Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

С плавтехбазы «Лепсе» вывезли первую партию топливных сборок

Первая партия топливных сборок с плавтехбазы «Лепсе» прибыла в Мурманск 25 сентября. Это один из последних этапов утилизации поврежденной плавтехбазы, обслуживавшей атомные ледоколы. Проект с участием международного партнерства «Северное измерение» длился 15 лет. После его завершения радиационная опасность северо-западной части Арктики снизится: суммарная активность сократится на 540 тыс. Ки.

Большой переезд

Отсек плавтехбазы с топливными сборками находится на судоремонтном заводе «Нерпа» в 30 км от Мурманска. Перемещение ТВС происходит так: cборки в пеналах доставляют на пирс и грузят в контейнеры. Специально оборудованное судно «Серебрянка» с контейнерами на борту идет на базу «Атомфлота» в Мурманске. Там формируют железнодорожный состав и отправляют на «Маяк», который перерабатывает облученное топливо.

Первая партия — 108 единиц. Всего необходимо перевезти 639, поэтому «Серебрянка» выполнит шесть рейсов. Подготовка к первому заняла около трех месяцев. «Со следующими четырьмя дело пойдет быстрее: накапливается опыт обращения с оборудованием и самими сборками. А вот последнюю партию придется готовить дольше: в нее попадет все, с чем возникли сложности», — ​рассказывает первый замглавы Логистического центра ЯТЦ (ЛЦ ЯТЦ) Андрей Голиней.

Изначально предполагалось перевезти все сборки до 30 июня 2020 года. Но уже понятно, что сроки придется сдвинуть на конец 2020 года, так как потребовалось приспособить уникальное оборудование к нестандартному материалу. «То станок пришлось переделать, то зуб у фрезы сломался, то просыпь, то еще что-то — и на решение каждой проблемы надо время», — ​объясняет Андрей Голиней.

Чем дальше в «Лепсе»…

«Лепсе» работал заправщиком ледоколов. В 1984 году плавтехбаза попала в Карском море в сильный шторм, ЖРО выплеснулись из хранилища и растеклись по судну. «Лепсе» излучал 5–6 Р. Для сравнения: допустимая годовая эффективная доза облучения — 0,1 Р. Суммарная активность составляла 680 тыс. Ки. Судно привели к самому дальнему пирсу базы «Атомфлота». При осмотре выяснилось, что из-за соленой воды трубки в сборках разбухли и корродировали. Извлекать их из пеналов, как оказалось, нельзя: при первой же попытке излучение резко выросло, все вернули в пеналы. Стало понятно, что необходимы специальные инженерные решения, началась научная работа.

Потенциальная угроза в акватории Баренцева моря беспокоила соседние страны. Поэтому в 2004 году был подписан договор с НЕФКО — Северной экологической финансовой корпорацией, учрежденной Данией, Исландией, Норвегией, Финляндией и Швецией. Договоренности обеспечили денежную поддержку: в 2005 году Еврокомиссия выделила 100 тыс. евро на подготовку проектно-конструкторской документации для дезактивации плавтехбазы. Тогда же сделали первичную оценку стоимости оборудования, оно должно было обойтись в ­12–16 млн долларов. В 2008 году при подготовке комплекта документов в Европейский банк реконструкции и развития (управляет деньгами Фонда природоохранного партнерства «Северное измерение», ФППСИ) авторы проекта скорректировали сумму — 30 млн. «А на самом деле мы потратили 55 млн, — ​говорит руководитель проектов международной технической помощи «Росатома» Анатолий Григорьев. — ​Но ни одна копейка не ушла налево. Для подтверждения плановых показателей стоимости представители банка выезжали на место, определяли сначала способность подрядчика выполнить работу, проверяли результаты и только потом оплачивали».

Даже для рутинных на первый взгляд задач нужно было предложить несколько вариантов решения. Так, на встрече ядерного операционного комитета «Северного измерения» представитель Канады усомнился, что самый простой способ перевести «Лепсе» на базу «Нерпа», «за ноздрю», когда трос крепится к носу судна, будет и самым безопасным. «И полгода мы потратили на то, чтобы придумать, как еще можно транспортировать плавтехбазу. Шесть вариантов перебрали! Была даже мысль использовать плавучий док. Но в итоге поняли, что эти варианты еще опаснее, и повели «за ноздрю», — ​вспоминает Анатолий Григорьев.

Сборки выходят из подвешенного состояния

Операция прошла как и задумывалось. В 2012 году «Лепсе» без происшествий прибыл на «Нерпу». В 2014 году его подняли и разрезали на три части. Центральную, незагрязненную, продали на металлолом. Вырученные деньги, около 3,5 млн рублей, пошли на финансирование работ по утилизации. Кормовую часть с цистернами ЖРО поместили в блок-упаковку с ювелирной точностью (зазор между стенками был всего 10–12 см) и перевезли в губу Сайда — на специализированную базу. «Лепсе» перестал представлять угрозу для Баренцева моря. Эта часть проблемы была решена.

Просто только на словах

Носовую часть, где хранятся ТВС, оставили на «Нерпе». Следующим этапом проекта стал поиск способа извлечь топливные сборки. Над носовой частью возвели укрытие (в ЛЦ ЯТЦ его ехидно называют «сарай»), где установили перегрузочное оборудование. «Перегрузочное оборудование» только звучит просто. НПФ «Сосны» специально для «Лепсе» спроектировала, изготовила и испытала на стенде уникальный аппарат с фрезой для вырезки из корпуса хранилища верхней части пеналов со сборками. Чтобы освободить пеналы снизу, их захваты пришлось подрывать. Чтобы надежно захватить пеналы при загрузке в контейнеры и выгрузке на «Маяке», разработали несъемные переходники, выдерживающие вес 405 кг.

Очистка продолжается

После перевозки 639 сборок останется самое сложное — особо сильно поврежденные ТВС и содержимое четырех кессонов (водонепроницаемых камер). «Там не больше 30 сборок, но с ними придется повозиться. Года два на это уйдет. Потом надо будет собрать мусор, засыпать его в блок-упаковки, заварить и отвезти в Сайду, как кормовую блок-упаковку. Они спокойно выдержат хранение лет 70–100, а потом уже вопросы с ними будут решать на другом уровне технологий», — ​пояснил Андрей Голиней.

История с «Лепсе» завершится, вероятно, в 2022 году. Этот опыт пригодится «Атомфлоту», уверены участники проекта. «Эра атомных ледоколов продолжается, им тоже нужны суда обеспечения. Судьба «Лепсе» — пример того, что надо учитывать, чтобы утилизация не стала золотой», — ​отметил Анатолий Григорьев. «Уже при закладке таких объектов надо планировать и мероприятия, и деньги на их вывод», — ​поддержал коллегу Андрей Голиней.

Опыт нестандартного проектирования, инженерных и технологических решений может пригодиться и за рубежом, добавляет он: «Когда Северная Корея откроется и покажет, что у нее там происходит, можно не сомневаться, что наш опыт будет востребован. Мы выглядим более чем солидно на мировом уровне с нашими технологиями, подходами, возможностями переработки ядерного топлива. Нас в отрасли уважают и опыт наш ценят».

Всего на работы потрачено около 4 млрд рублей. После вывоза 639 сборок с «Лепсе» участие ЕБРР и ФППСИ в проекте завершится.