Последний из тысячи

Строительство Ростовской АЭС подходит к концу — энергопуск последнего, четвертого, блока намечен на этот год. Атомщики отдали этому объекту много лет жизни. «СР» публикует воспоминания людей, стоявших у истоков строительства.
Александр Горемыкин
Генеральный директор Волгодонского монтажного управления
— Я с 1986 года работаю на Ростовской АЭС. В ВдМУ начинал мастером погрузочно-разгрузочных работ, а сейчас гендиректор. Всю жизнь здесь, люблю донскую землю. Отучился и после армии пошел работать на станцию.
Заканчивается стройка. С одной стороны, я чувствую удовлетворение, что прошел путь с первого по четвертый блок. С другой — за эти годы сформировался коллектив, многие стояли у самых истоков, и теперь этот коллектив сократится минимум вдвое. Не все мои сотрудники поедут из Волгодонска куда-то строить.
Больше всего мне запомнился первый блок, потому что мы начали строить его при Советском Союзе, а запустили уже в России. Тогда наш коллектив сплотился и поверил, что атомная энергетика не пропала. Пуск второго блока прошел на ура. Единственное, в 2002 году был один генподрядчик, в 2003 году — другой, затем — третий, четвертый, пятый. Только с приходом НИАЭП, нынешнего АСЭ, у нас развернулась работа.
На третьем блоке были сложности. Для меня, как в прошлом монтажника оборудования машинного зала, особенно важно, как отработает турбина, вспомогательные трубопроводы и проч. Мощность реактора на 30 %, толчок турбины, вывод на холостой ход, проверка на оборотах. Если нет вибрации — включение в сеть. На третьем блоке процесс пошел не сразу. При запуске турбины была большая вибрация, так как один ротор не отбалансировали на заводе. Мои монтажники и турбинисты со слезами на глазах наблюдали это. Такого в нашей жизни еще не было — всегда все в пределах допустимой вибрации, машина шла с первого раза. А тут раза четыре-пять останавливались, чтобы вывести на должный уровень. На этом мы потеряли дней пять, но все отладили.
Алексей Кононенко
Директор по строительству Ростовской АЭС, директор волгодонского филиала АСЭ
— Ростовская АЭС — это не просто стройка, это часть истории становления АСЭ как инжиниринговой компании. Начало этой истории положено здесь, когда Валерий Игоревич Лимаренко фактически руководил проектом строительства второго блока, а Николай Васильевич Петренко — самой стройкой.
Я уже 10 лет живу в Волгодонске. Работал главным инженером подрядной организации на втором блоке, отвечал за технологию, качество, охрану труда. Во время строительства третьего блока был директором монтажного управления. Мы учли все узкие места и предотвратили проблемы, сработали на опережение. А на четвертый блок Валерий Игоревич пригласил меня уже директором по строительству, дал шанс проявить себя. Уровень ответственности вышел на пиковое значение: я отвечаю не только за подрядные организации, а в принципе за все компании, участвующие в строительстве. Чувствую ответственность перед людьми, перед страной. Энергоблок № 4 — венец всей стройки, он должен быть лучше, чем предыдущие.
Даже грустно, что все заканчивается, этой площадке отдано много сил. Но опыт мы приобрели колоссальный. Могу точно сказать, что коллектив, построивший последние три блока Ростовской АЭС, — один из лучших, самых опытных и самых грамотных в АСЭ. Свое будущее я связываю только с атомным инжинирингом, так как АСЭ — это перспективная, идущая в ногу со временем компания.
На какой площадке я буду работать дальше, пока не знаю. Мы готовимся к работе на зарубежных стройках: учим английский язык, повышаем квалификацию. У нас большие перспективы, но прежде мы должны спокойно достроить четвертый блок, обеспечить соблюдение всех требований и норм, не превысить стоимость и передать объект заказчику в срок.

ХЕППИ-ЭНД БЛИЗКО
6 декабря 2017 года на «Ростове-4» началась загрузка ядерного топлива. За пять дней установили все 163 ТВС. 29 декабря блок вывели на МКУ. Энергопуск запланирован на этот год. 16 января Ростехнадзор начал проверку последнего построенного в России энергоблока с реактором ВВЭР-1000 — дальше будут только с ВВЭР-1200.
Николай Петренко
Директор по управлению собственными силами АСЭ
— Впервые я побывал на ростовской площадке в 1999 году — познакомился с руководством. Над проектом строительства Ростовской АЭС непрерывно работаю последние 10 лет — с 2007 года, когда стал директором волгодонского филиала АСЭ, тогда НИАЭП. Руководил строительством второго и третьего энергоблоков.
На выполнение планов по блоку № 2 были брошены все силы. Когда мы пришли, там царила разруха: шесть-семь генподрядчиков проработали где-то по году. Про нас тоже говорили, что долго не продержимся. Но мы развернули широкомасштабные работы.
Поначалу не было речи о достройке третьего и четвертого энергоблоков, и местные подрядчики считали, что чем дольше будет идти строительство, тем лучше. Это нам пришлось из их сознания выбивать. Но потом все начали работать как команда. И в этом огромная заслуга Валерия Игоревича Лимаренко. Он настоящий лидер. Из команды, набранной в 2007 году, по сей день никто не ушел. Это все его умение формировать команду и ответственность этой команды. Его заслуга, что у госкорпорации сегодня сильная инжиниринговая компания.
Я думал над тем, что для меня ростовская площадка. Во-первых, это дом. Во-вторых, то, что мы здесь создали всем коллективом, просто потрясающе. И вроде приятно, что мы передаем результаты своих трудов другим — тем, кто будет эксплуатировать станцию, но в то же время жаль, что все заканчивается.
Владимир Белов
Заместитель технического директора АСЭ
— Полномасштабное строительство станции началось в 1979 году, одновременно закладывали блоки № 1, 2, 3 и 4. А в 1990-м правительство все приостановило. До пуска первого блока оставалось всего восемь — десять месяцев, он был готов на 95 %. Чувства, которые мы испытывали, нельзя передать словами. Народные деньги зарывали на ближайшие 10 лет, хотя через два года могли иметь с них отдачу. И мы несли серьезные убытки, так как тратили средства на консервацию, поддержание объектов и оборудования в надлежащем виде.
Многие ушли в частный сектор — работали в совхозах, колхозах Ростовской области. Там тоже нужно было строить. Когда в 2000 году Госатомнадзор дал разрешение на продолжение сооружения первого блока, нам оставалось только радоваться, что люди не разъехались. Поэтому мы быстро набрали строителей и инженерно-технический персонал.
Первый блок запустили в 2001 году, и после 10-летнего перерыва он пошел надежно. Это стало знаковым событием не только для России, но и для всего мира — первый энергоблок, пущенный после чернобыльской аварии. Мы доказали, что атомная энергетика России сильна, что мы умеем строить, пускать и эксплуатировать. Мы, конечно, внесли изменения в проект. Главное — добавили системы безопасности и сделали их независимыми друг от друга. Каждый блок с ВВЭР-1000 автономен. Если что-то случилось на одном, это никоим образом не повлияет на работу остальных.

Второй блок строили уже с пониманием перспектив — что стройка будет идти лет десять, а эксплуатация — лет пятьдесят. Значит, есть задел для передачи опыта новому поколению. Строительство «Ростова-2» шло тяжело: после консервации нужно было все обследовать, отремонтировать кое-какое оборудование, все, что пришло в негодность, заменить. У нас не было права на ошибку. На блоке № 2 эксплуатационный и наладочный персонал развивал свои компетенции. А вот третий шел уже по накатанной — мы сдали его заказчику на три месяца раньше срока. К тому моменту в «Росатоме» создали инжиниринговую компанию, которая управляла всеми процессами — от поставок оборудования до ввода в эксплуатацию. Четвертый блок ничем не отличался.
Можно с уверенностью сказать, что Ростовская АЭС стала кузницей кадров для всех наших последующих строек. Куда бы я ни приехал, на Калининскую, Белорусскую или Балтийскую АЭС, — везде встречаю ростовчан.
Садияр Карибов
Исполнительный директор СМУ № 1
— Я всю жизнь в атомной отрасли, всю жизнь на Ростовской АЭС. Считай, 36 лет ездил одной дорогой — на работу и с работы. Кроме блоков, почти ничего и не строил. Все четыре прошли через мои руки.
Работал в трех подрядных организациях — «Энергострое», «Мостострое» и СМУ № 1.
После института я приехал в Волгодонск и пошел на строительство первого энергоблока. Сначала был мастером, потом начальником участка в «Энергострое». Но в 1990 году работы остановили. 10 лет шла консервация, а не стройка. Строители начали уходить: кто-то на Ростовскую ТЭЦ, кто-то — на сахарный завод в Шахты. А потом стройку возобновили.
В советское время АЭС строили поточным методом, оборудование было готово заранее. И несмотря на это, первый блок шел тяжело. Мы сооружали много вспомогательных объектов, которые отвечают за обслуживание всех энергоблоков. Остальные блоки построили быстро, один за другим. Правда, непросто было достраивать второй блок, так как мы поначалу не понимали — как? Да еще постоянно менялись генподрядчики. Пришла компания «АСЭ» — началась стабильная работа.
Вообще, когда я ехал в Волгодонск, и подумать не мог, что проживу здесь всю жизнь, что буду строить не один, а четыре блока. Теперь Ростовская АЭС для меня — это жизнь. Сейчас создается филиал СМУ № 1 на площадке Курской АЭС-2. Так что до весны мы Волгодонске, потом поедем в Нововоронеж, оттуда — в Курск. Пока есть силы и здоровье, будем строить.

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Люди
«Регламент для нас — святая книга»: впечатления китайских атомщиков о жизни и учебе в Нововоронеже
Федеральный номер «Страна Росатом» №22 (630)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №22 (630)

Интерес к Севморпути проявляют все больше международных
компаний — стр. 4

В отрасли началась акция для желающих стать донорами костного мозга — стр. 9

«Из пяти моих рабочих дней четыре точно идут не по плану» — стр. 12

Скачать
Технологии
Корейские ученые создали натрийионный аккумулятор со сверхбыстрой зарядкой
Синхроинфотрон
«Фактически это другая лига»: как в отрасли поднимают престиж рабочих профессий
Технологии
Российские ученые хотят построить телескоп на Луне
Технологии
NICA вместо БАКа: новости субатомной физики
Показать ещё