Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Архивещи: коллекция памяти о героях войны

Больше пяти лет мы собираем истории об участниках Великой Отечественной войны. Портсигар, мотоцикл, гармонь, курвиметр, фотографии, награды — что напоминает сотрудникам атомной отрасли об их родных сегодня.


Награды

Александр Чудиновский
Председатель совета ветеранов РФЯЦ-ВНИИТФ

— Мой дед Александр Тимофеевич Чудиновский служил на фронте санитаром, его убили под Волховом 30 декабря 1941 года. После этого мой отец Василий Александрович, в то время ему было 17 лет, тоже решил пойти на фронт. Добавил себе год, и его взяли в армию. Он воевал связистом на 2-м Белорусском фронте. Отец не любил рассказывать о войне — говорил, что это была очень страшная, тяжелая работа. Когда кругом был ад и связь прерывалась, связисты бросались ее восстанавливать.

Отец получил три Ордена Отечественной войны II степени. Ордена Красной Звезды он был удостоен за то, что, будучи раненым, сумел дать отпор фашистам и вынес с поля боя командира батальона. Также отца наградили медалью «За боевые заслуги», но он потерял ее на фронте.


Старый Harley-Davidson

Сергей Комиссаров
Начальник отдела по связям с общественностью, ВНИИНМ

— В Минатоме один коллега рассказал, что от отца, участника войны, ему достался мотоцикл Harley-Davidson WLA 1942 года, который поставлялся по ленд-лизу в СССР. Продавать жалко, смотреть, как мотоцикл ржавеет в углу, тоже жалко. Мы с друзьями перебрали его, поставили на ход. Когда пригнали хозяину, он предложил нам поездить на нем сезон, довести до ума. Целое лето по пятницам я ездил на старом «харлее» на Ордынку. Все смотрели на железного «ветерана» с уважением. Владелец говорил, что отец был бы рад видеть мотоцикл на ходу. Одна проблема — документы. Их не нашли. Гаишники останавливали, слушали мой рассказ о славном пути «ветерана» и отпускали. Осенью мотоцикл вернулся к хозяину. На память о Harley-Davidson остались лишь фото.


«За победу над Германией»

Екатерина Острицова
Ведущий специалист ОВК управления информации и общественных связей, Ростовская АЭС

— В моей семье хранится медаль «За победу над Германией» моего отца Владимира Андреевича Тюлькина. В общей сложности отец служил 11 лет. Сначала срочная служба, затем война с финнами, потом Великая Отечественная война и война с японцами. Рядовой 23-го отдельного строительно-железнодорожного батальона Владимир Тюлькин прошел пол-Европы. До Берлина не дошел, так как весь батальон в срочном порядке отправили на восток — на войну с Японией. Отец еще награжден медалями «За взятие Кенигсберга», «За освобождение Варшавы», «За взятие Вены», «За победу над Японией», «20 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», знаком «25 лет Победы в Великой Отечественной войне». Можно только представить, сколько пыльных дорог прошел мой отец, сколько горьких тревог вынесло его сердце за всю войну. После войны работал мастером на нескольких участках Верхотурского химлесхоза в Свердловской области. Всегда был передовиком. У советского поэта-фронтовика Семена Гудзенко есть такие строки: «Мы не от старости умрем — от старых ран умрем». Так случилось и с моим отцом. Он умер в 1971 году, на 61-м году жизни.


Фотография деда

Дмитрий Сумароков
Ведущий инженер отдела реакторных отделений, бюро комплексного проектирования № 1, АСЭ

— В мирное время мой дед Василий Богословский работал бухгалтером в колхозе, растил троих детей. Погиб, защищая Ленинград. В похоронке написано, что его могила под деревней Вороново Мгинского района. Осталось только одно фото деда времен войны. В 2006 году я с друзьями в велопоходе посетил те места. Метрах в двадцати от обрыва над рекой установлен небольшой памятник — плита 1,5х2 м. На ней надпись: «Здесь, в районе реки Назия у бывших деревень Вороново и Поречье 9 сентября 1941 года советские войска остановили врага, рвавшегося на восток, и удерживали рубежи обороны до разгрома немецко-фашистских войск под Ленинградом 3 января 1944 года». У памятника — полевые цветы, небольшой искусственный венок, на плите — пробитые солдатские каски, за памятником — снарядные гильзы, бомбы-зажигалки, пулеметные диски, пули и осколки. Перед памятником я поставил ламинированную копию фото деда.


Формочки для печенья

Наталья Гладышева
Ведущий специалист отдела технического контроля, НИИИС

— Я до сих пор пеку печенье, вырезанное дедушкиными формочками. Гавриил Петрович Фадеев сделал их незадолго до отправки на фронт.

Мой дедушка родился в 1901 году в крестьянской семье. Защищать Родину пошел зрелым человеком, в тылу у него оставалась жена и две дочки, одна из них — моя мама. Служил на Балтийском флоте в отдельном отряде дымомаскировки и дегазации ОМОР КБФ. В память о дедушке мы храним краснофлотскую книжку, медали «За оборону Ленинграда» и «За боевые заслуги» и фронтовую фотографию.

У него были золотые руки. В колхозе ремонтировал технику. И во время войны ремонтировал технику, строил командный пункт в Ленинграде, оборудовал дымовые рубежи, много делал для улучшения бытовых условий краснофлотцев.


Фото выпускников

Петр Почтин
Начальник конструкторского отдела, НИИИС

— На фото студенты последнего курса педиатрического факультета Горьковского мединститута 1941 года. Один из них — мой отец, Алексей Иванович Почтин. Госэкзамены были прерваны началом войны. Вместо дипломов — справки об окончании, и почти весь выпуск добровольно ушел на фронт. Отец по направлению военкомата попал в 299-й медико-санитарный батальон 285-й стрелковой дивизии. Сформировали дивизию в Костроме в июле 1941 года — и сразу на фронт. Первую неделю отец ассистировал опытному пожилому хирургу, потом стал сам оперировать. Тяжелейший труд хирурга в полевых условиях. Работали по 48 часов без отдыха, принимали до 60 человек в сутки. Отец освоил ряд сложных операций, многим спас жизнь.


Истории

Лада Романова
Пресс-секретарь, «Петрозаводскмаш»

— В нашей семье хранятся награды моего деда, Ивана Михайловича Капитонова. В начале войны его призвали на Балтийский флот, служил он на торпедном катере. После прорыва блокады попал в госпиталь с дистрофией. Потом освобождал Варшаву, брал Будапешт. Демобилизовался 25 ноября 1945 года.

Вот какую историю рассказывал он о своем ранении. Однажды пошли в разведку зимой, дед был в маскхалате и не заметил, что осколок задел кисть. Понял, что ранен, когда рукав пропитался кровью. Началась гангрена. Встал вопрос об ампутации. Этого дед допустить не мог. В операционной ударил по столику с инструментами, категорически отказываясь от операции. Тогда старенькая врач пошла ему навстречу и применила старинный способ — запустила опарышей в рану. Червяки спасли руку! Дедушка с юмором рассказывал, как они там шевелились и было щекотно. Отчаянный и решительный человек был мой дед.


Солдатский медальон

Ашот Насибов
Пресс-секретарь, ВНИИАЭС

— Черная эбонитовая капсула с завинчивающейся крышкой. Внутри — свернутая трубочкой бумажка. На ней написаны фамилия, имя, отчество, воинское звание, место рождения, райвоенкомат, фамилия близкого человека (жены) — кому сообщить в случае гибели. Бумажка из двух одинаковых частей. Одну отрывала похоронная команда, капсулу со второй половинкой хоронили вместе с телом погибшего для опознания при необходимости. Говорят, некоторые суеверные солдаты выбрасывали медальоны, чтобы «не приманивать смерть». Мой отец носил его всю войну в кармашке гимнастерки. Самая ценная для меня реликвия. Потому что лежит у меня в столе, а не в земле.


Гармонь

Владимир Платонов
Слесарь-ремонтник цеха централизованного ремонта, Смоленская АЭС

— В нашей семье хранится гармонь моего дедушки, Александра Васильевича Косьянова. Боевая подруга прошла с ним всю войну. В 1939 году дед был призван в армию и служил на границе, защищая рубежи от китайских банд и японских агрессоров. В 1942 году с сибирскими частями был направлен в Сталинград, где командовал штурмовой пулеметной ротой в звании старшины. Чудом выжил, но получил тяжелейшую контузию. Долгое время ничего не видел и не слышал. После длительного лечения его направили во Владивосток, где в его жизнь снова постучалась война. Началась битва с Японией за Сахалин и Курильские острова. И снова пулеметные расчеты дедушкиной роты разили врага.

После Великой Отечественной войны вырастил четверых детей. Работал в Индии на строительстве каучуковых заводов и в Египте на строительстве Суэцкого канала. До выхода на пенсию работал на Нововоронежской АЭС. Получил звание заслуженного работника атомной промышленности. Ушел из жизни в 91 год. Он награжден медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За воинскую доблесть», «За победу над Японией», Орденом Великой Отечественной войны. Он — наша гордость!


Медаль Нахимова

Светлана Рачителева
Заведующая архивом, «Атомэнергоремонт»

— В годы войны мой дед Алексей Щукин был старшим офицером на миноносце, потом командиром десантного корабля Северного флота. Сопровождал суда в Мурманск и Архангельск, участвовал в высадке разведотрядов в Норвегии. При освобождении Норвегии в 1944 году был в числе десантников, атаковавших противника с моря. Его корабль много раз попадал под обстрел и принимал бой, в конце концов был потоплен. Дед выжил, но получил контузию. Он награжден орденом Красной Звезды, медалью Нахимова за отличное выполнение заданий командования по спасению и подъему 20 кораблей и судов. В честь моего деда названо лоцманское судно Астраханского речного флота «Капитан Щукин».


Каска рядового

Марина Здор
Специалист управления информации и общественных связей, Ленинградская АЭС

— В моей семье хранится каска с пробоиной от осколка, она принадлежала моему деду, рядовому Дмитрию Дулякову, служившему в разведроте 2-го Украинского фронта. В разведку охотно брали сибиряков: они отлично плавали, ходили на лыжах, метко стрелять. Однажды дед переплыл Днепр с захваченным языком.

Разведка в бой не ходила, но как-то дедова группа оказалась в гуще сражения на территории противника. Когда выбрались, сразу попали под арест на несколько месяцев. Офицера отдали под трибунал и расстреляли по закону военного времени, а рядовых отправили на передовую. В 1944-м дед был ранен, долго пролежал в госпитале с контузией и осколочным ранением, потом приехал в отпуск домой, к бабушке. А через девять месяцев родилась моя мама.


Патроны и лента

Геннадий Краморенко
Специалист пресс-службы, СХК

— В детстве я часто бывал у родных на Брянщине, где во время войны действовал большой партизанский отряд. Возле поселка Алтухово отряд попал в засаду и понес большие потери. В том бою погиб родной брат моей бабушки Георгий Марков. У меня было много находок оттуда, но с годами все растерялось. Осталась лишь лента от немецкого пулемета MG42, обоймы с гильзами от винтовки Манлихера и осколок снаряда.


Бинокль

Людмила Тарасова
Техник, глазовский филиал «Гринатома»

— Мой дед Федор Данилович был демобилизован в 1944 году в связи с ранением и ампутацией ноги. Этот бинокль с надписью на немецком, щербиной от пули он привез с собой. В детстве мы с сестрой обращались с биноклем как с игрушкой, сейчас это напоминание о деде. И вот уже мой пятилетний внук просит: «Можно посмотреть в бинокль?» Когда он станет постарше, я обязательно расскажу, что это за вещь и как она связана с его прапрадедом.


Боевые ордена

Валерий Маркелов
Ветеран РФЯЦ-ВНИИТФ

— Мой отец Николай Маркелов — человек счастливой судьбы. Хотя и очень суровое оно, фронтовое счастье. За 10 дней до начала войны его призвали в армию. Совсем немного побыл рядовым 125-го батальона аэродромного обслуживания Западного фронта. В октябре 1941 года стал командиром отделения. С июня 1943 года воевал в составе 1-й гвардейской отдельной мотострелковой бригады 1-го Белорусского фронта под командованием Жукова, был командиром огневого взвода. Защищал Сталинград, освобождал Варшаву и узников Освенцима. Дошел до Берлина, видел, как над Рейхстагом взвилось знамя Победы. У нас хранятся боевые награды отца: две медали «За отвагу», два ордена Красной Звезды, ордена Отечественной войны I и II степени, медали «За освобождение Варшавы», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией». Жетон приобщен к личному делу отца и хранится в военкомате.


Черноморская щука

Михаил Прасолов
Главный специалист ОТК, петрозаводский филиал «АЭМ-технологий»

— Мой отец Сергей Прасолов в 1942 году окончил высшее военно-морское училище и в звании лейтенанта отправился служить в Новороссийск, на базу флота. Там стал командиром отделения управления на подводной лодке Щ-215. Однажды во время патруля лодка наткнулась на большой немецкий транспортный корабль в сопровождении миноносцев и торпедоносцев. Командир дедовой подлодки решил атаковать. Транспорт потопили, но корабли охранения засекли наших и попытались уничтожить глубинными бомбами. Щ-215 получила повреждения и залегла на дно, выпустив нефтяное пятно, которое имитировало гибель. Немцы поверили. Нужно было возвращаться на базу, но экипаж попал в сложное положение: из строя вышла система регенерации воздуха, а всплывать было нельзя. Команда чудом довела до базы лодку под водой и сохранила ее как боевую единицу. За этот и другие походы мой отец получил Орден Красной звезды.


Часть фюзеляжа

Анатолий Лахтин
Начальник участка ЦРЭО, «Атомэнергоремонт»

— Всего один день не дожил до победы мой дед – летчик, старший гвардии лейтенант Анатолий Карпенко. 8 мая 1945 года в 12:25 при атаке цели в районе Пирны группа штурмовиков Ил-2 144-го гвардейского штурмового авиационного полка подверглась обстрелу зенитной артиллерии. От прямого попадания снаряда в мотор самолет деда резко пошел вниз, врезался в землю и взорвался. Рядом с местом падения находились освобожденные советские военнопленные. Они соорудили обелиск из фрагментов машины, на одном из которых сохранился номер борта. Много лет за могилой ухаживала немецкая семья. В прошлом году мы с мамой по приглашению властей Германии приезжали на торжественном открытии памятника погибшему летчику, моему деду.


Фото на память

Олег Иванов
Инженер-программист, НИИИС

— Наши семейные реликвии — две фотографии прадеда Николая Иванова. На одной он с моей прабабушкой перед отправкой на фронт в 1941 году, на второй — с боевыми товарищами. На обороте подпись: «Дарю на добрую память дорогой жене Манечке от вашего мужа Николая Федоровича и дорогим моим детям Вите, Томе и маленькому сыну Женечке от вашего папы, чтобы не забывали меня на чужой стороне. К сему ваш муж и отец Николай Федорович 23.11.41». Эти фотографии нам очень дороги, они передаются из поколения в поколение.

Мой прадед стал снайпером — сказался опыт охотника. Воевал на Калининском фронте, защищал Москву, прошел мясорубку под Ржевом. О его фронтовых подвигах писали в газете «Красная Звезда». В 1943 году прадед после ранения и ампутации ноги был комиссован. Один из приказов о награждении гласит: «От имени Президиума Верховного Совета СССР награждается медалью «За отвагу» снайпер 129-го стрелкового полка Иванов Николай Федорович за то, что он за время нахождения в полку убил 91 немца».


Фронтовые письма

Лев Лебедев
Ветеран РФЯЦ-ВНИИТФ

— Письма, которые я писал с фронта родным, теперь у меня. В феврале 1943 года прямо со школьной скамьи меня направили в Ярославское стрелково-минометное училище. Оттуда в звании лейтенанта — на 2-й Украинский фронт, в Бельцы. Мне доверили командование взводом. Прошел с боями Молдавию, Румынию. 17 декабря 1944 года был ранен при наступлении на Будапешт. Лежал в госпитале 4,5 месяца, получил вторую группу инвалидности и был демобилизован.


Дедово пальто

Елена Соловьева
Кладовщик цеха тепловой автоматики и измерений, ЛАЭС

— От деда Александра Матвеевича Воробьева мне осталось пальто. Тяжелое, драповое, на ватине, с воротником из овчины. Во время войны дед пропал без вести. Бабушка Анастасия Михайловна отказывалась верить в его смерть, надеялась на чудо. С двумя жила впроголодь, но пальто не продала. Оно напоминало о счастливом довоенном времени.


Пособие для врача

Мария Васильченко
Специалист по патентной и изобретательской работе, «СвердНИИхиммаш»

— В нашей семье хранятся вещи и пособия по медицине моей бабушки, Нины Васильевны Никулиной. В 1942 году она была призвана в Красную армию, попала сначала в эвакогоспиталь. Практически девчонка — два года как выпустилась из училища — стала начальником зубоврачебного кабинета. Потом бабушка оказывала помощь больным с челюстно-лицевыми ранениями, работала в госпиталях Калининского, 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов. День Победы встретила в Германии, потом участвовала в войне с Японией.


Чернильница

Виталий Ганин
Инженер-программист первой категории, НИИИС

— Стеклянная чернильница в форме звезды принадлежала моему прадеду-фронтовику Михаилу Кузьмичу Савинову. Он воевал в 144-м стрелковом полку 28-й стрелковой дивизии 3-й ударной армии Калининского фронта. Пропал без вести в мае 1943 года. До войны прадед учился на разных курсах, поступил в Ленинградскую военную школу радиосвязи. На фотографии из семейного архива он запечатлен сидящим за столом с кипой учебников и тетрадей, перьевой ручкой, а рядом стоит эта самая чернильница. Когда прадед ушел на фронт, моя прабабушка почти каждый день писала ему чернилами из этой чернильницы.


Курвиметр и хордоугломер

Валерий Кузнецов
Ведущий специалист профкома, Нововоронежская АЭС

— Мой отец, офицер-артиллерист Иван Васильевич Кузнецов, привез с фронта в качестве трофеев бинокль с клеймом «Paris», курвиметр, хордоугломер. Назначения этих приборов мы не знали, но интересно было водить колесиком курвиметра по доске и смотреть, какие цифры показывает стрелка. Может, из-за этих игрушек я тоже потом стал офицером-артиллеристом.