Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Обогащение для американского миллионера

Австралийская компания Clean TeQ приняла проектную документацию по участку сорбции никеля, кобальта и скандия для проекта Sunrise, разработанную «ВНИПИпромтехнологии». Сотрудничество с Clean TeQ, совладелец которой — один из самых успешных инвесторов в горном бизнесе Роберт Фридланд, может помочь в продвижении проектов института на зарубежном рынке.


ВНИПИпромтехнологии» ведет проектирование и инжиниринговое сопровождение участка сорбционного выщелачивания на никеле-кобальтовом месторождении в Новом Южном Уэльсе. Австралийская компания сама обратилась во «ВНИПИпромтехнологии»: в Clean TeQ работают российские технологи, которые не понаслышке знают о возможностях института и его технологиях для горнодобывающих предприятий бывшего СССР.

Акцент на смоле

Технологию сорбционного осаждения металла на ионообменных смолах много лет используют для извлечения урана. В последнее время —главным образом в России и Казахстане. Суть такова: в каскад агрегатов с одной стороны поступает урансодержащая пульпа, с противоположной, противотоком, — ионообменная смола. Смола вступает в химическую реакцию с ураном, уран переходит в смолу. Одновременно идут два процесса, выщелачивание и сорбция, поэтому процент извлечения повышается. Из каскада обедненная пульпа отводится в хвостохранилище, а обогащенную смолу перекачивают на очистку. Уран выделяют и сушат, он становится желтым кеком. Очищенная смола поступает обратно в цикл. Такая технология используется и для извлечения драгоценных металлов, в первую очередь золота.

Для каждого металла разрабатывается особый состав смолы. Если кроме урана нужно извлечь еще, например, молибден, устанавливается второй каскад. Тогда пульпа проходит новый цикл. Сейчас проект по извлечению урана и молибдена «ВНИПИпромтехнологии» разрабатывает для Приаргунского производственного горно-химического объединения.

Особенность технологии, которую используют в России, в том, что смола вступает в реакцию напрямую с пульпой. «По западной технологии пульпа сначала разделяется на твердую и жидкую фракции, а затем процесс идет уже с чистыми растворами», — объясняет главный технолог ­«ВНИПИпромтехнологии» Валерий Головко. Такой вариант дороже как по капитальным, так и по операционным затратам: необходимо дополнительное оборудование и место под него на фабрике, повышаются расходы на электроэнергию и ремонт.

Сорбционное выщелачивание никеля практически не используется. Есть научные разработки, выполненные в 2000-е. Например, в 2002 году патент на использование RIP (resin-in-pulp — «смола в пульпе») для извлечения кобальта и никеля получила ВНР — крупнейшая в мире горнодобывающая компания. Известно, что опытную эксплуатацию проводили на предприятии, принадлежащем Anglovaal Mining, в Южной Африке (сейчас входит в African Rainbow Minerals). Технологию извлечения никеля, кобальта и меди разрабатывала местная научно-исследовательская организация Mintek.

В поисках оптимальных значений

Работа «ВНИПИпромтехнологии» и Clean TeQ началась с детального объяснения сути технологии. «Австралийцев интересовало, какой градиент, какие потоки, какая форма и размер ячеек на сетке в агрегатах, как организовано отражение потоков и т. д., — рассказывает руководитель направления «ВНИПИпромтехнологии» Роман Ковалев. — Баланс долго обсуждали — сначала по кобальту, потом по никелю. Мы считали по-разному: у них одна программа, у нас — другая. Нам удалось доказать, что верны именно наши расчеты. На это ушло два месяца. Но у них хорошие специалисты работают, а специалисты всегда друг друга поймут — это же математика».

Расчет баланса, отметим, сложная процедура: нужно точно определить количество руды и концентратов, извлечение и потери с учетом содержания металлов в руде, концентратах и хвостах. Также надо учесть расход всех материалов и электроэнергии и, исходя из результатов, вывести экономические параметры — себестоимость и производительность труда.

«Мы поразились: технологи Clean TeQ приезжают, и минимум на неделю мы с ними садимся и обсуждаем — техзадания, исполнение работ, детали, тип колонн, — делится впечатлениями гендиректор ­«ВНИПИпромтехнологии» Алексей Шеметов. — Например, они убеждают нас поставить U-образные колонны. А мы уже видим, что по экономике простые пачуки эффективнее (пачук похож на бочку с заостренным дном. — «СР»). Обсуждали сечение решеток, состав растворов. У нас такой скрупулезный клиент единственный».

В сентябре «ВНИПИпромтехнологии» сдал первый комплект документации. В нем — проект участка сорбционного выщелачивания и оборудования для него. «Мы сделали предварительную оценку параметров на основании лабораторных анализов, которые заказчик нам предоставлял», — пояснил Валерий Головко.

Заказчик документацию принял и решил продолжить сотрудничество. Сейчас идет второй этап — разработка предварительного технико-экономического обоснования. Эта работа должна быть завершена в 2020 году. Обсуждается и более масштабное сотрудничество, но детали в институте пока не раскрывают.

Во «ВНИПИпромтехнологии» заявили, что готовы и к большему объему проектирования. «У нас есть уже такой опыт. Для «Далура» мы разработали технологию и аппаратуру для сушки урана, а потом и полный проект. По нему оборудование скомплектовали, изготовили — часть в Чехии, часть у нас, и построили участок. Провели пусконаладку, запустили и сдали под ключ», — рассказывает Валерий Головко.

Контракт с Clean TeQ — один из примеров новой стратегии «ВНИПИпромтехнологии». По словам Алексея Шеметова, доля внешних контрактов института должна достичь 70 % в общем объеме заказов. Кроме того, австралийская компания — первый клиент института за пределами бывшего СССР.

Проект важен еще и потому, что совладелец компании — Роберт Фридланд, американо-канадский миллионер, хорошо известный в инвестиционном горном сообществе (по крайней мере, в сегменте цветных и драгоценных металлов). Работа с ним станет знаковой для «ВНИПИпромтехнологии», этот контракт можно будет предъявлять как визитную карточку клиентам по всему миру.