С шарфом на Килиманджаро

На самую высокую гору Африки Игорь Тарасенко взбирался в шарфе с логотипом «Росэнергоатома». О том, помог ли ему корпоративный талисман и почему спуски труднее подъемов, исполняющий обязанности заместителя главного инженера по эксплуатации Нововоронежской АЭС рассказал «СР».
43-летний Игорь Тарасенко всегда любил ходить в горы, но до поры ограничивался трекингом: бродил по тропам с рюкзаком и замирал от красоты снежных вершин — так и тянуло туда забраться. Осенью наш герой совершил первое восхождение. Выбрал самую высокую точку Африки — Килиманджаро. Это вулкан на северо-востоке Танзании. В переводе с суахили его название означает «Гора, которая сверкает».
«Поле-поле»
На восхождение Игорь Тарасенко взял шарф с надписью «20 лет концерну «Росэнергоатом», 55 лет Нововоронежу». «Я потомственный атомщик, на Нововоронежской АЭС работаю больше 20 лет. Вот и решил поднять символ родного предприятия и города на большую высоту. А почему бы и нет? Я люблю свой город, свою работу», — говорит он.

Вершина Мавензи, третьего по высоте пика Африки — 5 149 м

Вершина Мавензи, третьего по высоте пика Африки — 5 149 м

Группа подобралась небольшая — Игорь Тарасенко и два датчанина. Руководил восхождением местный гид. Носильщики, портеры, взяли все тяжелое. У восходителей были только штурмовые рюкзаки с вещами первой необходимости и водой. Вода требовалась постоянно, выпивали по три-четыре литра в день. «Нагрузка на организм очень высокая, и потеря влаги тоже. Если на равнине основная потеря — при потении, то с увеличением высоты — при дыхании, которое в условиях нагрузки и кислородного голодания учащенное. Плюс на высоте более 3,5 тыс. м влажность почти нулевая, это тоже способствует быстрому обезвоживанию, утомляемости и повышает риск возникновения горной болезни», — объясняет Игорь Тарасенко.
Бегемоты спасаются от жары в озере

Бегемоты спасаются от жары в озере

Восхождение заняло шесть дней. Маршрут начинался в джунглях, подъем был довольно пологим, альпинистское снаряжение не требовалось. Однако все равно пришлось непросто. «Думал, будет легче. Ведь у меня хорошая физическая подготовка, могу за раз проехать на велосипеде 70 км по пересеченной местности, — говорит Игорь Тарасенко. — Но в горах это не помогло. Длительные переходы на высоте выматывали. На всем маршруте скорость была очень низкая, экономили силы. Впереди шел гид, задавал темп. Иногда за час мы одолевали всего 200 м. При любой попытке ускориться гид говорил: «Поле-поле», что на суахили значит «медленно». Я видел группы, которые лихо выдвигались, но приходили в следующий лагерь на час-два позже нас, полностью вымотанные».

В общей сложности Игорь Тарасенко прошел 70 км. «На тропах ближе к вершине рыхлый грунт из вулканической пыли, в нем чуть ли не по колено вязнешь. Каждый шаг дается с огромным трудом», — вспоминает наш собеседник. Сложностей добавляла горная болезнь — из-за нее с маршрута сошли датчане.
С повышением высоты температура воздуха понижалась. Из стартового лагеря группа вышла при 28 °С, а в последних двух лагерях люди, просыпаясь утром, первым делом стряхивали лед с палатки.
На морально-волевых
Из последнего лагеря на штурм горы Игорь Тарасенко отправился вдвоем с гидом. Вышли в полночь, чтобы встретить на вершине рассвет и спуститься до сумерек. Дорога заняла 6 часов 20 минут. Даже в самые сложные моменты мысли развернуться не возникало. «Да, тяжело. Да, устал. Стучало в висках, голова разламывалась от боли, спасали таблетки. Я упорно шел на морально-волевых. Вначале приговаривал «поле-поле», потом напевал «Море, море, мир бездонный», потом — «Лучше гор могут быть только горы», — рассказывает Игорь Тарасенко.
Жираф у пересыхающей реки

Жираф у пересыхающей реки

На вершину пришли с рассветом. Провели там 15 минут. «Непередаваемые ощущения! Эйфория! Такая красота вокруг! — восхищается Игорь Тарасенко. — Я осмотрелся, сделал несколько фотографий, завязал веревочку на память — чтобы вернуться».
Настало время идти вниз. В горах спуск считается мероприятием более «аварийным», чем подъем: восходители теряют внимательность. «Казалось бы, я добился своего, можно расслабиться. А на самом деле почивать на лаврах рано, предстоит изнуряющая дорога вниз», — разводит руками Игорь Тарасенко.
На пути к вершине было на что посмотреть

На пути к вершине было на что посмотреть

Спуск до штурмового лагеря занял около четырех часов. Там перевели дыхание и шли еще семь часов до следующего лагеря, где наконец полноценно отдохнули.
После восхождения Игорь Тарасенко побывал в национальном парке Танзании. «Видел «стада» бабуинов, пересекающих саванну. Жирафы, чтобы посмотреть на нас, даже отвлеклись от поедания листвы. Мне очень понравились бегемоты. Вот уж точно — воплощение безмятежности, — говорит атомщик. — Те, кто едет на сафари, мечтают увидеть «большую пятерку» — слона, буйвола, носорога, льва и леопарда. Я увидел всех, за исключением носорога. Было очень сухо, в такое время их тяжело встретить — они прячутся в высокой траве и выходят в основном ночью». После сафари удалось даже побывать на танзанийской свадьбе. «Почти ничем не отличается от нашей, — замечает Игорь Тарасенко. — Друзья, родственники, фото на память и застолье».
Восхождение как тренинг
Восхождение Игорь Тарасенко рассматривает не только как вид отдыха, но и как развитие личной эффективности. «Все путешествие учился преодолевать себя. Достигал цели, оптимизируя путь. Где-то было нужно не идти напролом, а обойти препятствие, правильно распределить силы. Это очень ценный опыт, который применим и в работе, — поясняет наш собеседник. — При восхождении отлично развиваются навыки командной работы. К середине похода мы с гидом друг друга с полуслова понимали, поддерживали, шли в одном темпе. Без согласованности невозможно добиться нужного результата».
Один из самых больших на маршруте лагерей — «Баранко»

Один из самых больших на маршруте лагерей — «Баранко»

В Facebook появились шуточные комментарии, что Игорь Тарасенко ездил в Танзанию на разведку и теперь там наверняка появится АЭС. «Танзании станция не помешала бы, но поездка туда — моя инициатива, никак с планами «Росатома» не связанная», — улыбается он.
Новая цель — взойти на западную вершину Эльбруса этим летом. Высота — 5642 м. Немного ниже, чем Килиманджаро, там верхняя точка — 5895 м, но технически гораздо сложнее. «Конечно, прихвачу свой шарф. Я уже понял, что этот амулет работает, теперь он будет сопровождать меня во всех путешествиях», — обещает Игорь Тарасенко.

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Новости
«Росатом» поставит урановую продукцию для бразильской АЭС «Ангра»
Синхроинфотрон
Дед Мороз с дозиметром: как менялся ассортимент умных игрушек в одном из главных магазинов страны
Технологии
Принтер вместо донора: новейшие достижения в сфере биопринтинга
Федеральный номер «Страна Росатом» N°45 (557)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» N°45 (557)

Гендиректор «Росатома» выступил на телеканале «Россия 24» — стр. 5

Как перестроить отечественный рынок редких металлов — стр. 9

Как внедрение каракури оживило инженерное творчество в отрасли — стр. 16

Скачать
Новости
Выставочный залп: фоторепортаж с форума «Атомэкспо-2022»
Люди Синхроинфотрон
Дядя Саша, он же памятник: история необычной скульптуры на «Маяке»
Показать ещё