На пике формы: амбассадоры ЗОЖ проверили себя на Эльбрусе

Вот уже больше полугода в отрасли идет ЗОЖ-марафон. Самые активные участники становятся амбассадорами здорового образа жизни и собирают команды. Девять капитанов — ​лидеров рейтинга в конце августа отправились на Эльбрус. Экспедиция стала подарком от госкорпорации. Два покорителя вершин рассказывают о походе: было круто, сложно, жарко, холодно, незабываемо.

Андрей Буньков
Помощник начальника караула, «Атом-­охрана»

— Перед восхождением проходят акклиматизацию. Она строится по принципу «пилы»: подъем на одну высоту — ​спуск, подъем на следующую — ​спуск на предыдущую. Сначала мы поднялись на 3,15 тыс. м до обсерватории на пике Терскол, потом — ​на 3,45 тыс. м до горы Чегет, оттуда по канатной дороге — ​на 3,7 тыс. м до гостиницы «Бочки». Следующий этап был на 4,1 тыс. м, за ним — ​на 4,7 тыс. м, это уже в полной экипировке: ботинки с кошками, страховочные системы. Нас учили удерживаться на склоне с помощью ледоруба, подниматься и спускаться по веревочным перилам, передвигаться в связке.

На относительно малых высотах еще есть растительность: деревья сменяются лугами, над которыми возвышаются снежные шапки Кавказских гор. Словами трудно передать всю их красоту. А на 3,7 тыс. м никакой растительности уже нет. Там проходит граница вечных снегов. И красота другая — ​лунные и марсианские пейзажи.

Стартовали на Эльбрус мы с высоты 3,7 тыс. м ночью. Сначала ехали на ратраках — ​снежных тракторах с широкими гусеницами, которые делают лыжные трассы. Сидели в открытом кузове. Высадились на высоте 5 тыс. м. Заброска сэкономила нам шесть-семь часов на подъем и три часа на спуск. Некоторые говорят, что восхождение на Эльбрус с юга по канатной дороге и на ратраках нельзя считать полноценным. Но главный экстрим начинается именно на высоте 5 тыс. м.

После высадки, собравшись в колонну, мы начали карабкаться траверсами по крутому склону к началу тропы «­Косая полка», ширина которой 40–50 см. Ночь, темень, шли при свете налобных фонариков. С восточной вершины дул шквалистый ветер, заметающий тропу. Порывы были настолько сильные, что можно было потерять равновесие и укатиться под уклон. В лицо летела снежная крошка. Я видел только ботинки впереди идущего. Ловил себя на мысли, что сознание периодически отключается, будто я засыпаю на ходу. Прекратилось это лишь с рассветом. Делать привал было опасно, шли без остановок до седловины — ​ровной части скалы без снега.

Группа идет в связке. До цели осталось меньше двух часов

На привале гид посоветовал съесть гель с изотоником и кофеином и попить чаю. От усталости еле впихнул в себя пару гелей. Запил горячей водой с лимоном без сахара и почувствовал, как силы возвращаются.

До вершины оставалось примерно 300 м. Мы снова соединились в связку. Меня и Ивана Еременко из Новоуральска как самых сильных гиды поставили сразу после себя. В случае падения ­кого-либо из группы мы должны были упасть на колени и держать сорвавшегося. На подъеме к веревочным перилам крутизна росла, шли на передних зубьях кошек.

На следующем переломе увидели почти хайвей — ​пологую широкую натоптанную дорогу. Ее называют «Тропа зомби», потому что обычно по ней медленно бредут к вершине обессиленные крутым подъемом альпинисты. Как шли мы, уже не помню.

На вершине была другая группа, и я подумал, что замерзну в ожидании: минус 10 °C, но сильный ветер промораживал до костей. Когда место освободилось, мы начали фотографироваться. Я достал флаг «Атом-охраны», привязал к трекинговой палке и сделал снимок. Все, у кого были флаги их предприятий, быстро сделали то же самое — ​на вершину выстроилась очередь. В тот день на Эльбрус поднялись порядка 500 человек.

Думаю, у нас все получилось благодаря хорошей организации экспедиции. Не было проблем с экипировкой, питанием, проживанием, передвижением — ​мы сосредоточились только на результате. Честно говоря, поначалу идея взойти на вершину не казалась мне стоящей. Но я все же решил участвовать — ​поднять флаг предприятия на Эльбрусе и познакомиться с людьми, с которыми соревновался пять месяцев. Еще хотелось проверить, как организм справится с высотной гипоксией.

Я многому научился. Усвоил главное правило альпинизма — ​медленное, шажками, продвижение с нечастыми привалами ведет к высокой цели. Горы оказались мне по зубам. Понял, что мой организм, несмотря на 56‑летний возраст, подобен космическому кораблю, готовому к взлету: все системы работают нормально.

Еще я отдохнул. Смена обстановки, круг единомышленников, экстремальные условия перезагрузили психику и сняли нервное напряжение. Перед поездкой от разных людей слышал: «Вас что, не любят в «Росатоме»? Гонят в горы, в снега, в опасность, нет бы путевку на море подарить». Но, на мой взгляд, это концептуальный приз — ​апофеоз проекта «ЗОЖ-марафон». Взойдя на вершину в полном составе, мы своим примером показали преимущества здорового образа жизни. Со мной произошла внутренняя трансформация. Я до и после восхождения — ​два разных человека. Второй намного круче и способен на большее. Говорят же, что все препятствия у нас в голове. Это испытание сняло часть ментальных ограничений. А успех добавил авторитета. И мне это нравится.


Наталия Товкайло
Инженер-­конструктор, РФЯЦ-ВНИИЭФ

— Погода в горах непредсказуема. Только что светило солнце, 10 минут спустя уже хлещет дождь и сбивает с ног ветер, через 15 минут снова солнце. Так что важно прислушиваться к советам гидов по экипировке и брать побольше теплых вещей. На четвертый день акклиматизации мы вышли утром в жару, но по мере подъема одежды на нас прибавлялось. На финишной точке все теплые вещи, которые мы взяли с собой, были на нас, даже ­пуховики.

Главное в горах — ​никуда не торопиться и идти след в след. Это очень облегчает подъем, ты не думаешь: «Ну долго еще?», а просто ­шагаешь.

Мы жили в отеле «Бочки» в спартанских условиях — ​в одном 10‑местном номере, спали на двухъярусных кроватях. Но вид из окон был божественный.

Восхождение назначили, когда на вершине Эльбруса было около минус 10 °C. За три дня до этого было минус 30. В шесть мы поужинали, через час легли спать. А в 23:40 позавтракали — ​и в путь. Поднялись на 100 м, надели пуховики, шапки потеплее, верхонки и погрузились в ратрак. Высадились на высоте 5 тыс. м и снова пешком по «­Косой полке», которая, казалось, никогда не закончится. На этой тропе негде остановиться отдохнуть, ветер сбивал с ног. Лучший вариант — ​просто идти и считать шаги, не думая о том, когда же будет привал.

После трех часов пути почти всех начало пошатывать, силы быстро заканчивались, кружилась голова. На привале мы подкрепились чаем с конфетами и гелями. Отдыхали примерно час. Дальше путь лежал через веревочные перила, шли в связке. Выглянуло солнце, стало припекать. И еще через пару привалов мы увидели вершину Эльбруса. Собрались с силами и благодаря поддержке гидов дошли до цели.

ЗОЖ-амбассадоры с гидами на вершине Эльбруса

Чувства, которые я испытала на вершине, не передать словами. Счастье, эйфория от того, что, несмотря на все трудности, мы смогли это сделать. И от того, что рядом стояли люди, ставшие твоими друзьями.

Чувства, которые я испытала на вершине, не передать словами. Счастье, эйфория от того, что, несмотря на все трудности, мы смогли это сделать. И от того, что рядом стояли люди, ставшие твоими друзьями.


От редакции

Вы знаете, что 23 сентября на Эльбрусе погибли пятеро туристов, остальные члены группы в больнице. Причины трагедии выяснит следствие, мы лишь хотим сказать: даже для опытных альпинистов восхождение — ​экстрим. Герои статьи были на Эльбрусе впервые и понимали, что это не легкая прогулка. Они были продуманно экипированы, прошли подготовку, адаптацию и в сопровождении гидов в максимально благоприятную погоду поднялись на вершину.


КТО ПОДНЯЛСЯ НА ЭЛЬБРУС

Вероника Иванова, специалист по спортивной и физкультурно-­массовой работе профсоюза, Ленинградская АЭС

Людмила Лаврова, инженер-­программист, Калининская АЭС

Анастасия Федорова, ведущий специалист отдела развития персонала, Нововоронежская АЭС

Андрей Чуев, инженер-­энергетик, ФЭИ

Андрей Буньков, помощник начальника караула, «Атом-­охрана»

Наталия Товкайло, инженер-­конструктор, РФЯЦ-ВНИИЭФ

Иван Еременко, ведущий инженер-­электроник, УЭМЗ

Ольга Баловнева, ведущий специалист группы финансового мониторинга потребителей предбанкротного состояния, «Атомэнергосбыт»

Анна Сизых, ведущий специалист отдела безопасности информационных технологий, «Атомзащитаинформ»

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
История Люди
На Кольской АЭС трудилась единственная в мире женщина — начальник смены станции
События Технологии
«Атомэнергомаш» внедрил новую систему мониторинга оборудования
Федеральный номер «Страна Росатом» N°36 (548)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» N°36 (548)

День работника атомной промышленности: ​главное — стр. 4

З0 лет совершенства: эволюция защиты АЭС — стр. 10

Профессия — ​сверяем ожидания с реальностью — стр. 12

Скачать
Люди
Ракетка дальнего действия: как атомщица стала чемпионкой в 42 года
Синхроинфотрон
Глазами Карика и Вали: фотоохота в окрестностях Балаковской АЭС
Синхроинфотрон
«Не будет воли — ничего не будет»: в «Росатоме» обсудили формулу таланта
Показать ещё