Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Километры ответственности Гидрографического предприятия

Этой весной в полку «Росатома» прибыло. Минтранс передал в ведение госкорпорации Гидрографическое предприятие. Теперь оно наряду с «Атомфлотом» подчиняется дирекции Севморпути. Гендиректор Гидрографического предприятия Юрий Михов рассказал, чем занимаются его сотрудники, в честь какого Лихачева назван маяк и почему нужно заново изучать береговую линию Северного морского пути.

Не путать лоцманов с лоцмейстерами

— Чем занимается Гидрографическое предприятие?

— Навигационно-гидрографическим обеспечением безопасности мореплавания по Севморпути: мы проводим съемку рельефа дна в акватории СМП и на участках рек Енисей и Колыма, обслуживаем средства навигационного оборудования, выполняем лоцманские проводки. Мы единственное в России предприятие, обладающее такими компетенциями. Вдоль СМП расположены восемь филиалов — гидрографических баз, головной офис находится в Санкт-Петербурге.

— Что делают сотрудники в филиалах?

— Филиалы устанавливают и снимают плавучие предостерегательные знаки, обслуживают береговые знаки, их на Севморпути 1052. Знаки должны быть хорошо различимы при любой видимости и в любое время суток. К ним прикрепляют «рубашку» — большой белый щит, на который красным цветом нанесены условные обозначения. У каждого навигационного знака свое имя. Например, маяки. Есть Двух Чумов, есть «Шайтанский», «Белуха». Есть маяк Лихачева в Беринговом море, названный в честь вице-адмирала русского флота Ивана Лихачева.

Выгрузка имущества на контрольно-корректирующую станцию

Обслуживанием средств навигационного оборудования занимаются лоцмейстеры, не путайте их с лоцманами, которые проводят суда в сложных условиях на подходах к портам. Зимой до береговых СНО добираются на тракторе-вездеходе. К нему прицеплены сани с блоком для проживания, там находится печка и провизия. Экипаж санно-тракторного поезда — четыре-пять человек. Они меняют светооптическое оборудование, восстанавливают системы энергообеспечения, ремонтируют, красят. К СНО в труднодоступных местах отправляем суда в летнюю навигацию.

— На каких источниках питания работают знаки?

— До 2016 года автономная работа обеспечивалась радиоизотопными термоэлектрическими генераторами, РИТЭГами, затем мы установили более дешевые альтернативные источники питания: солнечные энергетические установки и ветрогенераторы роторного типа.

Мелкий путь

— Каким образом делают промеры рельефа дна в акватории СМП?

— На наших судах установлены многолучевые эхолоты, они встроены в днище и проводят площадную эхосъемку. Ширина охвата — около 150 м. Информацию обрабатывают гидрографы. Наше картографическое производство создает и обновляет электронные навигационные карты на всю акваторию СМП. Севморпуть, кстати, довольно мелкий. На некоторых участках в Восточно-Сибирском и Чукотском морях, проливе Санникова — меньше 14 м. Наша задача — выполнять высокоточную площадную съемку по маршрутам плавания судов и определять глубоководные пути для безопасного плавания по всей трассе СМП, в том числе для крупнотоннажных танкеров-газовозов с осадкой 12 м.

— Какую акваторию вы уже исследовали?

— С 2011 по 2018 год мы исследовали 281,7 тыс. приведенных километров. Приведенные километры — это количество пройденных судном километров при производстве промеров, умноженное на коэффициент приведения, который зависит от скорости судна и масштаба планшета, по которому проводится промер. В год мы промеряли по 36 тыс. приведенных километров, теперь, под руководством дирекции СМП, будем работать интенсивнее. Чтобы грузопоток к 2024 году вырос до 80 млн т, необходимо полностью изучить основные морские пути. Это значит, что надо ежегодно промерять 55 тыс. приведенных километров. В общей сложности с 2019 по 2024 год промерим 330 тыс.: на высокоширотной трассе, в Карском море, проливе Санникова, в Обской губе и Енисейском заливе.

— Ваше предприятие — ФГУП, то есть финансирование идет из госказны. Но, может, есть и другие источники?

— Основной источник финансирования нашего предприятия — субсидии на возмещение затрат из федерального бюджета, 411 млн рублей ежегодно. Кроме того, мы зарабатываем деньги на лоцманских проводках судов по Енисею, оказываем услуги по промерам, реализуем картографическую продукцию.

Проблема в том, что субсидии выделяются несвоевременно. В 2018 году мы получили деньги в октябре, а навигация с июня по октябрь. Пришлось отказаться от покупки за счет собственных средств предприятия новых буев и мобильного эхолота, строительства гидрографического катера. Все потратили на подготовку к навигации. Когда свои деньги закончились, стали брать кредиты. Влиять на размер и срок предоставления субсидий мы не можем. Но работа должна быть выполнена.

— Сколько человек работает на предприятии?

— 460, этого достаточно. Средний возраст — 52 года. Для работы в Арктике нужны опытные люди. Сотрудников мы набираем из отставных военных с флота — специалисты подготовленные, хорошо знают свое дело.

Превед, медвед

— В состав Гидрографического предприятия входят шесть контрольно-корректирующих станций на побережье Северного Ледовитого океана. Для чего они предназначены?

— За 70-м градусом северной широты полярная ионосфера вносит помехи в работу глобальных спутниковых навигационных систем. Оборудование, установленное на контрольно-корректирующих станциях, позволяет судам точно определить местоположение — в любое время суток, при любой погоде и любых атмосферных явлениях. Все станции расположены вдоль рекомендованных путей СМП на побережье материка и островов Северного Ледовитого океана.

— Как организована работа такой станции?

— Полярная станция — автономный объект модульного типа, состоящий из жилого, аппаратного и энергетического блоков, антенно-фидерного хозяйства и емкостей для хранения топлива. Кроме радионавигационной аппаратуры станция оборудована коротковолновым радиопередатчиком, спутниковым телефоном и телевидением, четыре станции имеют малые спутниковые земные станции, VSAT, с доступом в интернет. На станции от трех до пяти человек. Смена — раз в год. В летнюю навигацию мы меняем персонал и завозим все необходимое для автономной работы: топливо, запчасти, продовольствие. Самая удаленная станция находится на острове Андрея в море Лаптевых — до ближайшего населенного пункта, Хатанги, 700 км.

В порту Провидения установлен маяк Лихачева. Не того, о котором вы подумали

Климат арктический: с морозами до –50 °C, штормовыми ветрами, снегом до крыши. Часто приходят белые медведи. Иногда их удается отпугнуть — есть спецсредства вроде петард, на некоторых станциях живут собаки, они лают и не подпускают медведей. А бывает, сотрудники отсиживаются в помещении по несколько дней, пока медведь не уйдет сам.

— Трудно найти желающих зимовать на станциях?

— Некоторые много лет так работают, но людей недостаточно. Поиск кадров идет постоянно. Все кандидаты проходят медицинскую комиссию на допуск для работы на Севере, особое внимание уделяется психологической устойчивости.

— Есть планы по модернизации станций?

— Будем менять выработавшее срок оборудование, оптимизировать размещение контрольно-корректирующих станций. Многое планируется сделать за счет собственных средств предприятия. Возможно, будем использовать станции как опорные аварийно-спасательные пункты для оказания помощи терпящим бедствие на СМП: в качестве временного укрытия для людей и площадки для размещения спасателей, оборудования. Однажды местный охотник в пургу отстал от товарищей и вышел к нашей станции, это спасло ему жизнь. На станции заходят полярные экспедиции, чтобы отдохнуть, погреться, укрыться от непогоды.

Новые горизонты

— Что изменилось в работе предприятия с переходом в «Росатом»?

— У нас появились новые функции, теперь мы участвуем в строительстве, развитии и эксплуатации инфраструктуры СМП. Например, выступаем заказчиком строительства терминала «Утренний» в порту Сабетта, откуда «Новатэк» будет отгружать сжиженный газ и конденсат, а также станем заказчиком реконструкции морского канала порта. Закончить объекты планируем в 2022 году.

Памятник русскому путешественнику Семену Дежневу одновременно является маяком

В июле «Росморпорт» передал нам 82 единицы средств навигационного оборудования морского порта Сабетта, соответственно, будем взимать сбор на содержание маяков и буев, который оплачивают владельцы судов, курсирующих по СМП. Кроме того, заключили договор с «Атомфлотом» на промер пролива Санникова.

— Весной появилась информация о том, что «Росатом» оптимизирует программу строительства флота для вашего предприятия — сократит количество судов с 13 до пяти. Как прокомментируете?

— Это наше первое совместное решение с дирекцией Севморпути. Оптимизация даст возможность сэкономить 14,5 млрд рублей. В рамках технического переоснащения к 2024 году будет построено одно гидрографическое судно высокого ледового класса, два лоцмейстерских судна и два больших гидрографических катера. Мы начинаем последовательную реновацию трех действующих гидрографических судов, они смогут проработать в Арктике еще лет пятнадцать.

— Какие еще задачи перед собой ставите?

— Хотим оптимизировать работу в западной части СМП — вместо трех филиалов оставить один, в Архангельске. Он будет обеспечивать работу флота, подготовку средств навигации к сезону, ремонт судов. В восточной части мы планируем закрыть филиал в бухте Провидения.

Одна из самых интересных задач — изучение береговой линии СМП. В последний раз это делали 40 лет назад. В некоторых местах берег мог и на километр сдвинуться. Пора обновить карту. Проект пока в стадии планирования. Объем работы колоссальный, будем использовать беспилотные аппараты. Нужно исследовать 25 тыс. км, это длина береговой черты, которая находится в зоне ответственности нашего предприятия.