на работу, периодическое — по плану-графику, внеплановое — после длительного отсутствия сотрудника или при переходе на должность, для которой требуется разрешение Ростехнадзора.

ПФО обязательно для всех и само по себе может быть стрессом даже для опытного сотрудника. Поэтому на Билибинской АЭС, например, после обследования устраивают сеанс релаксации — к обсуждению результатов переходят только после получасовой разрядки.

Работа с психологическим и физическим напряжением разнообразна по форме. На Ростовской АЭС в прошлом году организовали психологический клуб, на Калининской учат управлять стрессом, на Ленинградской в период пандемии в местном СМИ открыли рубрику «Антистресс с ЛАЭС».

8. Психология в «цифре»

Есть ли место цифровизации в практике психолога? В 2019 году в «Росэнергоатоме» стартовала автоматизация системы ПФО, и с 2020 года на каждой станции внедрен модуль ПФО, который содержит 53 психодиагностические методики. Он серьезно облегчил работу специалистов лабораторий, в прошлом году они провели 10 286 психофизиологических обследований персонала. Прогностическая эффективность, например, предварительных обследований — 93%.

9. Кресло нулевой гравитации

В арсенале психолога на АЭС масса технических средств. Лаборатории оснащены креслами-реклайнерами, приборами для БОС-тренингов (биологическая обратная связь — технология контроля работы нервной системы) и аудиовизуальной стимуляции, массажными креслами, специальным световым оборудованием и проч.

В 2013 году Билибинская АЭС стала первой, где установили «Сенсориум» — психофизиологическую антистрессовую систему. Это комплекс для расслабления, который состоит из виброакустического кресла, аудиовизуального стимулятора, стереонаушников и светодиодных очков. Кресло еще называют «креслом нулевой гравитации» — оно создает ощущение отсутствия земного притяжения.

10. Запрос сверху

Психологи на атомных станциях работают не только с оперативным персоналом, но и с руководителями. Причем запросы от них в последнее время, как отмечают в ЛПФО, стали поступать чаще. Это и личная потребность, и необходимость, связанная с выполнением профессиональных задач. По мнению главного эксперта департамента подготовки персонала центрального аппарата «Росэнергоатома» Ларисы Андрюшиной, работа с руководящим составом особенно важна в условиях нестабильности и неопределенности: «От руководителя — от его чувствительности, умения работать с людьми — зависит очень многое. Это и настроение коллектива, и в том числе, конечно, безопасность».


ПОМОЩЬ В УСЛОВИЯХ ПОЛЯРНОЙ ЗИМЫ

Самая молодая лаборатория психофизиологического обеспечения находится на самой северной и самой необычной в мире атомной станции — ПАТЭС. Там персоналу труднее, чем где-либо еще. «Дело не только в холодных зимах, коротком лете, полярной ночи или характерных для Чукотки сильных ветрах. Впервые в мировой истории работа оперативного персонала организована вахтовым методом, — поясняет ведущий психолог ЛПФО Наталья Лазебникова. — В итоге на персонал оказывают существенное влияние три группы факторов: климатогеографические, производственные и социально-бытовые».

Почти трехмесячная вахта, огромное расстояние до дома — люди часто не имеют возможности пообщаться с близкими из-за проблем с интернетом и разницы во времени. Плюс длительное нахождение под постоянным наблюдением, необходимость контролировать эмоции, долго держаться определенной социальной роли. Да и традиционных выходных у оперативного персонала ПАТЭС, работающего сменами по 12 часов, нет — они переносятся на межвахтовый период — три месяца.

Еще одна специфическая проблема, с которой сталкиваются атомщики на Чукотке, — сенсорная, тактильная депривация, связанная с однообразием пейзажа. В общем, место необычное — и задачи, которые решает служба кадров и ЛПФО, тоже.

В Санкт-Петербурге, где расположен учебно-тренировочный центр ПАТЭС, психологи проводят контроль психофизиологического состояния персонала перед отправкой на вахту, теоретическую и практическую психологическую подготовку на полномасштабном тренажере. В Певеке сопровождением персонала занимается психолог ЛПФО (кстати, приезжий, перебрался на Чукотку с Большой земли). Специалисты ЛПФО доступны по телефону круглосуточно и могут провести срочную консультацию.

Несмотря на то что ЛПФО на ПАТЭС всего год, ее специалисты уже разработали и внедряют программы адаптации и поддержки. Например, для обучения приемам саморегуляции и самоконтроля — метод «Образ телесных ощущений». Это серия видеокурсов по комплексу специальных упражнений с демонстрацией техники выполнения и пояснениями физиолога. К концу года будут готовы три видеокурса, их можно будет скачать и использовать для самостоятельных занятий в любое время.


Тимофей Нестик
Доктор психологических наук, заведующий лабораторией социальной и экономической психологии, Институт психологии РАН

— Новая аббревиатура, которая приходит на смену «VUCA» (жизнь в состоянии неопределенности, неоднозначности, сложности и изменчивости. — «СР»), — BANI. Суть ее в том, что теперь уже совсем ничего нельзя предсказать. В таких условиях мы ищем основание для устойчивости — островки, которые позволяют что-то планировать, на кого-то полагаться. И трудовой коллектив, безусловно, один из таких островков. По нашим замерам, уровень стресса и тревоги — симптоматика депрессии, у сотрудников частных компаний выше, чем у людей, работающих в государственных организациях. Социальная поддержка — это ключевой фактор, который защищает от депрессии. И наши адаптационные возможности зачастую связаны с социальным окружением.

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Федеральный номер «Страна Росатом» №23 (536)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №23 (536)

О чем говорили на первом в этом году дне директора — стр. 4

На Курской АЭС к наработке кобальта-60 подключили третий блок — стр. 9

Виктория Андриенко —  об итогах «Пушистого атома» и волонтерстве — стр. 14

Скачать
Технологии
ВНИИНМ разрабатывает нейростимулятор для борьбы с болезнью Паркинсона
События
«Росатом» получил разрешение на строительство Труновской ВЭС в Ставропольском крае
События
«Росатом» получил разрешение на строительство Труновской ВЭС в Ставропольском крае
События
«Севморпуть» вышел в первый каботажный рейс в Петропавловск-Камчатский
Главное События
«Росатом» получил лицензию на строительство первого блока АЭС «Эль-Дабаа»
Показать ещё