Работы хватит на сто лет

В Бурятии в начале сентября введен в эксплуатацию завод серной кислоты. Этот крупный объект завершает формирование уранодобывающего производства компании «Хиагда» в условиях вечной мерзлоты. Корреспондент «СР» побывал на открытии производства, узнал, как обходились без завода раньше, какого цвета серная кислота, зачем нужен локомобиль и многое другое.

«Хиагда» добывает уран методом скважинного подземного выщелачивания, который предполагает большой расход серной кислоты. С железнодорожной станции Кадала под Читой кислоту на промышленную площадку почти за 300 км доставляют кислотовозами. По этой же дороге на станцию отправляют концентрат природного урана, желтый кек, оттуда — по железной дороге на заводы ТВЭЛ. Вечная мерзлота не позволила протянуть железку до самого месторождения — только грунтовую дорогу. «Оцениваю ее на четверочку», — говорит журналистам начальник автоколонны Сергей Коротков. Время в пути зависит от погоды, расстояния меряются не километрами, а часами и неделями. «Запомнилась мне распутица в 2010 году. Тогда грязь была пояс. Привлекали тяжелую технику и тянули до площадки наши машины все 280 км», — вздыхает Сергей Коротков. Такой длинной и сложной дороги нет ни на одном отраслевом предприятии. Даже билибинские атомщики на Чукотке перевозят топливо для АЭС из аэропорта Кепервеем по более ухоженной грунтовке.

Завидуют все

Кадала – первый пункт нашего пресс-тура. «Это самая красивая и оснащенная база. Нам завидуют все предприятия в Чите», — в голосе начальника прирельсовой базы Юрия Деменева сквозит гордость. В центре площадки построен большой утепленный производственный склад, рядом стоят цветные автопогрузчики и автокран высотой 34 м. Ближе к железной дороге располагаются шесть 90-тонных емкостей с серной кислотой, а на путях «припаркован» локомобиль, он может передвигаться по рельсам и земле. «Такой один на всю округу, — видно, что Юрий Деменев уважает хорошую технику. — Тяговая сила — 10 вагонов. Раньше для маневровых работ брали в аренду тепловоз, теперь с локомобилем экономим 2,5 млн рублей в год». В планах — строительство утепленного гаража.
Пока новый завод не заработал на полную силу, и на базу ежедневно приходят шесть вагонов с серной кислотой. Из цистерн ее перекачивают в емкости, оттуда при помощи насосов заливают в кислотовозы. Процессы автоматизированы, со всем справляются три оператора. «Сейчас ничего тяжелее гаечного ключа не поднимаю, — шутит оператор механизированных и автоматизированных складов Константин Федотов, — а лет пять назад все на себе таскали».
С 2016 года на прирельсовой базе будет только НЗ серной кислоты, ее в случае чрезвычайной ситуации повезут на площадку в цистернах. А сейчас Кадала постепенно переходит на транспортировку технической серы — сырья для нового завода. «Это ярко-желтый порошок. Он не боится воды, и доставлять его куда проще и безопаснее, чем серную кислоту», — говорит Юрий Деменев. Ежедневно около 60 т сухого продукта отправляют на площадку в трех прицепах. По этой же дороге двинулись журналисты.

Пуск завода по производству серной кислоты — один из больших шагов в будущее «Хиагды». Вторая очередь будет построена после освоения новых рудных полей. Для этого нужно решить ряд вопросов, касающихся инфраструктуры, электроснабжения и дорог. Немаловажная задача – увеличение энергетических мощностей, поскольку малейший сбой подачи электроэнергии выводит из строя оборудование. Из второстепенных задач – достройка цеха по окраске тары.Сейчас добыча урана составляет чуть более 500 т в год, в 2018 году планируем увеличить производительность до 1 тыс. т. Чтобы увеличить мощность до 2 тыс. т урана, нужны дополнительные вложения.

Владимир Верховцев, генеральный директор уранового холдинга «АРМЗ»

Своя кислота

И вот мы на Хиагде. Церемония открытия завода серной кислоты скоро начнется, идут последние приготовления. Как и положено, пахнет свежей краской, туда-сюда снуют рабочие. «Полы помыли, оборудование протерли. Теперь излишки воды откачиваем насосами», — объясняют операторы дистанционного управления. Развешены таблички с названием аппаратов. «Как в музее — все подписано», — комментирует кто-то из коллег-журналистов. Везде порядок.
Знакомимся с начальником цеха производства серной кислоты Александром Елгиным. Он раньше работал в Краснокаменске, на ППГХО: «Поехал сюда не раздумывая. Производство с нуля — это очень интересно». Технологию получения серной кислоты наш собеседник знает как свои пять пальцев. Суть в следующем: сера подается в приемные бункеры, оттуда по конвейерной ленте поступает в фильтры и уже очищенная — в печь для сжигания, оттуда выходит сернистый ангидрид, в конвертере из него получается серный ангидрид. Его соединяют с водой — серная кислота готова. «Прозрачная как слеза» — поэтическое сравнение Александра Елгина. Кислота будет стекаться на склад — в четыре огромные емкости вместимостью 500 кубометров каждая. Оттуда по трубам — на площадку, где идет добыча урана.
Объяснения прерывает громкая музыка. Началось! На завод потянулись сотрудники «Хиагды» и подрядных организаций. В центре внимания — стойка с символической кнопкой запуска. Нажав на нее, руководитель АРМЗ Владимир Верховцев объявляет: «Завод по производству серной кислоты считаю открытым. Это последний крупный объект на предприятии. Теперь производительность будет увеличена вдвое — до 1 тыс. т урана в год. В перспективе возможно строительство второй очереди, тогда производительности вырастет до 2 тыс. т в год».
Производство заложили в марте 2010 года. Строился завод в сотрудничестве с итальянской инжиниринговой компанией Desmet Ballestra, которая отвечала за оборудование и шефмонтаж. Инженер-технолог Desmet Ballestra Алессандро Стокко посетовал, что работать в условиях вечной мерзлоты было нелегко. Но результатом итальянцы довольны не меньше наших.
«Свою кислоту мы ждали достаточно долго. Теперь нет никаких препятствий для освоения месторождений Хиагдинского рудного поля», — заявил генеральный директор «Хиагды» Алексей Дементьев.
Урановый круговорот
После церемонии журналистов повезли на буровую в 48 км от завода. Вдоль дороги тянутся трубы с технологическим раствором серной кислоты. Его закачивают в скважины для закисления урана. Точное место бурения указывают маркшейдеры. При помощи насосов продуктивный раствор подается под землю — в четыре скважины, расположенные по кругу. Из пятой скважины, посередине, выкачивают раствор уже с ураном. Его собирают на добычных полигонах (см. фото), а затем по трубам гонят на заводские установки. Там извлекают полиуранат аммония, из него на предприятиях делают, например, топливо для АЭС. Остатки раствора смешивают со свежей серной кислотой и возвращают в производственный цикл. Вот такой круговорот.
Антон Свинарев, начальник производства бурового участка, увлекся всем, что связано с атомной промышленностью, еще в детстве, когда побывал с экскурсией на Балаковской АЭС. «Я окончил Московский государственный геологоразведочный университет, но хорошо представляю цепочку производства ядерного топлива. Когда предложили поработать на Хиагде, обрадовался, — Антон Свинарев коротко рассказывает о себе и переключается на урановую тему. — Это месторождение возникло в результате извержения вулканов. Лавовые потоки периодически накрывали землю — получился такой слоеный пирог. Мы бурим до продуктивного слоя — горизонта, и опускаем туда насосы».
Буровая установлена на сани-трап, рядом расположен блок для приготовления растворов и электроузел. «Бурение в зоне вечной мерзлоты сопровождается продувкой воздухом», — продолжает Антон Свинарев. Буровая способна углубиться на 500 м, но здесь нужно всего 200 м. Лет семь назад бурили по одной скважине в месяц, а сейчас выходят на семь, дальше производительность будет расти.
Сегодня Витимский урановорудный район, где располагается промышленная площадка «Хиагды», считается крупнейшим в России. По расчетам специалистов, запасы оцениваются в более чем 300 тыс. т урана. Район считают перспективным в плане выявления новых объектов для добывающей промышленности. Хотя уже известных ресурсов хватит «Хиагде» на 100 лет. Сегодня разрабатывается только Хиагдинское месторождение. В конце 2016 года компания планирует добыть первый уран с Источного месторождения, его запасы оцениваются в 2055 т. «Мы надеемся к середине следующего года приступить к закислению первой залежи, а к концу года уже должна заработать локальная сорбционная установка», — говорит гендиректор «Хиагды» Алексей Дементьев. Через пару лет перейдут на Вершинное месторождение. Первый уран там предполагается получить до 2018 года. Еще на четырех месторождениях завершена геологоразведка, и они будут готовы к промышленному освоению. У «Хиагды» есть все шансы стать ведущей уранодобывающей компанией России.

Цифра

110
тыс. тонн в год

Проектная мощность завода серной кислоты

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Люди Технологии
ИТ-профессии в «Росатоме»: как стать роботизатором
Главное События
«Сегодня нужно в разы ускориться»: о чем говорили на дне директора
Федеральный номер «Страна Росатом» №23 (536)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №23 (536)

О чем говорили на первом в этом году дне директора — стр. 4

На Курской АЭС к наработке кобальта-60 подключили третий блок — стр. 9

Виктория Андриенко —  об итогах «Пушистого атома» и волонтерстве — стр. 14

Скачать
Технологии
ВНИИНМ разрабатывает нейростимулятор для борьбы с болезнью Паркинсона
События
«Росатом» получил разрешение на строительство Труновской ВЭС в Ставропольском крае
События
«Росатом» получил разрешение на строительство Труновской ВЭС в Ставропольском крае
Показать ещё