Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Поднять подлодки со дна и уничтожить

Международная группа экспертов предложила план действий по очистке Арктики от затопленных ядерно и радиационно опасных объектов (ЗЯРОО). Оптимальный сценарий, считают они, — подъем и утилизация подлодок К‑159 и К‑27, а также постоянный мониторинг еще трех объектов, лежащих на дне.

Результаты работы международной группы были представлены в декабре прошлого года на организованном «Росатомом» семинаре в Москве. В группу вошли специалисты ИБРАЭ РАН, сотрудники итальянской компании Sogin и британской Nuvia.

Проанализировав результаты исследовательских экспедиций и данные архивов, группа выделила пять наиболее опасных объектов (см. «Что лежит на дне»). Их совокупную активность оценили в 8 ТБк. Все эти объекты регулярно обследуют, угрозы они не представляют. Однако для полного спокойствия не­обходимо поднять, разделать и законсервировать атомные подлодки К‑159 и К‑27, считают эксперты. Остальные три объекта достаточно наблюдать в течение 30 лет, проводя ежегодные экспедиции или установив на них системы мониторинга. Стоимость такого сценария — 128 млн евро. Поднять и законсервировать К‑159 и К‑27 реально за восемь лет. Если будет принято решение поднимать все пять объектов, стоимость проекта вырастет до 278,6 млн евро.

Кто хозяин

Чтобы начать работы по подъему этих опасных объектов, необходимо решить важный юридический вопрос: чьи они? Сейчас известно только одно: подлодка К‑159 принадлежит Министерству обороны РФ. Остальные объекты ничьи, утверждают эксперты рабочей группы. Скорее всего, после затопления их просто списали.

28 августа 2003 года АПЛ К‑159 буксировали в город Снежногорск для утилизации. 30 августа лодка затонула в Баренцевом море на 238метровой глубине

Определять принадлежность затопленных объектов, судя по всему, предстоит Министерству по развитию Дальнего Востока и Арктики. Это ведомство по указу президента России Владимира Путина в феврале 2019 года получило полномочия нормативно-правового регулирования в Арктике. «Как ответственные за госполитику в Арктике, мы предпринимаем меры, касающиеся экологической безопасности. После того как соберем и изучим информацию по вопросу затопленных ядерно и радиационно опасных объектов, будем решать, что делать», — сказал Олег Соляков, представлявший министерство на семинаре.

Разработанные ведомством основы госполитики в Арктике и стратегия развития Арктической зоны Российской Федерации до 2035 года уже направлены в правительство. Эти документы после утверждения станут законодательной основой, в том числе и для программы обращения с ЗЯРОО.

Сколько стоит

Второй вопрос — финансирование. По мнению руководителя проектного офиса комплексной утилизации АПЛ «Росатома» Анатолия Захарчева, возможно, понадобится организовать международный проект по типу «Глобального партнерства», благодаря которому Дальний Восток уже освобожден от накопленного ОЯТ атомных субмарин, а Северо-Запад постепенно освобождается.

Как поднимать

Наконец, третий вопрос — технология подъема. В России есть технологии утилизации и захоронения АПЛ и ОЯТ, но нет технологий подъема затопленных опасных объектов. По словам Анатолия Захарчева, опыт привлечения голландской компании Mammoet для подъема АПЛ «Курск» нельзя считать референтным — условия были другие. В свою очередь, Олег Соляков сообщил, что у России есть технологические решения, по которым нужно подготовить техническую документа­цию, сделать оборудование. Их по госзаказу разработал Крыловский государственный научный центр. Возможно, для подъема затопленных подлодок применят отечественные разработки, но как это повлияет на сроки, пока непонятно. Анатолий Захарчев сообщил, что строительство судоподъемного катамарана может обойтись примерно в 4 млрд рублей.

Поможет «Росатом»

Госкорпорация готова принять поднятые АПЛ и привести их в безопасное состояние. Все технологии для этого есть, они уже отработаны в ходе программы «Глобальное партнерство». Не станут проблемой даже реакторы с жидкометаллическим теплоносителем подлодки К‑27, сказал Анатолий Захарчев.

С начала 1990-х годов на базу в Гремихе стали доставлять отработавшие свой срок атомные субмарины

В настоящее время «Росатом» ведет работы по продлению эксплуатации базы в Гремихе, на которой утилизировали АПЛ. В госкорпорации планируют заменить затвор сухого дока и продлить лицензию на эксплуатацию Гремихи, срок действия которой истекает в 2022 году.

Руководитель проектов международного технологического партнерства управления международных программ и проектов в области РАО, ОЯТ и ВЭ ЯРОО «Росатома» Анатолий Григорьев поблагодарил международную группу за разработку плана действий по очистке Арктики. «Сейчас обсуждение этого вопроса переходит в Россию. Нам необходимо оценить предложенный план и все сценарии. Для этого потребуется время и дополнительная информация. По итогам обсуждения примем решение, что и как делать», — сказал он в завершение семинара.


ЧТО ЛЕЖИТ НА ДНЕ

  • Затонувшая в ходе транспортировки на разделку АПЛ К‑159 признана наиболее опасным объектом. В двух ее реакторах есть ядерное топливо.
  • Атомная подлодка К‑27 имеет реактор с жидкометаллическим теплоносителем. Она была подготовлена к затоплению и затоплена в 1981 году. В ее реакторах также находится ядерное топливо.
  • Защитная сборка реакторной установки ОК‑150 (первой ядерной паропроизводящей установки ледокола «Ленин») была подготовлена к затоплению и затоплена в 1967 году без топлива.
  • Реакторные отсеки подлодок К‑19 и К‑11 были вырезаны после аварий на АПЛ в 1960-е годы. Их затопили после специальной подготовки.
  • Реактор АПЛ К‑140 пришел в негодность в результате нештатной ситуации в 1968 году. Его демонтировали, подготовили к затоплению и затопили в Карском море. Точное место его нахождения неизвестно.