Монтаж с переворотом. О ювелирной точности на строительстве АЭС

Чтобы установить 330-тонный корпус реактора на Нововоронежской АЭС, его опустили в шахту ревизии в горизонтальном положении, затем повернули вертикально. В момент раскантовки от патрубков главного циркуляционного трубопровода до стен шахты всего полсантиметра, а то и меньше. О ювелирной точности на строительстве атомных станций, специфике возведения саркофага над разрушенным блоком Чернобыльской АЭС и работе в жару рассказывают сотрудники
«Энергоспецмонтажа».

Не замять при раскантовке

У монтажника технологических трубопроводов шестого разряда Романа Плутахина стаж больше 20 лет, 10 из них он работает в «Энергоспецмонтаже». Строил блоки в Сосновом Бору, Волгодонске, Удомле, Нововоронеже, Островце. Сейчас — ​в Курчатове.

Монтаж любого тяжелого оборудования имеет нюансы. «При подъеме ферму-консоль вывесить на стропах строго горизонтально очень сложно. Любой перекос — ​разность по высотной отметке. Допуски при этом в районе 3–4 мм. Чтобы четко смонтировать, нужно поймать по осям и высоте, — ​рассказывает Роман Плутахин. — ​Или компенсатор давления, который вместе с траверсами весит 160 т. Из-за особенностей конструкции он заводится в шахту в горизонтальном положении и там раскантовывается, то есть поворачивается вертикально».

Об оборудовании ядерного острова Роман Плутахин говорит с увлечением: «Взять монтаж корпуса реактора. После подъема в здание проверяется, не образовались ли на поверхности задиры или царапины. Она должна быть идеальной. Один из способов монтажа корпуса такой: опускаем в шахту ревизии в горизонтальном положении до определенной точки, останавливаемся и раскантовываем. При этом между патрубками ГЦТ и стенками шахты полсантиметра. Неверное движение — ​и они замнутся».

К настолько сложным операциям допускают только матерых специалистов. Но молодежь, конечно, на стройках тоже очень ждут. «Обучение идет не один год, да и не один объект нужно пройти. Работа крайне ответственная, — ​объясняет Роман Плутахин. — ​Даже у нас, опытных монтажников, каждые пять лет аттестация, подтверждаем квалификацию. Не скажу, что молодежь очень уж стремится на стройку, но те, кто приходит, учатся и достигают отличных результатов. Хорошо, что «Росатом» занимается популяризацией рабочих профессий. При выборе такой специальности, как наша, важно понимать, что неотъемлемая ее часть — ​командировки от двух недель до года. Зато можно увидеть страну, мир, набраться уникального опыта. И зарплата выходит на достойный уровень».

Укрытие для Чернобыля

«Энергоспецмонтаж» — ​один из ведущих участников ликвидации последствий аварии в Чернобыле. Специалистов ЭСМ отправили на строительство саркофага над четвертым блоком. Илдар Тлеубаев, сейчас директор филиала МСУ‑5, тогда монтажник, вспоминает: «В октябре 1986 года нас командировали на месяц на ЧАЭС. Мы выполняли демонтажные работы и готовили металлоконструкции к закрытию здания реактора (всего больше 11 тыс. т металлоконструкций. — «СР»). Смена на разрушенном блоке — ​максимум 40 минут, дольше находиться там было нельзя».

По образованию Илдар Тлеубаев ​инженер-механик. «После Ташкентского политеха я работал в Узбекистане, в Югпроммонтаже, который относился к Минсредмашу, — ​рассказывает Илдар Тлеубаев. — ​Одним из наших крупнейших объектов был Навоийский горно-металлургический комбинат, где производят золото и уран. В 2006 году пришел в «Энергоспецмонтаж», меня назначили заместителем директора МСУ № 2 и направили на второй блок Ростовской АЭС, затем — ​на стройплощадку иранской АЭС «Бушер», первой на Ближнем Востоке. Это был непростой проект: станцию начала строить немецкая компания, потом законсервировала. Нам под чужой конструктив нужно было подогнать оборудование и технологии».

Илдар Тлеубаев вернулся на Ростовскую АЭС уже на сооружение блока № 3, а позже руководил работой МСУ‑5 на блоках № 6 и 7 в Нововоронеже. «Последние полтора года мы на Курской АЭС‑2, — ​продолжает он. — ​Наш филиал отвечает за все монтажные работы на реакторных зданиях. Уже установили ловушки расплава на обоих блоках, опорную и упорную фермы, ферму-консоль на блоке № 1. В июне должны закончить монтаж фермы-консоли для второго блока. Планируем со следующего года взяться за трубопроводы. Помимо этого, МСУ‑5 займется демонтажом оборудования на выведенных из эксплуатации втором и третьем блоках Нововоронежской АЭС».

Сейчас в филиале работают 470 человек, пик будет ближе к монтажу трубопроводов на Курской АЭС‑2 — ​дойдет до 1,5 тыс. «Часть людей — ​на Белорусской АЭС и на «Руппуре». Например, сейчас в Сосновом Бору помогаем коллегам из МСУ‑90 «Титана‑2». Когда будет у нас разгар, из других филиалов ЭСМ приедут к нам, — ​комментирует переток персонала Илдар Тлеубаев. — ​Монтажник, по мне, лучшая профессия. У нас мощный сплоченный коллектив. А какой адреналин, когда пускают энергоблок, в котором частица и твоего труда! Наверное, то же испытывают олимпийские чемпионы, когда получают медаль. Работа с тяжелым оборудованием сложная, но невероятно интересная. Например, когда варим ГЦТ, наиболее трудоемкое — ​соединение главного циркуляционного насоса с реактором и парогенераторами. Каждый стык постепенно нагревается до 200 °С, заваривается, затем прогревается до 630 °С и остужается. Работать приходится и снаружи, и внутри трубы, там жарко и тесно».

Приоритет монтажника — ​техника безопасности. «Жизнь и здоровье людей важнее всего. Рабочий день начинается в восемь утра, до этого, в 7:45, — ​линейка, — ​рассказывает Илдар Тлеубаев. — ​Проговариваем, что обязательно должны быть каски, ремень при работе на высоте, проверяем удостоверения по электробезопасности и т. д. Нарушений практически не бывает, так как все знают, что это грозит лишением премии, переэкзаменовкой или даже увольнением. За последние три года в МСУ‑5 не было ни одного несчастного случая».

В жаре, да не в обиде

Сергей Маркотнов пришел в «Энергоспецмонтаж» в 2012 году учеником монтажника технологических трубопроводов второго разряда на строительстве «Нововоронежа‑6». «Я окончил Воронежский государственный аграрный университет по специальности «агрохимия». Отслужил в армии, вернулся, женился и, пока искал постоянную работу, решил временно поработать на стройке. Но, как говорится, нет ничего более постоянного, чем временное», — ​рассказывает он.

Спустя три месяца Сергей Маркотнов получил третий разряд и уже участвовал в монтаже парогенераторов, полярного крана, коллекторов пара и других операциях. «Потом отучился на смежные специальности стропальщика и газорезчика, — ​продолжает он. — ​Через год предложили стать линейным ИТР на монтаже технологических трубопроводов. После нескольких проектов я был уже производителем работ, руководил несколькими бригадами. В конце 2015 года меня назначили начальником нового монтажного участка, на котором я проработал вплоть до энергопуска шестого блока».

Сейчас Сергей Маркотнов ​главный инженер филиала «Энергоспецмонтажа» в Бангладеш, на АЭС «Руппур». «Я бы не сказал, что эта площадка сильно отличается от Нововоронежской АЭС, — ​отмечает он. — ​Порой проблемы создает климат — ​из-за жары и высокой влажности нашим людям приходится нелегко».

Половина персонала ЭСМ на «Руппуре» — ​бангладешцы, в большинстве своем ни разу не участвовали в сооружении таких масштабных объектов, но есть монтажники и сварщики с богатым опытом. «Главное — ​множество людей хотят работать и учиться, — ​подчеркивает Сергей Маркотнов. — ​При приеме на работу сварщики варят образцы, монтажники делают сборки и зачищают стыки. Тех, кто справляется, прикрепляем к русским звеньевым, чтобы набирались опыта и получали квалификацию. Есть, конечно, языковой барьер, но работа сплачивает. Русские специалисты от и до знают чертежно-техническую документацию, мастера монтажа, местные у них быстро учатся. В общем, смешанные бригады дают хорошую производительность».

Строительство в активной стадии, привозят много оборудования, началась поставка технологических трубопроводов. Идет монтаж бакового хозяйства и теплообменного оборудования. К главным событиям этого года можно отнести возведение шахты реактора блока № 1 от верха фермы-консоли до низа перекрытия на отметке +26,3, установку в проектное положение опорной фермы на блоке № 2. В июне начнется монтаж конденсаторной группы в машзале первого блока.

И напоследок о том, что изменилось на «Руппуре» из-за пандемии коронавируса. «Площадка работает в обычном режиме, случаев заражения на данный момент нет, — ​отвечает Сергей Маркотнов. — ​Масочный режим, у всех сотрудников регулярно измеряют температуру. Основная сложность была с перелетами из Бангладеш в Россию и обратно. Сейчас «Росатом» организует чартерные рейсы, чтобы привезти-увезти людей. Правда, нужно соблюдать двухнедельный карантин по прибытии».

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Технологии
В зоне действия нейросети: как суперкомпьютеры влияют на искусственный интеллект
Технологии
Зачем «Росатому» уникальный филамент для 3D-печати
Новости
В «Росатоме» обсудили травматизм на предприятиях
Главное
«Росатом» готовится к физпуску первого энергоблока Курской АЭС-2
Федеральный номер «Страна Росатом» №19 (627)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №19 (627)

Как изменить отношение к собственной безопасности — стр. 5

Как заработать капиталы и репутацию на низкоуглеродной энергии — стр. 8

Атомщики делятся секретами сохранения крепкой семьи — стр. 14

Скачать
Главное Новости
Россия предлагает «Прорыв»: индийская делегация посетила энергокомплекс поколения IV
Показать ещё