В Турции нет понятия «перекур»

О том, что сегодня происходит на площадке сооружения АЭС «Аккую», о соперничестве турецких компаний за атомные подряды и о местном правиле не быть последним рассказывает руководитель управления капитального строительства «Аккую Нуклеар» Олег Менар.

Текст: Анастасия Филиппова /Фото: «Страна Росатом», личный архив Олега Менара

— Проект АЭС «Аккую» получил лицензию на строительство основных объектов первого энергоблока в апреле этого года. Что уже сделано и что делается сейчас?
— Вообще, земляные работы на территории будущей АЭС мы начали в 2014 году, но только после получения всех разрешительных документов стройка развернулась в полную силу. В этом году мы должны закончить восточный морской грузовой терминал, предназначенный для приемки крупногабаритного оборудования. В ноябре поступит первое оборудование для подземной части реакторного здания — гермопроходки, герметичные двери и т. д. Кроме того, мы ведем работы на западном морском причале, который будет принимать материалы для строительства: металлопрокат, щебень, песок. Интенсивными темпами идет бетонирование фундаментной плиты здания реактора.
— В турецком проекте предполагается локализация производства, как и на всех зарубежных площадках «Росатома». Как с этим обстоят дела?
— Турецкие компании с самого начала задействованы в подготовительных и строительных работах. На местных заводах мы заказываем многие материалы — арматуру, закладные детали и проч. По мере реализации проекта локализация увеличится. По предварительным оценкам, турецкая сторона сможет выполнить порядка 40 % работ по сооружению АЭС.
Важная особенность проекта «Аккую» в том, что он реализуется по модели «строй — владей — эксплуатируй» (российская сторона не просто построит станцию, но и будет ей управлять. — «СР»). У крупных поставщиков, в первую очередь турецких, есть возможность стать инвесторами проекта. Отсюда и степень локализации. Чем больше турецких подрядчиков и инвесторов, тем она выше.
— Кто руководит стройкой? Сколько турецких и российских специалистов на ней работает?
— Компания «Аккую Нуклеар» создана в Турции по межправсоглашению, подписанному в 2010 году. Мы занимаемся привлечением подрядчиков и отвечаем за сооружение станции вместе с генподрядчиком, АСЭ. Наш штат на 70 % состоит из российских специалистов с большим опытом работы в атомной энергетике. На площадке работают 500–600 человек, из которых около 400 — турецкие специалисты. Часть — сотрудники подрядных организаций, на сегодня это десяток местных компаний. Например, «Дженгиз Иншаат», с которой мы заключили договор в 2015 году, строит морские гидротехнические сооружения. Единственная российская компания на площадке занимается бетонированием и армированием фундаментной плиты реакторного здания. В пиковую фазу строительства, которая придется на 2023 год, около 85 % работающих на площадке будут турки.
— Геннадий Сахаров, директор по капитальным вложениям, государственному строительному надзору и государственной экспертизе «Росатома», говорил, что турецкие специалисты, имея большой строительный опыт, оказались все же не вполне готовы к сооружению именно атомных объектов. Как вы решали эту проблему?
— Местные строительные компании обладают высокой квалификацией, здесь хорошо развито машиностроение. Но в истории Турции еще не было атомного проекта. К оборудованию предъявляются особые требования по безопасности, производство и монтаж осуществляются под строгим надзором регулятора. Так как у турецких компаний необходимого опыта нет, «Аккую Нуклеар» привлекает к поставкам такого оборудования компании, где соответствующие компетенции есть. Предполагается, что турецкая сторона поставит оборудование четвертого класса безопасности и строительные материалы, а российская — оборудование первого — третьего классов. Возможно также участие в проекте организаций из других стран.

Бетонированием фундаментной плиты здания реактора занимается российская компания, остальные работы выполняют турецкие подрядчики

Бетонированием фундаментной плиты здания реактора занимается российская компания, остальные работы выполняют турецкие подрядчики

Конечно, мы помогаем наработать компетенции и повысить квалификацию, в том числе чтобы соответствовать строительным нормам и стандартам отрасли. Кроме того, с 2010 года турецкие студенты обучаются в российских вузах и учебно-технических центрах «Росатома». Больше 200 человек учатся в МИФИ и СПбПУ в рамках целевой подготовки. В марте этого года первые 35 специалистов получили дипломы МИФИ о высшем образовании в сфере атомной энергетики. Всех приняли на работу в «Аккую Нуклеар». Фактически это эксплуатационный персонал, но им полезно уже сейчас, на этапе строительства станции, участвовать в процессе.
— Есть ли конкуренция среди турецких компаний за контракты «Аккую»?
— Да, и высокая. Контракты заключаются по итогам конкурсного отбора. По единой отраслевой системе закупок «Росатома» все тендеры размещаются на открытых торговых площадках, и принять участие в них могут компании из разных стран. «Аккую Нуклеар» обеспечивает потенциальных поставщиков всей информацией, планами закупок, разъясняет правила предоставления документации для участия в тендерах. За три года плотной работы над проектом уровень турецких специалистов заметно вырос. Если на начальном этапе мы уделяли много времени переобучению, то сегодня наши партнеры самостоятельно решают большую часть вопросов, знают нашу нормативную документацию и выполняют ее требования.
Впечатляет дисциплина турецких коллег, ответственное отношение к делу. Один случай особенно запомнился. В 2015 году, с сентября по ноябрь, одна компания вела работу по засыпке акватории — часть станции будет расположена на искусственно образованной территории. Суть технологии, если коротко, в том, что скалу взрывают, измельчают и засыпают в море. Для компании это был первый заказ, им важно было справиться на отлично. В январе 2016 года три дня штормило, и практически треть засыпки смыло. В этом месяце на южном побережье сезон сильных штормов, до девяти баллов. Ветер такой силы, что даже грузовые фуры, бывает, сносит с дороги, как спичечные коробки. Можете себе представить, что там происходило. Когда в компании узнали, что случилось, они по собственной инициативе восстановили и укрепили берег так, что никакой шторм уже его не повредит.
За день до первого бетона — внутри фундаментной плиты, высота которой 2,6 м

За день до первого бетона — внутри фундаментной плиты, высота которой 2,6 м

У турков в принципе нет понятия «перекур», «попозже прийти — пораньше уйти». В двух местных компаниях, которые ведут земляные работы, есть жесткое условие: каждый, кто больше трех раз последним поставил свой грузовой автомобиль в конце смены в автопарк, то есть позже всех выполнил задание на день, увольняется. Поэтому там работают на результат — никто не прохлаждается, не просиживает штаны. Главное — четко поставить задачу.
— Что входит в ваши обязанности в «Аккую Нуклеар»?
— Я руковожу дирекцией по сооружению объектов АЭС. На нас строительный контроль, служба производства, приемки и выдачи рабочей документации, служба качества, служба работы по несоответствиям, служба входного контроля. То есть мы выполняем все те функции, которые выполняет заказчик на любой стройке АЭС.
— Людей хватает?
— У нас полсотни специалистов — российских и турецких. Темпы растут, как и количество строящихся объектов. В 2019 году мы должны завершить создание инфраструктуры АЭС, построить вспомогательные здания и сооружения, обеспечить стройку надежным энергоснабжением, нормальными дорогами, канализацией, пожарным водопроводом. Соответственно, увеличивается потребность в человеческих ресурсах, и мы продолжаем набор. Думаю, к середине 2019 года численность персонала как минимум удвоится, и уже с конца 2019 года на площадке будет организована служба эксплуатации, которая примет участие в сооружении.
— Различается ли подход к работе у российских и местных сотрудников? Общий язык легко находите?
— В организациях «Росатома» все процессы регламентированы, обязанности и требования к результатам работы сотрудников четко прописаны. Правила общие для всех. Взаимопонимание с коллегами есть, и темпы строительства это подтверждают. Что касается языкового барьера, то у нас в штате отличные переводчики, но многие россияне по собственной инициативе учат на курсах турецкий язык, а турецкие коллеги — русский.
— «Аккую Нуклеар» — турецкая компания. На каких условиях в ней работают наши специалисты?
— У нас те же стандарты, что и у «Росатома». Контракт, зарплата — в лирах. Для сотрудников, которые переезжают в Турцию, есть дополнительный компенсационный пакет. Компания обеспечивает медицинское и социальное страхование. По закону все члены семьи работника — дети до 19 лет и супруги, приезжающие в страну вместе с нанятым специалистом, автоматически получают вид на жительство и обеспечиваются всеми страховками. Медицина в Турции отличная, лекарства качественные. У меня есть коллеги, которые делали здесь операции по страховке, даже на сердце.
— Как складывалась ваша карьера до проекта АЭС «Аккую»?
— Я родом из Волгодонска. Окончил Новочеркасский инженерно-мелиоративный институт по строительной специальности. В 1995 году поехал по обмену в Германию, был дублером мастера на стройке. Через полгода вернулся и четыре года работал в жилищном строительстве в Ростове-на-Дону и Цимлянске, а затем — на Ростовской АЭС.
После расконсервации станции чувствовался дефицит кадров, многие к тому моменту покинули Волгодонск. В 2000 году меня взяли в управление капитального строительства, где я и проработал почти 15 лет, пройдя путь от инженера третьей категории до заместителя главного инженера по монтажу. Участвовал в строительстве и вводе в эксплуатацию первого, второго и третьего блоков. В конце 2014 года переехал в Москву, получив предложение от «Аккую Нуклеар» стать главным инженером по строительству. И с 2015 года работаю на этом проекте, с октября 2017-го руковожу дирекцией по строительству. Так что большая часть моей трудовой деятельности связана с сооружением атомных станций.
Голубая мечеть, построенная в XVII веке, — одна из главных достопримечательностей Стамбула

Новая мечеть, построенная в XVII веке, — одна из достопримечательностей Стамбула

 

Восемь месяцев в году без дождя

— Вы живете неподалеку от станции или в Анкаре, где центральный офис «Аккую Нуклеар»?
— Большинство сотрудников компании, и я в том числе, живут в небольшом портовом городе Ташуджу. Хорошее место, недалеко от площадки. Есть рынок, магазины, парки, больницы и т. д. Люди здесь открытые, доброжелательные, всегда готовы помочь.
— Для русских там свои дома?
— Турция — страна с быстроразвивающейся экономикой, и бизнес здесь оперативно реагирует на новые возможности. Когда турки узнали, что русские атомщики приехали, сразу предложили построить комфортабельное жилье поближе к площадке.
— Ваша семья тоже в Ташуджу?
— Да, мы с супругой уже три года здесь. Дети взрослые, сын тоже работает в «Аккую Нуклеар», переехал с семьей, а две дочери в Москве — учатся. Они часто у нас бывают, да и мы ездим на родину. Компания обеспечивает бесплатный перелет в Россию и обратно во время отпуска. Оторванности от родины никто не ощущает — ни я, ни мои коллеги. Постоянно у всех гостят родственники — дети, родители, бабушки, дедушки, для этого есть все условия.
Хотя, думаю, поначалу моей жене было непросто: смена климата, одиночество — муж на работе, а ты одна, и друзей пока нет. Но потом стали заселяться наши сотрудники с супругами, и сейчас жена чувствует себя великолепно. Тем более рядом сын, невестка и внук.
К тому же в Турции есть что посмотреть. Много памятников архитектуры, фактически в одном месте можно увидеть и древнеримский амфитеатр, и мечеть XVIII века.
— От местного климата не устаете? К еде привыкли?
— Я же работал на Ростовской АЭС, а у нас на Дону тоже жарко. Разница в том, что в Турции восемь месяцев в году нет дождя, при этом высокая влажность, но я уже почти адаптировался.
Что касается местной кухни, то еда вкусная, хотя, конечно, здесь любят специи. Прежде чем что-то заказать в кафе, лучше изучить состав, блюдо может оказаться настолько острым, что с непривычки есть непросто. Самое замечательное, что в Турции всегда много свежей рыбы. Мое любимое блюдо — приготовленный на мангале лаврак. У нас в России его называют сибас.

 

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Синхроинфотрон
Паралетные птицы: как Федор Конюхов летал на Северный полюс
Люди
Открыть Латинскую Америку: Иван Дыбов — о значении региона для «Росатома»
Новости
«Росатом» разработал новый комплекс фиксации нарушений ПДД
Новости
На Сахалине заработал первый в России водородный полигон
Федеральный номер «Страна Росатом» №27 (635)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №27 (635)

Иван Дыбов — о значении Латинской Америки для «Росатома» — стр. 6

Питомцы ЧМЗ: в Глазове нашли бактерии, которые питаются биоотходами, — стр. 10

Скачать
Новости
Сбой систем Windows не затронул работу российских АЭС
Показать ещё