Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Титаническая практика стройотрядов

Движение стройотрядов отмечает 60-летие. Каждый год атомные стройки получают статус всероссийских студенческих, наша корреспондентка десантировалась на одну из них — в Сосновый Бор, где работали 320 бойцов из 12 регионов страны. Там узнала, кого берут в «Титан‑2», что делать девушке, если кончился бетон, и сколько платят за трудовой семестр.

Административно-бытовой комплекс холдинга «Титан‑2» на строящейся Ленинградской АЭС окружено высоченными соснами, от чистого воздуха даже начинает кружиться голова. Меня встречает командир стройки Женя Ильницкий, студент МИФИ. Пока ждем инструктажа по технике безопасности, я рассматриваю нашивки и значки на его куртке, штук двадцать, не меньше. «Это бойцовка, атрибут любого стройотрядовца. Каждая деталь напоминает о событии или человеке, — ​объясняет Женя. — ​У меня уже четвертая стройка. Первая была на «Маяке» в Озерске, потом — Белорусская АЭС. И два раза на ЛАЭС, вот уже командир. Побывал на целине однажды — будешь ездить каждый год. Затягивает».

11 лет РСО сотрудничают с «Росатомом». Первый отряд, всего 20 человек, отправился на строительство второго блока Ростовской АЭС, а в 2018 году на атомных объектах трудились 1350 студентов. Теперь ездят и за рубеж: в Финляндию, Бангладеш, Турцию, Индию и Бело­руссию.

Чтобы попасть на стройку, нужно пройти строгий отбор. На ЛАЭС в этом году подали почти 1,5 тыс. заявок, взяли только 320 человек. Учитывается многое: и опыт, и успеваемость, и на кого учатся — в приоритете атомные и строительные профессии, хотя на ЛАЭС есть и пара непрофильных отрядов. Комиссар стройки Ростислав Бардаков — будущий кардиолог. Он уже выпустился из университета, но все равно приехал работать, это его четвертый трудовой семестр. «Я не строитель и не атомщик — мне стройки не засчитывались как учебная практика. Все однокурсники после пар шли домой отдыхать, а я до позднего вечера в больнице отрабатывал практику. Но я не жалею, оно того стоит», — ​говорит Ростислав.

На спевке. Гитарист — Артем Иванов из Новоси­бирска

После инструктажа мы надеваем каски и жилеты — вперед, на стройплощадку. Студентов легко узнать по желтым каскам, сотрудников «Титана‑2» — по оранжевым. Из 320 бойцов 200 отправлены на второй блок, занимаются в основном отделкой. 15 студентов из МГСУ работают сварщиками и контролерами. Редкие для студентов на атомных стройках специальности, для этого нужна особая подготовка. Остальные 120 — в Сосновом Бору, на строительстве регионального волейбольного центра, совместного проекта «Росатома» и Ленинградской области, и на ремонте центральной медсанчасти № 38.

Женя показывает мне стройку. Возле одного здания я вижу девушек, подхожу знакомиться. Это бойцы отряда «Союз» из Томска. «Мы утепляем цоколь. Уже утеплили несколько зданий», — ​говорит капитан отряда Маргарита Дерко. На ЛАЭС работают 120 студенток. Штукатурят, красят, помогают в производственно-техническом отделе. Командир отряда «Вега» из Воронежской области Анастасия Безгина рассказывает: «Одна девочка в нашем отряде работала бетонщицей. Как-то бетон закончился, и ее научили вязать арматуру. Новую специальность получила».

Настя тоже четвертый год приезжает на ЛАЭС. Она окончила университет и устроилась в отдел подготовки и сопровождения строительного производства. Это обычное дело: в начале сезона выпускников, собирающихся на студенческую стройку, приглашают на собеседование в «Титан‑2». Если всех все устраивает, практика плавно перетекает в официальную работу. Кстати, студенты на время трудового семестра трудоустроены в «Титане‑2» и получают зарплату — в среднем 30 тыс. рублей в месяц.

Татьяна Тишина из томского ССО «Союз»

Мы направляемся в сторону градирни. Вокруг снуют люди: носят мешки с цементом, размахивают руками, очень громко разговаривают. Женя со всеми здоровается за руку, каждого знает по имени. «У нас здесь бойцы со всей страны, — ​рассказывает он. — ​После месяца общения начинаешь замечать разницу. Например, нужно решить какой-то организационный вопрос, я пишу в чат во «Вконтакте». Москвичи отвечают через минуту, а ребята с Алтая могут по три-четыре часа в интернет не заходить». Спрашиваю: «Москвичи не работают, а в соцсетях сидят?» «Нет, — ​говорит Женя. — ​У них привычка часто проверять сообщения».

Студенты на отделочных работах. Утепление минераловатными плитами

В градирне два отряда, из Челябинска и Саратова, делают гидроизоляцию дна чаши бассейна. Наверху, метрах в пятидесяти над землей, люлька с малярами. Женя поясняет: «Сотрудники «Титана‑2». Красить градирни, вообще работать на высоте студентов не пускают». За безопасностью следят очень строго. Малейший прокол вроде незастегнутой каски — и всему отряду начисляют штрафные баллы. С ними выиграть конкурс отрядов очень сложно. За серьезные нарушения бойца могут вовсе выгнать со стройки. В РСО проходит трехлетка охраны труда, и этому вопросу уделяют максимум внимания. Кроме стандартных инструктажей от специалистов «Титана‑2» дополнительные проводит командир стройки и представители центрального штаба студенческих отрядов.

Есть у студентов время и для творческих фестивалей, спортивных соревнований, интеллектуальных игр. Недавно прошел конкурс «Мисс и мистер ЛАЭС», турнир по стритболу. Свободного времени почти нет, если выдается внезапный выходной, едут в Петербург или на берег Финского залива. В июне ходили купаться — вода была теплая.

На бойцовках эмблемы отрядов. «Сибстриновец» — десант НГАСУ

Финский залив — особенное место. Там проходят отрядные спевки. На одной я побывала. После рабочего дня мы с 15 стройотрядовцами расположились на городском пляже, в центр усадили гитариста. Советские песни шли вперемежку с более современными хитами. «Наденем же снова мы куртки зеленые» сменялись трогательными «Яхта, парус, в этом мире только мы одни». Романтика — словами не передать. Здесь все по-особенному. Ростислав Бардаков познакомился на студенческой стройке со своей девушкой Ариной. Он из Томска, она из Барнаула, между ними — 500 км. «Так и катались три года друг к другу раз в неделю. Иногда встречались ровно посередине — в Новосибирске. Конечно, было непросто, но мы справились», — ​рассказывает Ростислав. Ребята планируют переехать в Петербург. Ростислав пойдет в ординатуру, а Арина — в «Титан‑2».