«От Сестреи мох, среди мха гора…»

Поездка на площадку АЭС «Ханхикиви» и беседа с мэром Пюхяйоки произвела неизгладимое впечатление на нашего сотрудника. Место для АЭС финны выбрали интереснейшее. Десяток книг, пара грамот на древних языках, пять кружек кофе — и вот перед вами реконструкция событий далекого прошлого. А в качестве бонуса — репортаж с площадки сооружения и путеводитель по Оулу, ближайшему к будущей атомной станции городу.

Мир на вечные времена
Князю Юрию Даниловичу не спалось: одолевали тяжелые мысли. Хан Узбек лишил его ярлыка на Великое Владимирское княжение и передал сыну его врага Дмитрию Тверскому. Почти год прошел, Юрия приняли новгородцы, а он все не мог смириться. Международные дела — это прерогатива великого князя, и собирая походы на шведов, закладывая пограничную крепость, Юрий ясно давал понять, что он не признает власть Дмитрия.
Лишь на рассвете князь провалился в тревожный сон. Босой он стоял посреди пустого двора в одной рубахе. Перед ним предстала Агафья. Она замерла, а потом протянула тонкие белые руки и прошептала, что не держит зла. Он ее дорогой муж, и Бог простит ему ее смерть. Все закружилось, будто в водовороте,— вереницей шли послы и требовали денег, почестей, говорили о гневе Узбека. Присвоив дань для Орды, Юрий подписал себе смертный приговор. Нужно все бросать и ехать к хану — каяться, просить милости…
Юрий Данилович проснулся в холодном поту. «Что бы ни ждало впереди, я великий князь, внук Александра Невского, и сегодня великий день» — с этой мыслью он вышел из опочивальни.
12 августа 1323 года Юрий Данилович подписал мир со шведами. Послы короля, прибывшие на Ореховый остров, с удивлением и тревогой смотрели на новую деревянную крепость. Орешек стал форпостом на выходе к Балтийскому морю — важнейшем участке торгового пути.
Юрий Данилович — князь Московский (1303–1325), великий князь Владимирский (1319–1322), князь Псковский (1322) и Новгородский (1322–1325). Вторая жена, сестра Узбека Кончака (в крещении Агафья), умерла в плену у тверичей. Юрий обвинил Михаила, князя Тверского, в смерти сестры хана. Михаил был вызван в Орду и вскоре казнен. 21 ноября 1325 года, в канун казни Михаила Ярославича, его сын Дмитрий зарубил Юрия саблей.
Ореховецкий договор

Вечный мир между Новгородом и Швецией был заключен князем Юрием Даниловичем и королем Магнусом Эрикссоном. Договор определял новгородско-шведскую границу следующим образом: «…А развод и межа от моря река Сестрея, от Сестреи мох, среди мха гора, оттоле Сая-река, от Саи Солнечный камень, от Солнечного камня на Чермной щели на озеро Лембо… оттоле Патсоеки, оттоле Каяно море…» Патсоеки — старое название реки Пюхяйоки, Каяно море — Ботнический залив. Таким образом, граница поделила Карельский перешеек в направлении с юга на север пополам, шла к озеру Сайма и далее до места, где Пюхяйоки впадает в Ботнический залив
Самый энергетический муниципалитет
Мы сидим в уютном кабинете мэра Пюхяйоки Матти Соронена. В одной руке у меня бутерброд с копченым хеком, выловленным в местных водах, в другой — с норвежским лососем. Полки книжного шкафа у стены напротив пестрят вымпелами с логотипами Fennovoima, «Росатома», флагами Финляндии, Пюхяйоки и не известных мне областей.
Матти Соронен стал мэром шесть лет назад. Примечательно, что избирают мэра без срока: он не слагает полномочия, пока все довольны его работой. «Как вы знаете, в разное время Финляндия была то частью Швеции, то частью России,— неспешно рассказывает мэр.— Камень на мысе Ханхикиви обозначал границу между Швецией и Новгородской республикой. На камне выбита корона и крест. Те же корона и крест — на гербе Пюхяйоки, как символ камня. Другой символ — гусь. Это здешний обитатель, добыча для охотников».
За последние 20 лет население Пюхяйоки сократилось на 2 тыс. человек — практически в два раза, и администрация делает все, чтобы остановить отток жителей. В основном люди перебираются в соседний город Раахе, где есть большой сталелитейный завод, или в Швецию. Дети вырастают, получают образование и уезжают, вздыхает Матти Соронен. В этой связи строительство АЭС — большая надежда для Пюхяйоки.
Решение о размещении атомной станции Fennovoima приняла в 2011 году. Согласно финским законам, окончательный вердикт — за местным органом управления, депутатским собранием муниципалитета. Голоса разделились: 15 за и шесть против. «Мы живем в гармонии с этой ситуацией,— комментирует Матти Соронен.— У нас интеллигентное отношение к противоречиям. Исходная точка — уважение к закону, и если большинство принимает решение, то меньшинству приходится согласиться».
Пюхяойки называют самым энергетическим муниципалитетом Северной Финляндии. Здесь развивают ветряную, гидро- и биоэнергетику и производство торфа. Но строительство АЭС, замечает Матти Соронен,— самое важное. Это проект не только Пюхяйоки, но и всей страны.
Смешать границы
Наша группа погрузилась в белый микроавтобус и отправилась на стройплощадку «Ханхикиви-1». Как назло, заморосил дождь. Прильнув к окнам, мы высматривали лосей: предупреждающие знаки были — лосей не было. Зато мы увидели довольно упитанного русака, сидевшего на обочине. Пара километров — и поворот на свежеасфальтированную дорогу. Вокруг все перекопано: прокладываются подъездные дороги, расчищаются участки, повсюду горы гравия и песка, яркие экскаваторы энергично орудуют ковшами. Сразу понятно: строительство масштабное. На КПП к нашей дружной делегации присоединился самый главный человек на мысе Ханхикиви — Вейкко Хуотари, начальник стройплощадки из «Титана-2».
Первым делом он показал, где скоро построят центр сортировки строительных отходов и здание арматурной базы. Потом было место под два бетонных завода: там подготавливают фундамент и со дня на день ожидают поставку техники. Круглосуточно снабжать бетоном строительство АЭС будет местная компания Ruskon Betoni.
Чуть дальше — временная база финского субподрядчика Destia, копающего котлован, позднее на этом месте построят два больших офисных здания для RAOS Project и «Титана-2». Уже готовы трубопроводы водоснабжения и канализации, но вода еще не подключена.
С опорной строительной базы мы поехали на территорию будущей атомной станции. Пейзаж напоминал картинки из русских сказок про леших и кикимор болотных: из земли торчат покрытые мхом и мелкими цветочками остроконечные каменные глыбы, на которых растут миниатюрные хвойные деревца причудливых форм. Через сотню метров декорации сменились. Мы увидели караван машин, доверху груженных грунтом. Пока здесь вынимают мягкий грунт, когда будет соответствующее разрешение, начнут взрывать скалу — 700 тыс. м³ породы. На некоторых участках нужно вынуть грунт на глубину 14 м. Породу отвезут на завод, камень раздробят, и крошка пойдет на отсыпку территории. Почти весь грунт будет использован непосредственно на территории строительства АЭС.
«А вот тот самый пограничный камень»,— торжественно произнес Вейкко Хуотари. Среди лесной чащи высился огромный валун. «По ту сторону раньше была Новгородская земля, а с этой стороны Швеция. Если взорвать камень, границы смешаются, наступит хаос. Но мы так делать не будем»,— засмеялся главный по стройплощадке.
Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Люди
«Регламент для нас — святая книга»: впечатления китайских атомщиков о жизни и учебе в Нововоронеже
Федеральный номер «Страна Росатом» №22 (630)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №22 (630)

Интерес к Севморпути проявляют все больше международных
компаний — стр. 4

В отрасли началась акция для желающих стать донорами костного мозга — стр. 9

«Из пяти моих рабочих дней четыре точно идут не по плану» — стр. 12

Скачать
Технологии
Корейские ученые создали натрийионный аккумулятор со сверхбыстрой зарядкой
Синхроинфотрон
«Фактически это другая лига»: как в отрасли поднимают престиж рабочих профессий
Технологии
Российские ученые хотят построить телескоп на Луне
Технологии
NICA вместо БАКа: новости субатомной физики
Показать ещё