Академик РАН Георгий Рыкованов: мегасайенс-проектам нужны технологии «Росатома»

Намеченное на 8 декабря общее собрание Академии наук посвящено атомной отрасли. О том, какие вопросы планируется обсудить, о наиболее актуальных проектах сотрудничества рассказывает руководитель президиума научно-технического совета «Росатома» академик РАН Георгий Рыкованов.

— Собрание посвящено 75-летию атомной отрасли и инициировано недавно ушедшим из жизни руководителем отделения энергетики, машиностроения, механики и процессов управления РАН академиком Владимиром Фортовым. Я знал его много лет и понимаю, какая это утрата для мировой и российской науки, нашей страны, РАН и «Росатома».

Подобные юбилейные мероприятия предполагают определенный формат научных докладов. Они посвящаются совместным заслугам «Росатома» и РАН перед страной. Это в первую очередь атомный проект, достижения и результаты в мирном применении атомной энергии.

При обсуждении повестки заседания с Владимиром Фортовым мы договорились о расширении тематики докладов, чтобы представить академическому сообществу основные направления работы по подготовленной «Росатомом» и переданной на согласование и утверждение в правительство программе «Развитие техники, технологий и научных исследований в области атомной энергии (РТТН)», по существу являющейся 14-м национальным проектом.

Думаю, сейчас нет смысла подробно приводить содержание программы. Приглашаю желающих присоединиться к собранию, оно будет транслироваться на платформе Zoom. РАН планирует издать сборник всех докладов, с ним тоже можно будет ознакомиться.

— В 2019 году НТС «Росатома» и РАН провели общее собрание президиума. О чем тогда шла речь?

— Были подведены итоги совместных работ «Росатома», Курчатовского института и РАН за последние годы. Обсуждали план предстоящих совместных работ в рамках программы «Атомная наука, техника и технологии (АНТТ)», предшественницы РТТН. Институты РАН выполняют большой объем работ по этой программе. По существу, в 2019 году была сверка часов: президиум РАН подтвердил заинтересованность и готовность выполнить часть работ по термоядерной энергетике, физике плазмы и высоких плотностей энергии, двухкомпонентной атомной энергетике с тепловыми и быстрыми реакторами, малой, мощностью 10–100 МВт, атомной энергетике, развитию радиохимических технологий для замыкания топливного цикла, обоснованию технологий безопасного захоронения радиоактивных отходов, созданию новых радиационно стойких материалов для атомной энергетики и промышленности, развитию водородной энергетики. По результатам обсуждения были уточнены некоторые задачи и планы работ по АНТТ.

— В прошлом году «Росатом» и РАН подписали соглашение. Этот документ изменил принципы и вектор взаимодействия?

— Гендиректор «Росатома» Алексей Лихачев и президент РАН Александр Сергеев подписали рамочное соглашение, постулирующее стремление обеих структур проводить совместные исследования и определяющее порядок и правила взаимодействия ученых и специалистов. Предыдущее аналогичное соглашение было подписано в 2006 году Сергеем Кириенко и Юрием Осиповым. Есть нюансы, связанные с принятием в сентябре 2013 года закона о РАН, связанные с передачей институтов академии в Минобрнауки. Реальное взаимодействие ученых, ведущих близкие по тематике работы, как было от начала атомной отрасли до нашего времени, так и осталось. Подписание соглашения еще раз подчеркнуло тесную связь РАН и «Росатома».

— Какие направления и проекты сотрудничества «Росатома» и РАН наиболее актуальны?

— Их много. Приведу только два примера. Во-первых, вы, вероятно, знаете о достижениях Юрия Оганесяна в ОИЯИ — ​поиск сверхтяжелых элементов с атомными номерами от 114-го до 118-го. На мой взгляд, это результаты уровня Нобелевской премии. Очень приятно, что «Росатом» внес вклад в эти достижения, произведя стабильный изотоп кальций‑48 — ​ядро, которым бомбардируют мишени из плутония‑242, 244 и америция‑243. Запланирован поиск сверхтяжелых элементов от 120-го номера. За «Росатомом» производство стабильных изотопов титан‑50, никель‑64 и актинидов — ​кюрий‑248, берклий‑249 и калифорний‑251.

Во-вторых, в России реализуются проекты мега­сайенс. Упомяну два из них: коллайдер NICA в ОИЯИ в Дубне и СКИФ — ​Сибирский кольцевой источник фотонов в центре синхротронного излучения СО РАН в Новосибирске. Установки такого уровня в России еще не строили. И ОИЯИ, и СО РАН заинтересованы в технологиях и производственных мощностях «Росатома». Деталям сотрудничества были посвящены три заседания секции ядерной физики РАН с участием представителей «Росатома». Достигнуто полное взаимопонимание.

— В «Росатоме» работают академики РАН. Какова их роль в научно-технической политике госкорпорации?

— Я бы не сужал рамки. Академиков в «Росатоме» всего, если не ошибаюсь, девять. «Росатом» богат талантами и располагает достаточным количеством квалифицированных ученых и специалистов, многие из которых могли бы, по моему мнению, достойно представлять госкорпорацию в РАН. Научно-техническую политику формирует все научное сообщество «Росатома» — ​при подготовке и обсуждении планов развития институтов, при обсуждении направлений работы на НТС. Академики Леонид Большов и Борис Мясоедов руководят двумя НТС «Росатома». Еще два возглавляют представители Курчатовского института — ​член-корреспондент РАН Михаил Ковальчук и доктор физико-математических наук Николай Тюрин. А всего в состав 12 НТС «Росатома» и НТС ЯОКа входят 44 члена РАН.

— Как вы оцениваете практику, вернувшуюся в отрасль несколько лет назад, — ​единый отраслевой тематический план НИОКР?

— Это большое и важное дело для всей отрасли. Это стремление выстроить идеологию. Первоначально — ​определить ключевые научно-технологические направления, на которых целесообразно сосредоточить усилия. Затем — ​назначить научных руководителей, известных и авторитетных ученых, абсолютно уверенных в необходимости и важности этих направлений.

При подготовке проектов мы попытались совместить инициативы организаций и научных руководителей, сформировав на этой основе комплексные проекты, обеспечивающие достижение значимых научных результатов и отсутствие дублирования работ. Не все, разумеется, пошло гладко, но в целом начинание полезное, расширяющее научно-техническую активность наших организаций. С удовлетворением могу отметить и возрастающую активность со стороны институтов РАН, участие которых в едином отраслевом тематическом плане основано на уже упомянутом соглашении.

— Как мы говорили в начале, на согласовании в правительстве находится федеральная программа развития технологий и научных исследований в области атомной энергии. Когда вы ожидаете ее принятия?

— «Росатом» плотно работает с аппаратом правительства и министерствами, оттачивая и корректируя отдельные формулировки и положения. Надеюсь, в 2021 год мы вступим с уже утвержденной программой.

Посмотреть трансляцию собрания РАН можно 8 декабря в 10:00 на сайте на портале «Научная Россия»и на сайте Homo Sсience.

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Главное Люди
ОКБМ поставит оборудование для головного ледокола «Лидер» на сумму больше 28 млрд рублей
События
Министерство энергетики США обнародовало программу развития ядерной науки и технологий
События
Разбирать уран-графитовые реакторы будет робот
События
АЭС России завершили 2020 год абсолютным максимумом
Федеральный номер «Страна Росатом» №49 (465)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №49 (465)

Алексей Лихачев: «Мы хотим войти в топ‑3 в целом ряде неатомных направлений» — стр. 5

Однажды Курчатову понадобился магнит — с чего началась история НИИЭФА — стр. 8

Ну, во‑первых, это красиво: как на ПСЗ открыли участок каслинского литья — стр. 14

Скачать
История
От урана до маглева, от завода «Электросила» до НИИЭФА
Показать ещё