Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Вериной дорогой — воспоминания первого сотрудника Калининской АЭС

Калининскую АЭС начали строить зимой 1973 года. Под дирекцию отвели полуподвальное помещение для задержанных в бывшем здании удомельской милиции. Первыми в штат зачислили двух сотрудников: и. о. директора станции Николая Шикинова и техника по документации Веру Кувардину, ей было тогда 22 года. Сейчас уже ветеран станции Вера Егоровна рассказала, с чего все начиналось.

«Акомная» станция

Геодезические работы в районе озер Песьво и Удомля начались в 1972 году. Все в округе были в курсе, что намечается стройка, но что именно будут строить, не знали. Через год стали проводить собрания, рассказывать жителям, что такое АЭС, для чего нужна. И все равно долгое время старики называли станцию «акомной».

«Мне предложили работу совершенно случайно. Я подменяла в райкоме партии девушку, ушедшую в отпуск. Была техническим секретарем, — ​вспоминает Вера Кувардина. — 22 ноября 1973 года в приемную зашел мужчина, видно было, что не местный. Представился исполняющим обязанности директора АЭС и попросил встречи со вторым секретарем. Позже я узнала, что Николая Михайловича Шикинова направили с Чернобыльской АЭС в Удомлю, чтобы он организовал дирекцию и открыл финансирование строительства. После той встречи со вторым секретарем мне задали вопрос, не хочу ли я поработать в дирекции станции. Я согласилась. Съездила на Конаковскую ГРЭС, меня научили вести картотеку, понимать чертежи и т. д. Помимо меня и директора в новоиспеченной дирекции работали только бухгалтер и шофер.

Отопление у нас было печное. Когда к нам прибыл первый специалист, инженер-куратор Леонид Едакин, я как раз топила печь. Представьте картину: я в теплом пальто, в лисьей шапке и валенках, с кочергой в руках. У него глаза были по полтиннику. Спрашивает испуганно: «Здесь дирекция Калининской АЭС?» Отвечаю: «Здесь. Где же ей еще быть».

Калининская АЭС, будущий блок № 1 с реактором ВВЭР‑1000, 1982 год
«Дядя Миша, сделай потеплее!»

Начало строительства, рассказывает Вера Кувардина, было трудным: проводили земельные работы, корчевали лес. Устраиваться приезжали из окрестных деревень, пришлось даже ограничить наем, так как стали опасаться за судьбу местных колхозов и совхозов — ​что там никого на посевной не останется. Молодежь все равно радовалась: есть работа — ​значит, будет жизнь.

«Люди ехали на передовую стройку, а сталкивались с разбитыми дорогами, сельским бытом и т. д. Вокруг грязь, ходить можно было только в резиновых сапогах, — ​говорит Вера Кувардина. — ​Дома, водозаборные и очистные сооружения строили быстро. Много было ручной работы, так как всю технику стягивали на АЭС. Мне повезло в 1974-м получить квартиру в первой пятиэтажке на улице Энтузиастов. Помню, как радовались вместе с другими новоселами. А когда пришло время топить, выяснилось, что центральную котельную еще не пустили. Пригнали передвижную. Мощности не хватало, периодически мы кричали в окно: «Дядя Миша, сделай потеплее!» А по ночам к нам приходили проверять, не включены ли какие электронагреватели. Потому что, когда срабатывало реле, отключалось вообще все. Мы стойко переносили сложности. Был энтузиазм, вера в огромные перспективы дела, которым мы занимаемся».

Здесь будет главный корпус

Николай Шикинов пригласил секретарей райкома партии и комсомола на площадку посмотреть, что и где будет построено. Вместе с ними на экскурсию отправилась и Вера Кувардина. «Жилые дома возводились на заболоченной местности, а АЭС — ​на возвышенности. Мы там в юности с горок катались на лыжах. И вот подъезжаем мы к площадке и останавливаемся у деревянной будки. Двери открываются, выходит заспанный геодезист. Николай Михайлович машет в его сторону и говорит: «Вот здесь будет главный корпус». Там еще табличка была воткнута в снег», — ​смеется наша собеседница.

Шикинов свое дело сделал — ​организовал все и уехал. Первым директором станции стал Леонид Сидоренко, до этого руководивший Витебской ТЭЦ. «Мировой мужчина. К людям относился очень тепло, всем помогал. В работе, особенно в том, что касалось приемки, был крайне скрупулезным», — ​рассказывает Вера Кувардина.

На площадке поставили деревянные домики. Два выделили дирекции, все это время обитавшей в бывшем отделе милиции. Целую комнату отвели под чертежи и другую документацию.

В октябре 1975 года был залит первый бетон в фундамент главного корпуса блока № 1. А 9 мая 1984 года блок выдал в сеть ток. 28 июня его приняли в эксплуатацию. Вера Кувардина наблюдала строительство и пуск четырех блоков, а работала на первой очереди: сначала в производственно-техническом отделе, потом в управлении капитального строительства. «Как-то был случай. Приходит инженер и спрашивает один чертеж, нужен срочно. А мы его никак не можем найти. Вообще, на тот момент у нас было уже больше 300 папок со сметами, спецификациями и т. д. Копию из института, который делал нам документацию, долго ждать — ​неделю или даже две. В общем, ничего не придумали. А ночью мне приснилось, где лежит чертеж, ​прямо номер папки увидела. Утром пришла на работу и достала его», — ​рассказывает Вера Кувардина.

От кульмана до компьютера

Вера Егоровна проработала на АЭС 38 лет. В турбинном цехе первой очереди была техником по эксплуатации и ремонту оборудования. «Занималась технической, эксплуатационной, оперативной и нормативной документацией, вела делопроизводство, — ​перечисляет она. — ​Многое делали вручную. Например, часто вносили изменения в схемы рабочих мест, особенно после кратковременных ремонтов. Задвижку поменяли, механизм новый врезали — ​все нужно отследить и своевременно внести. Как это выглядело: рисую на одном листе узел «до», на другом — ​«после». Это было несложно, сложнее стало, когда появились компьютеры. Но ничего, освоила. Вообще, я благодарна судьбе и никогда не жалела, что отдала этой работе столько лет. Не знаю, как сложилась бы моя жизнь, если бы не АЭС. В 10-м классе на репетиции школьного спектакля я получила огнестрельное ранение. В реквизите было настоящее ружье, оно выстрелило — ​недосмотрели. Восстановить руку полностью не удалось, так что работать в колхозах-совхозах я бы не смогла. Хотела в медицинский институт пойти, но из-за травмы не взяли. Окончила торговое училище, поработала немного товароведом, немного машинисткой, немного бухгалтером. Но как же мне повезло, что я тогда, в 1973 году, согласилась подменить коллегу в райкоме».