Николай Сорокин о работе на Курской АЭС, пандемии и достижениях «Росэнергоатома»

26 лет из 29 работает в «Росэнергоатоме» Николай Сорокин, заместитель генерального директора, генеральный инспектор концерна. Он рассказал нам о том, как удалось сберечь атомную отрасль в трудные девяностые годы, чем ему запомнилась работа во главе Курской АЭС и как концерн сегодня справляется с трудностями, вызванными пандемией.

— В свои 29 лет концерн находится в хорошей форме, готов к новым большим свершениям. А вы помните себя в 29? Чем вам запомнился этот возраст?

В свои 29 лет я принял ответственное решение, сменив достаточно успешную работу инженера-конструктора в ОКБМ города Горького (теперь Нижний Новгород) на работу инженера-наладчика на Ленинградской АЭС. Это решение предопределило весь мой последующий производственный путь.

— Что бы вы могли отнести к достижениям концерна за эти 29 лет, в которых есть и ваш вклад?

Я в компании с 1995 года, то есть 26 лет. Если вспоминать первые годы работы, это было обеспечение эксплуатации АЭС в тяжелейших условиях, когда денег за отпущенную атомными станциями энергию мы практически не получали. Собственно, и в концерн все АЭС объединились, чтобы выжить в условиях, сложность которых и представить новому поколению работников невозможно. Основную тяжесть преодоления трудностей вынесли на себе директора АЭС, но и всем службам концерна приходилось работать с полным напряжением сил.

Еще хочу вспомнить, как в 1999 году в Вене, в штаб-квартире МАГАТЭ на первом совещании договаривающихся сторон, присоединившихся к международной Конвенции о ядерной безопасности, был представлен доклад Российской Федерации о состоянии ядерной и радиационной безопасности. В начале совещания у делегаций зарубежных стран было представление, что атомная энергетика Рос-сии уже развалилась или находится на грани развала.

С нами разговаривали, что называется, через губу. После представления российской делегацией национального доклада отношение к нам коренным образом изменилось. Всем было убедительно показано, что атомная энергетика России не только сохранила свой потенциал, но и находится на стадии возобновления его наращивания.

Другие значимые работы, в которых мне довелось непосредственно участвовать: модернизация и продление сроков эксплуатации энергоблоков АЭС; выполнение комплекса работ по обоснованию безопасности и повышению мощности энергоблоков сверх проектного; внедрение ТВС-А разработки «ОКБМ Африкантов» в реактор ВВЭР-1000 главного конструктора ОКБ «Гидропресс» для устранения проблемы искривления ТВС. Только специалисты могут оценить, насколько значимы были для нас эти работы.

— Вы были директором Курской АЭС — станции, на которую сейчас обращено всеобщее внимание в связи со строительством референтных энергоблоков ВВЭР-ТОИ. Какие результаты работы на посту директора принесли вам наибольшее удовлетворение?

Сам факт работы на Курской атомной станции. Ценна была сама возможность после почти 13 лет работы в центральном аппарате концерна вернуться на производство, для которого этот центральный аппарат и существует. Тем более это производство — Курская АЭС, где сложился коллектив с крепкими научно-техническими традициями в обеспечении безопасности. Причем коллектив, пожалуй, наиболее социально ориентированный, что особенно проявилось в трудные девяностые годы. Решение о сооружении Курской АЭС-2 с энергоблоками ВВЭР-ТОИ готовилось с активным участием Курской АЭС. Были подготовлены новые специалисты и руководители как для Курской станции, так и для других АЭС России. Время работы там — один из самых по-хорошему памятных периодов моей жизни.

— Насколько сложными оказались последние два года в жизни концерна и его генеральной инспекции?

Последние два года в нашей отрасли, как и во всем мире, прошли в условиях ограничений, определяемых пандемией COVID-19, то есть в условиях чрезвычайных. Концерн и «Росатом» продемонстрировали способность оперативно и исчерпывающе решать возникающие проблемы. Изменились формы организации работ, но не их содержание. В результате в 2020 году концерн не только выполнил все планы, но и достиг новых значимых результатов. Генеральная инспекция в 2020 году также выполнила все запланированные работы, применяя в том числе и дистанционные формы. Для меня как генерального инспектора важно, что проведенная в 2020 году в концерне командой ВАО АЭС корпоративная партнерская проверка в итоговом документе не зафиксировала областей для улучшения по направлению «Независимый ядерный надзор». То есть коллектив генеральной инспекции работает и в период пандемии в соответствии с международно признанной практикой.

— Что вы пожелаете концерну в день его рождения?

Безопасной и надежной работы всех его объектов. Желаю концерну стать компанией мирового уровня и оставаться при этом компанией, в которой комфортно работать, привлекательной с точки зрения приложения своих сил и знаний и обеспечивающей своим сотрудникам достойную жизнь.

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Люди
На пути в капитаны: студенты рассказали о практике на атомном ледоколе
Федеральный номер «Страна Росатом» №35 (499)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №35 (499)

Андрей Никипелов: «Через несколько лет мы войдем в топ-5 российских машиностроительных компаний» — стр. 4

Что повидал на своем коротком веку корпус нового ВВЭР-ТОИ — стр. 13

Кто присматривает за 22 маяками на Севморпути —  стр. 14

Скачать
События
«Страна Росатом» запускает новый фотобанк
События
Почему Марс без воды: новости недели, которые стоят внимания
События
Быстрее, зеленее, устойчивее: что обсуждали на Генконференции МАГАТЭ
Синхроинфотрон
Полярный дневник: про розовый снег, рождение айсбергов и умную молодежь
Показать ещё