Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Восходящие потоки на Адыгейской ВЭС

Место действия — граница Гиагинского и Шовгеновского районов Адыгеи. Над 100-метровой башней из восьми секций нависает высоченный 500-тонный кран. Его задача — закрепить на башне гондолу с логотипом «Росатома». Гондола в данном случае — не венецианская лодка, а камера, где размещено основное оборудование. Кран некоторое время примеривается, словно сомневается, но наконец собирается с духом — и вот уже гондола стоит там, где ей и должно быть.

На земле пара десятков человек в одинаковых жилетах и касках, щурясь от яркого солнца, снимают на телефоны исторический момент — рождение ветроустановки.

Ветер теплый, умеренный

Всего на Адыгейской ВЭС заработают 60 ветроустановок мощностью 2,5 МВт каждая. Длина лопасти ветряка — 50 м, половина высоты башни. Только представьте: лопасть с 15-этажный дом! Устанавливают ветряки по шести осям в радиусе 10 км на расстоянии 300–350 м друг от друга. В строительстве задействованы 400 человек из нескольких подрядных организаций. На монтаже турбин работают 60 высококвалифицированных специалистов, прошедших обучение в Нидерландах и Германии. Электроэнергия будет передаваться по кабельным линиям на строящуюся здесь же подстанцию и оттуда пойдет в сеть. Производство начнется в этом году.

«Вначале мы проложили 25 км дорог, и не просто дорог, а таких, которые бы не просели после того, как по ним проедут огромные тралы с кранами и многотонными компонентами ветроустановок», — рассказывает заместитель генерального директора «НоваВинда» по обеспечению жизненного цикла ветропарков Андрей Нестерук. На следующем этапе была создана открытая площадка складирования и теплый склад, где монтируются гондолы. Далее началось устройство фундаментов ветроустановок. Это одна из самых сложных, ответственных и длительных работ. На каждый фундамент нужно от 12 до 18 буронабивных свай, уходящих в землю на 22 м. После проводится армирование фундаментов, а это 57 т арматуры на каждый ростверк, и установка анкерных корзин — для прочного крепления конструкций к фундаменту. Заливка шла по технологии непрерывного бетонирования, на каждый фундамент уходило 450–550 м3 бетона. Потом фундамент укрывали теплоизоляционным материалом — чтобы выстоялся, набрал прочность и равномерно застыл. В течение двух недель строители каждые два часа замеряли температуру бетона и заносили все в журналы температуры. Набор прочности фундамента занимает 28 дней. И только потом можно приступать к монтажу башен: восемь секций — первая устанавливается на анкерную корзину, остальные собирают на площадке рядом. Каждая секция состоит из профилированных листов, которые крепятся друг к другу. Первые пять секций башни состоят из восьми листов, шестая и седьмая — из пяти, последняя — цельная, выполнена в виде конуса. Затем — установка гондолы, генератора и ротора (ступица и три лопасти в сборке). Ротор с лопастями собирается на земле, а потом уже кран эту огромную конструкцию доставляет наверх. Ну и после уже, собственно, — наладка и подключение.

Сильный порывистый

Все готово к финальному этапу — когда на гондолу устанавливают генератор и, наконец, ротор. Но придется подождать. «Слишком сильный ветер!» — с сожалением говорит Олег Булаивский, руководитель обособленного подразделения «НоваВинда» в Адыгее.

Каждый день Булаивского начинается с просмотра сводки погоды. Ирония судьбы: тот самый ветер, который будет приносить людям пользу и нагонять мегаватты, строительству мешает. И заставляет всех ждать, когда на стометровой высоте наступит затишье. Если скорость ветра за 15 м/с, некоторые высотные работы прекращаются. Предупреждает специалистов анемометр — прибор для измерения скорости ветра, установленный на башне крана.

«На высоте 100 м ветер есть всегда, но вопрос не в том, есть ветер или нет его, — объясняет глава «НоваВинда» Александр Корчагин. — Вопрос в том, какой он: постоянный или меняющий направление, спокойный или порывистый? Нет ли каких-то запредельных характеристик? Ветромониторинг, который проводится еще при выборе площадок, дает нам почасовые и суточные данные и данные о том, как в течение года распределяется ветер. Это позволяет строить достаточно четкие модели выработки. Мы смотрим, есть ли постоянный качественный ветер скоростью от 6 до 9 м/с. Для нашего класса турбин, мощность которых 2,5 МВт, это оптимально. В таком режиме турбина работает в диапазоне своей установленной мощности — 50–70 % выдачи. При 12 м/с разгоняется на 100 %. Когда же ветер превышает норму, срабатывает автоматика, турбина притормаживает и, как говорят наши технологи, паркуется, ожидая приемлемого ветра».

Финальный этап монтажа — стыковка ротора с генератором и гондолой

По словам Андрея Нестерука, скорость ветра — вовсе не главное при выборе площадки. Первое, что нужно принять в расчет, — близость развитой сетевой инфраструктуры для выдачи мощности. Второе — наличие земельных ресурсов для длительного пользования. Третье — логистика: как доехать, доплыть, долететь с массой крупногабаритных комплектующих. От логистики во многом зависит стои-мость строительства. Это ключевые параметры, но есть еще множество других, поясняют в «НоваВинде».

Идеальный шторм

— О потенциале адыгейской площадки для ветроэнергетики было известно давно. Это во многом и предопределило ее выбор в качестве стартовой. Необходимо было быстро выйти на рынок. На первый взгляд площадка выглядела подходящей по всем параметрам, однако на деле все оказалось не так просто, — говорит Александр Корчагин.

В октябре 2018 года в Адыгее случился паводок, и на площадке уже построенные дороги размыло, затопило фундаменты и подстанции.

— Мы столкнулись с 11 из 10 возможных рисков, — вспоминает глава «НоваВинда». — Очень большая проблема, например, грунты на площадке. Дороги не кладутся на чернозем, а здесь слой в 1,5–2 м. Можете себе представить, чего стоит вынуть этот грунт, чтобы начать строить дорогу? Нам пришлось компенсировать этот слой огромным количеством песчано-гравийной смеси. Такие площадки требуют и более сложных технических решений по организации фундаментов. Еще пример: посередине площадки был едва заметный ручей, который в период дождей превращается в бурную реку, сметающую все на своем пути.

Башня ветряка состоит из восьми секций, которые краном устанавливают друг на друга

— Если бы вам пришлось выбирать площадку сегодня, вы бы выбрали Адыгею?

— Все, что я перечислил, не исчерпывает перечень проблем, с которыми нам довелось столкнуться. Выбрал бы я эту площадку для строительства ветропарка? Нет. С другой стороны, я благодарен случаю за то, что первой стала настолько сложная площадка. Благодарен именно потому, что все проблемы всплыли сразу, на первом этапе. Мы научились их преодолевать, заодно и людей проверили в деле. Теперь, когда близятся работы на следующих проектах в Ставропольском крае, у нас есть эффективная система отбора площадок, и мы готовы ко многому, у нас уже есть задел по техническим решениям.

P. S.

Первые 25 установок собраны. Осталось 35. А потом адыгейский ветропарк заработает,  энергия ветра вольется в линии электропередачи. И всех отсюда как ветром сдует  строители разъедутся, площадка практически опустеет: за установками будут присматривать всего несколько человек. Но здесь всегда был и останется ветер. Умеренный, резкий, порывистый, штормовой. И в то же время постоянный. Потому что средняя скорость потока воздуха для этой местности, как и для любой другой, неизменна тысячелетиями.