Фотограф Евгений Парилов: «На станции меня принимают за своего»

Томский фотограф Евгений Парилов — ​частый гость на Кольской АЭС. По несколько раз в год он приезжает в командировку в Полярные Зори. В его портфолио есть снимки реакторного и турбинного отделений станции, зоны переработки ЖРО, химических лабораторий, зимней «Атомиады», атомной регаты и северного атомграда. О том, чем манит Крайний Север, сложно ли снимать на АЭС и почему он сменил профессию атомщика, Евгений Парилов рассказал корреспонденту «СР».


— Вы живете в Томске. Как получилось, что снимаете Кольскую АЭС?

— Несколько лет назад я работал на станции, правда, всего месяц. По образованию я инженер АЭС, окончил Томский политехнический университет. Выбрал специальность еще в 8-м классе. Вдохновил пример друга семьи, который работает на Билибинской станции. В 2015–2016 годах я проходил практику на Кольской АЭС. Билибино испугало своими ценами и отдаленностью от крупных городов, а вот Полярные Зори, наоборот, привлекали возможностью высокого заработка.

В то время я уже три года увлекался фотографией. Занимался в университетском фотокружке, накопил деньги на первую зеркальную камеру. Перед поездкой в Полярные Зори написал в соцсетях нескольким местным фотографам с предложением организовать творческую встречу. Мы познакомились, решили вместе поснимать. Фотографировали на городских крышах, на природе. Со многими из них подружились, тогда я загорелся работать в Полярных Зорях. На Кольскую АЭС брали не всех, был высокий проходной балл. Но я окончил университет с красным дипломом, поэтому получил приглашение на работу.

Снова на Север

— Почему не задержались на станции?

— Из-за кадровых перестановок на АЭС мое трудоустройство затянулось на два месяца. Когда меня наконец устроили, оказалось, что до работы в цехе еще два месяца нужно изучать технику безопасности. В общем, я перегорел. Решил уволиться, вернулся в Томск. Мне было 24 года. Подумал, вся жизнь впереди. Захотел попробовать сделать то, чего никогда не делали мои родители, — ​уйти в творчество. Работа должна нравиться. Так, чтобы на ней ты не думал о выходных, об отпусках. Именно такое отношение у меня к фотографии. Куда бы я ни шел, всегда беру с собой фотоаппарат. Все то время, что я ждал трудоустройства в Полярных Зорях, продолжал фотографировать. Ездили с местными ребятами на реку Териберку, на озера. Занимался сноукайтингом, катался на горных лыжах. Это одни из самых счастливых воспоминаний.

— Как вы снова оказались в Полярных Зорях?

— Как говорит мой дедушка, если однажды побывал на Крайнем Севере, то обязательно захочешь туда вернуться. Вот я и вернулся. В 2018 году пресс-служба Кольской АЭС пригласила меня на съемку празднования 45-летия станции, которое совпало с 50-летием города. Я согласился приехать. Подумал: когда еще попаду в Полярные Зори?

Машинист-обходчик турбинного оборудования переключает маслосистемы турбогенератора

Съемка всем понравилась. После Кольская АЭС начала приглашать меня на разные мероприятия. Приятно осознавать, что через какое-то время твои снимки станут историей. Через 30–40 лет можно будет сравнить по фото, как изменилась станция. Надеюсь, к тому времени все процессы на АЭС станут автоматизированными.

— Чем вас притягивает Крайний Север?

— Мне очень нравится дух Крайнего Севера, люди. Они отзывчивые, добрые, стремятся друг другу помогать. Когда я приехал в первую командировку в Полярные Зори, едва знакомый парень просто оставил мне ключи от своей квартиры, чтобы я смог у него пожить, пока он в отъезде. Все на доверии. Если меня перестанут звать на станцию фотографом, я буду просто приезжать в Полярные Зори к знакомым, друзьям, ездить на рыбалку, ходить в походы.

Перед началом каждого рабочего дня инженеры АЭС надевают каску
Инженер с фотоаппаратом

— Сложно ли фотографировать, как люди работают на АЭС?

— Во время съемки я встретил много знакомых. Тех, с кем учился, проходил практику. Сложнее всего было организовать людей для съемки. Тем, кто работает на смене, нельзя отвлекаться. Специально никто не мог мне позировать. Поэтому приходилось буквально ловить момент. Вот подошел обходчик турбинного оборудования — ​и нужно успеть его поснимать, пока ему не передали по рации, чтобы он шел закрывать клапан в другую часть зала.

Арматура на трубопроводе охлаждающей воды масло­системы турбогенератора

Моим преимуществом было то, что я, как инженер станции, понимаю схему работы АЭС, то, какие именно рабочие процессы я фотографирую. Людей располагал к себе просто, говорил: «Я ведь у вас работал». И они принимали меня за своего. Некоторые, кто мог на время оторваться от работы, помогали мне переносить оборудование — ​вспышки, стойки, зонты.

— Хотели бы вернуться в отрасль?

— Разве что в качестве фотографа.

— На каких атомных объектах мечтаете побывать?

— Было бы здорово поснимать на Билибинской АЭС — ​там, где я изначально мечтал работать. Еще хочется съездить на атомные стройки: на Ленинградскую АЭС, на зарубежные объекты. Я даже готов на время отложить другие свои дела, чтобы слетать на подобные съемки. Даже маленькие путешествия помогают развиваться, смотреть на вещи по-новому. Мне интересно, как живут люди в других городах и странах.

Ротор низкого давления турбоагрегата
Смотреть под разными углами

— Что бы вы посоветовали начинающим фото­графам?

— Нужно больше смотреть: работы известных фотографов, иллюстраторов. Чем больше насмотренность, тем проще выстроить кадр.

Еще важно понимать, что фотография, какой она была 20 лет назад, отличается от сегодняшней. Люди тогда снимали на пленку, не сразу могли увидеть результат своей работы. Сейчас все быстро. Ты практически моментально можешь посмотреть результаты съемки. Технологии сделали несколько шагов вперед. Нужно этим пользоваться. Понимать, что чем больше ты вкладываешься в фототехнику, тем проще будет получить результат. И все это со временем обязательно окупится.

Еще один совет — ​экспериментировать, не бояться смотреть на картинку под разными углами.

— Можете привести пример из вашей практики?

— Например, в турбинном цехе я сначала снимал работающих людей с нижней точки. Потом мы поднялись на лифте на три этажа вверх. Я увидел, что турбина опускается ниже, мне нужно на ее уровень. В цехе было очень жарко, но я решил, что попробую поснимать еще с нескольких точек. Я сделал кадр из-под поднятой руки рабочего. Снял маленькую фигуру человека на фоне турбины. Постарался показать, насколько все это масштабно, грандиозно.

Ведущий инженер управления реактором Александр Перевозчиков следит за параметрами на БЩУ

У меня был выбор — ​снимать на грузоподъемном кране в турбинном цехе либо в зоне контролируемого доступа. Я выбрал второй вариант, так как проходил там практику — ​ностальгия. Но и за работой крана мне было интересно наблюдать. Краном управляла молодая девушка с маникюром. Я смотрел, как она переговаривается со слесарями и механиками, которые стоят внизу. В цехе шумно, все в берушах, поэтому коммуникация происходит с помощью жестов. Это все трудно, у людей большая ответственность. Интересно было бы показать это на фото. Надеюсь, еще поснимаю подобный процесс. Съемка на станции — ​точно дело не одного дня.

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Главное
Дебаты у розетки: грядет ли дефицит электроэнергии из-за бума электромобилей
Технологии
Зачем «Росатому» уникальный филамент для 3D-печати
Новости
В «Росатоме» обсудили травматизм на предприятиях
Главное
«Росатом» готовится к физпуску первого энергоблока Курской АЭС-2
Федеральный номер «Страна Росатом» №19 (627)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №19 (627)

Как изменить отношение к собственной безопасности — стр. 5

Как заработать капиталы и репутацию на низкоуглеродной энергии — стр. 8

Атомщики делятся секретами сохранения крепкой семьи — стр. 14

Скачать
Главное Новости
Россия предлагает «Прорыв»: индийская делегация посетила энергокомплекс поколения IV
Показать ещё