Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Директор СНИИП Александр Карцев о переходе в РАСУ: «Логично, что новый дивизион приобрел профильный актив»

Московский Специализированный научно-исследовательский институт приборостроения в конце 2019 года перешел из машиностроительного в новый дивизион — ​«АСУ ТП и электротехника». Он создан на базе компании-интегратора «Русатом Автоматизированные системы управления». Чем был оправдан переход и какие стратегические задачи ставит перед собой институт, рассказал «СР» гендиректор СНИИП Александр Карцев.

Общая стратегия

— Почему СНИИП перешел в РАСУ?

— Это понятный шаг. СНИИП занимается системами, которые входят в состав АСУ ТП и обеспечивают безопасность эксплуатации атомных станций и персонала. Это часть продуктовой линейки РАСУ. Логично, что новый дивизион приобрел профильный актив.

— Как вам в новом дивизионе?

— Поначалу коллектив переживал, останутся ли у института направления, которыми он занимался. Гендиректор РАСУ Андрей Бутко подтвердил сохранение всех направлений и готовность инвестировать в развитие СНИИП. После перехода в РАСУ большая часть вопросов по реализации договорных обязательств и перспективным проектам стала решаться гораздо быстрее и проще.

РАСУ и раньше была нашей основной заказчицей. Порядка 70 % контрактов по созданию и вводу в эксплуатацию систем контроля, управления и диагностики для объектов использования атомной энергии инициировала РАСУ, как интегратор бизнеса. Но раньше рабочий процесс строился исходя из того, что мы разные компании. Теперь мы в одной команде, с общими целями и задачами.

— У «Росатома» есть Стратегия‑2030, у каждого дивизиона и предприятия тоже. Какие ключевые тезисы в стратегии СНИИП?

— Наши цели полностью соответствуют стратегии «Росатома» и РАСУ. Первая — ​увеличение выручки. Мы должны нынешний объем реализации, 4 млрд рублей, увеличить кратно, что вполне реализуемо. Вторая — ​рост рентабельности бизнеса, чтобы иметь возможность инвестировать в инфраструктуру, персонал и новые продукты. Их развитие — ​наша третья задача.

В рамках стратегии мы защитили несколько направлений ОКР. Одно из них уже одобрено, мы готовимся к реализации масштабного инвестпроекта по созданию программно-аппаратной платформы построения систем контроля и управления, важных для безопасности АЭС. Проект рассчитан на четыре года и включает в себя разработку оборудования систем внутриреакторного контроля, аппаратуры контроля нейтронного потока и полнофункциональной подсистемы верхнего уровня, а также сертификацию по международным стандартам безопасности и надежности. Это целый комплекс работ — ​конструирование, изготовление опытных образцов и проведение полного цикла испытаний.

Диагностика для «Газпрома»

— Над какими новыми продуктами вы работаете?

— Один из наших новых продуктов — ​информационно-вычислительная система, которую мы собирали и испытывали в рамках модернизации первого блока Калининской АЭС. Проект, не имеющий аналогов в России, подразумевает замену 80 % компонентов АСУ ТП во время планово-предупредительного ремонта. Для нас это прорыв, я считаю, — ​первый за последние 20 лет продукт, который мы полностью сделали сами. И хороший пример взаимодействия с РАСУ. Командная работа позволила выполнить проект в очень сжатый срок. Мы начали его после перехода в новый дивизион, и система уже поставляется заказчику. Планируем участвовать в поставках и на другие АЭС.

Также мы производим компоненты АСУ ТП для энергоблоков, предназначенные в первую очередь для регистрации параметров ионизирующего излучения, но планируем делать системы и для других производств и объектов использования атомной энергии. Например, для атомных станций малой мощности, плавучих атомных электростанций, исследовательских реакторных установок и предприятий ядерного топливного цикла. Еще одно из наших направлений ОКР — ​создание автоматизированных систем радиационного контроля нового поколения, с более широким функционалом.

На протяжении многих лет конструкторы и разработчики СНИИП создают радиационные мониторы и приборы для измерения дозиметрических и радиометрических характеристик. Приборы отличаются диапазоном измерений, качеством информации, объемом самодиагностики и эксплуатационными характеристиками и не уступают, а по отдельным критериям и превосходят лучшие зарубежные аналоги. В этом году приступим к совершенствованию линеек гражданской продукции и программно-технических средств двойного назначения, чтобы повысить общий уровень конкурентоспособности, унификации электронной компонентной базы и использования новых типов детекторов отечественного производства.

В неатомном направлении планируем производить системы экологического мониторинга. Их заказчиками могут быть не только крупные промышленные объекты, но и города, регионы. Работаем в области нефтегазохимии. В частности, со структурами «Газпрома». Одно из интересных направлений — ​система диагностики газоперекачивающих станций на базе наших наработок по мониторингу физических параметров для АЭС. В нынешнем году опытное изделие будет установлено в одном из подразделений «Газпрома», и мы приступим к испытаниям. В перспективе этот продукт коммерциализируется в контуре «Росатома», дальше будем работать над массовым внедрением. «Газпрому» система интересна с точки зрения оптимизации технического обслуживания и ремонта дорогостоящего оборудования, поддержания противоаварийной готовности за счет средств предиктивной аналитики.

Возможно, в сегодняшних условиях стратегия претерпит некоторые изменения, но вектор останется прежним.

— «Газпром» — сложный заказчик?

— Непростой. Весь путь от принятия решения о вхождении в проект, разработки изделия до установки и определения начала пробной эксплуатации на объекте занял больше двух лет. И правильно, что с такими крупными клиентами, как «Газпром» и «Роснефть», «Росатом» выстраивает системную стратегию взаимодействия на высшем уровне и представляет интересы всех предприятий отрасли. Мы в рамках этой стратегии ведем внедрение системы диагностики.

Рассматривается еще ряд ОКР с применением нашего отраслевого опыта по построению объектно-ориентированных сенсорных систем и приборных комплексов для «Газпрома».

Главное — ​персонал

— Достаточно ли у вас ресурсов, чтобы выполнить все задачи в рамках стратегии?

— Основной инструмент реализации нашей стратегии — ​НИОКР, направленные на разработку новых продуктов, модернизацию существующих и, где необходимо, их замену. И здесь главное — ​персонал. Его привлечение, развитие, обучение. Разработкой, исследованиями и конструированием занимаются 40 % коллектива. Еще треть — ​производством. Институт обладает собственной базой, где вся продукция проходит испытания и поверку, где ведутся эксперименты и исследования. Таким образом, 75 % персонала СНИИП заняты в разработке, конструировании, изготовлении и испытании продукции.

До конца года нам нужно набрать порядка 100 человек: разработчиков, конструкторов, технологов, метрологов, рабочих разных специальностей.

— СНИИП привлекателен как работодатель?

— Думаю, да. В «Росатоме» конкурентная зарплата и соцпакет. При этом, конечно, оплату труда хочется повышать. Подход очень простой и понятный: если обеспечиваем рост выручки, производительности труда, достигаем запланированных показателей, значит, получаем возможность увеличивать заработную плату, инвестировать в развитие.

Однако не все решается только уровнем зарплаты. В последние несколько лет мы реализуем проект по созданию комфортной рабочей среды. Завершаем ремонт в нашем главном производственном корпусе. Для конструкторов и разработчиков, например, реконструировали целый этаж, привели в порядок помещения для технологов и отдела качества, сборочный цех, участок испытаний, лестничные марши, сейчас занимаемся механическим цехом. Оснастили разработчиков и производство новыми приборами и оборудованием и продолжаем эту работу. Мы создали полигон для сборки оборудования и комплексных испытаний.

— Какие вообще тенденции на рынке приборостроения?

— Повышение точности измерений, автоматизация и цифровизация. Потребности заказчика постоянно растут. С одной стороны, для улучшения контроля за состоянием ядерного объекта, например энергоблока, применяется множество датчиков, которые порождают огромный поток данных. С другой — ​оператору надо предоставить ограниченный набор итоговой информации. То есть требуются комплексные решения с оптимальным сочетанием высокой информативности измерений и количества оборудования, его унификация, высокая надежность, обеспечение кибербезопасности и в то же время — ​упрощение эксплуатации, снижение требований к квалификации обслуживающего персонала, увеличение временных интервалов технического обслуживания оборудования. Как вы понимаете, этот комплекс требований противоречив, поэтому перед нами стоит сложная научная задача найти для каждого вида оборудования свое уникальное решение. Нам проще это делать в составе РАСУ, как раз отвечающей за технические аспекты. С точки зрения РАСУ, интеграция СНИИП — ​дополнение компетенций.

Аккредитация для работы на рынке Европы

— Назовите три главные задачи института на этот год.

— Первая — ​начало реализации ОКР по платформе важных для безопасности АЭС автоматизированных систем радиационного контроля, о которых мы говорили выше. Второе — ​инфраструктурные инвестиционные проекты, прежде всего — модернизация и переоснащение центра метрологии и испытаний. Третье — ​своевременное исполнение текущих договоров. В рамках международных контрактов, например, очень важно прохождение ядерной квалификации для венгерской АЭС «Пакш‑2», так как это первый европейский проект по поставке систем, в котором мы участвуем. В прошлом году мы прошли надзорный аудит по системам менеджмента качества и получили сертификаты TÜV по охране окружающей среды, информационной безопасности, охране труда и здоровья. Еще один шаг, который мы сделали для обеспечения работы на международном рынке, — ​в декабре прошлого года подали заявку на аккредитацию калибровочной и испытательной лаборатории нашего центра метрологии и испытаний. Аккредитация даст право проводить испытания и калибровку оборудования в соответствии с европейскими требованиями.

Работа центра метрологии и испытаний. Метрологическая камера

— В перспективе вы можете делать такие работы на заказ?

— Да, планируем выполнять их в рамках дивизиона. У нас есть все компетенции, в первую очередь по метрологии ионизирующего излучения. Это наша специфика. У нас достаточно хорошая испытательная и метрологическая база, современные гаммаи рентгеновская установки, камеры для климатических испытаний, стенды для динамических испытаний, вторичные эталоны, в том числе уникальные. Мы приступаем к модернизации других наших метрологических установок, хотим приобрести оборудование и аттестоваться на испытания по влагозащищенности, пылезащищенности и т. д. То есть дополнить линейку оборудования и расширить номенклатуру испытаний.

— Ведете ли работу по сертификации и стандартизации, чтобы «Росатом» мог поставлять свое оборудование на стройках за рубежом?

— Мы приступили к реализации платформы S‑3. Она подразумевает и международную сертификацию нашего оборудования. Так что задача такая есть, и мы уже ее решаем, в том числе в рамках договора по поставке оборудования на АЭС «Пакш‑2».

— Продукция СНИИП соответствует продукции мировых лидеров по цене и качеству и дело лишь в сертификации?

— На российском рынке мы успешно конкурируем с европейскими лидерами, где-то — ​по цене, где-то — ​по более широкому, комплексному предложению. Продукция СНИИП соответствует требованиям проектов российского дизайна. А что касается зарубежных, то это следующий шаг. Мы в такие проекты уже входим и понимаем, как двигаться в этом направлении.

— Ведете ли работу в области импортозамещения?

— При разработке новых продуктов мы будем максимально это учитывать, ведь все, что связано с электронной компонентной базой, — ​это безопасность, и мы применим лучшие отечественные достижения. Активность СНИИП синхронизирована с деятельностью отраслевой рабочей группы, которую возглавляет РАСУ.

— Реально выйти на 100%-е импортозамещение в вашей сфере?

— Достаточно сложно. На протяжении десятилетий мы были вынуждены из-за отсутствия отечественной электронной компонентной базы применять импортные наработки. Сейчас, если говорить о проектах АСРК, долю элементов иностранного производства планируется сократить с текущих 80 % до 30–40 % благодаря компетенциям наших разработчиков, опыту выполнения работ по оборонной тематике. Дальнейшее снижение, с нашей точки зрения, пока нецелесообразно в связи с небольшой серийностью нашей продукции, что обусловлено спецификой деятельности СНИИП.