Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Все, что вы хотели знать о маске с ультрафиолетом для защиты от COVID-19

Сергей Глядков спроектировал маску с ультрафиолетовым излучателем для защиты от коронавируса. Разработку уже протестировали медики Белоярской АЭС и одной из московских клиник, заинтересовались маской и за рубежом. Это не первое изобретение зареченца. У него успешный бизнес и клиенты по всему миру.

Идея первого изобретения пришла Сергею Глядкову еще в детстве — ​плавающий противоударный костюм, как у супергероев. Сейчас Сергей владелец компании «Интехно», которая производит уникальную спецодежду. «Мальчишками мы все что-то мастерили. Но я больше придумывал, чем сам что-то паял, — ​рассказывает Сергей Глядков. — ​Возможно, интерес к изобретательству передался от отца. Он был рационализатором, работал в «Уралэнергомонтаже», множество предложений внедрил на производстве».

Не утонешь, не замерзнешь

До открытия собственной инновационной компании Сергей Глядков продавал в Заречном одежду и обувь. Заядлый рыбак и охотник, он был частым гостем специализированных магазинов, все искал и не мог найти идеальную экипировку. Изучил рынок вдоль и поперек, заинтересовался изолоном. Этот теплоизоляционный и водоотталкивающий материал из пенополиэтилена используют для утепления зданий и шумоизоляции автомобилей, пластины из изолона вшивают в спецкостюмы и спасательные жилеты.

«Носить такие костюмы неудобно: они не дышат. У меня возникла идея измельчить изолон и наполнить им множество ячеек внутри костюма. Только измельчать нужно особым способом — ​в гранулы, через которые проходит воздух, — ​рассказывает Сергей Глядков. — ​Сначала я делал это вручную — ​измельчитель для мебельного производства оказался непригоден. Затем сконструировал машинку».

На один костюм уходит в среднем 30 г изолона, материал очень легкий и мягкий. Получается плавающая, противоударная, хорошо вентилирующаяся и сохраняющая тепло одежда. «В наших костюмах не утонешь и не замерзнешь даже при –60 °С, хоть спи в снегу. При падении материал смягчит удар. Одежда подходит для рыбаков, охотников, альпинистов, лыжников, мотоциклистов, спасателей, производственников. Мы поставляли костюмы в Минобороны Казахстана и Колумбии, спасателям в Мордовию и Якутию, сотрудникам, работающим в водоохранной зоне Белоярской АЭС», — ​перечисляет изобретатель.

Аналогичную по характеристикам одежду делают в США, но используют дорогие материалы, отмечает Сергей Глядков. Костюмы зареченской фирмы дешевле, поэтому пользуются большим спросом у клиентов из разных стран. Кроме уже перечисленных это Латвия, Белоруссия, Армения, Турция, Канада.

Коронавирусное вдохновение

Патент на способ использования изолона Сергей Глядков получил в 2010 году. Тогда же с супругой Мариной создал компанию «Интехно» и зарегистрировал торговый знак Raftlayer. Как инновационные предприниматели, Глядковы получили место под производство в бизнес-инкубаторе Заречного. Стали ездить на промышленные выставки, на одной презентовали изобретение президенту Владимиру Путину.

В 2011 году к Сергею Глядкову обратилась врач-невролог, доктор медицинских наук Елена Аронскинд из центра «Здоровое детство» в Екатеринбурге. Она предложила на основе спецодежды Raftlayer разработать реабилитационные костюмы для детей с ДЦП. «Мы занимались этим почти год. Елена Аронскинд все контролировала и в итоге сказала, что лучшего эффекта от других методов реабилитации не видела. Костюм в дополнение к изолоновой прослойке накачивается воздухом, тело ребенка, как в корсете, принимает правильное положение. Улучшается кровоснабжение мозга, активизируются поврежденные зоны, — ​описывает результат Сергей Глядков. — ​Если применять такие костюмы с раннего возраста, у ребенка есть шанс частично или полностью справиться с недугом. На это изобретение мы получили патент и сертификат Минздрава».

Основным бизнесом Сергея Глядкова до недавнего времени оставалось производство защитно-спасательной одежды. В этом году компания начала продвигать энергоэффективные системы вентиляции. Первые теплообменники разработки «Интехно» уже установили в химической лаборатории одного предприятия в Заречном.

И тут началась эпидемия коронавируса. «Так как у нас швейное производство, нас привлекли к выпуску одноразовых медицинских масок, которые были в дефиците. И я вспомнил, что еще несколько лет назад, во время вспышки свиного гриппа, у меня была мысль сделать ультрафиолетовые шторы для защиты медиков. Я переговорил с командой, и шторы трансформировались в электронную многоразовую маску с ультрафиолетовым излучателем», — ​рассказывает Сергей Глядков.

Не убить, а обезвредить

Прототип маски в «Интехно» собрали за месяц. Прозрачный щит надевается как очки. Сверху в него встроен компактный УФ-излучатель, который создает вокруг лица невидимую защиту от микроорганизмов. В ультрафиолетовых волнах длиной 254 нм РНК и ДНК вирусов разрушаются, что препятствует их размножению. «Многие путают понятия инактивации и стерилизации. Мы не ставили задачу убить вирус. При инактивации вирус не погибает, а теряет возможность размножаться, — ​объясняет принцип работы изобретения Сергей Глядков. — ​Маска на 90 % обеспечивает защиту от заражения. Обычные медицинские маски менее эффективны».

В разработке маски участвовали медики из НМИЦ «Лечебно-реабилитационный центр» Минздрава РФ. Они первыми протестировали изобретение, подтвердили его эффективность и рекомендовали медперсоналу и гражданам для профилактики вирусных и бактериальных инфекций, передающихся воздушно-капельным путем. НМИЦ и заказал первую партию. Также маску опробовали сотрудники медпункта Белоярской АЭС.

Сергей Глядков подчеркивает: маска совершенно безопасна для владельца и окружающих: «Тот, кто ее носит, защищен пластиковым стеклом, не пропускающим ультрафиолетовые лучи. Светодиодный ультрафиолетовый излучатель безозоновый — ​как и все современные, в отличие от старых кварцевых ламп. Крохотный прибор, 3,5×3,5 мм, встроен в гнездо глубиной 1,5 см. Излучение направлено вниз, увидеть характерное свечение можно,  только если заглянуть в гнездо. Мощность нашего излучателя максимум 12 мВт». Луч рассеивается, его действия хватает, чтобы инактивировать вирус, но уже не хватает, чтобы навредить человеку рядом.

«Спрос есть — ​будем расширяться»

«Интехно» разработала три модели маски: для медиков в красной, самой опасной, зоне инфекционных отделений, для людей, чья деятельность подразумевает множество контактов с окружающими, и для всех остальных. «Разница в конструкции, мощности излучения и сроке работы аккумуляторов. В третьем случае маска выглядит как очки, это лайт-вариант. В первом и втором — ​как щит, который закрывает лицо и спереди, и по бокам, лишь ниже подбородка открыты 2–3 см для поступления воздуха. В маске для красной зоны мощность светового потока 12 мВт, — ​уточняет Сергей Глядков. — Во втором и третьем случае делаем слабее, чтобы аккумулятор работал дольше и заряжать его нужно было реже».

Без подзарядки маска самой простой комплектации работает в среднем восемь — ​девять часов. Заряжается как обычный телефон, зарядное устройство идет в комплекте. Предварительная цена — ​2,5 тыс. рублей. «Стоимость может меняться, когда выйдем на промышленное производство. Все зависит от комплектующих. Первую партию диодов мы заказали в Китае. Их производят и у нас, в Санкт-Петербурге, но с компанией пока не удалось выйти на связь, да и цены там выше. В основном диодами занимаются в Корее, США и Китае», — ​говорит Сергей Глядков.

Разработчик оформил патент на изобретение и теперь наращивает производство. Инновационные маски уже готовы закупать российские аптечные сети и поставщики средств индивидуальной защиты, зарубежные компании, торгующие медоборудованием. Поступили заказы из Саудовской Аравии и США.

«На нас вышла Siemens с предложением продавать маски под ее маркой в Европе. Американцы хотят организовать параллельное производство в Турции. Ведем переговоры. После того, как из-за неисправных российских аппаратов вентиляции легких недавно случилось два пожара — ​в московской и санкт-петербургской больницах, стало гораздо сложнее продвигать продукцию, сделанную в России. В любом случае, раз спрос есть, будем расширяться», — ​резюмирует Сергей Глядков.