Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Испытание горем

12 августа Саров простился с атомщиками, погибшими во время испытаний ракеты на государственном центральном морском полигоне Минобороны под Северодвинском. В результате трагического стечения обстоятельств произошло возгорание топлива, за которым последовал взрыв.

Испытания жидкостной реактивной двигательной установки проходили 8 августа на платформе в акватории Белого моря. Саровские атомщики выполняли работы, связанные с обслуживанием радиоизотопного источника питания, установленного в ракете, говорится в сообщении «Росатома».

По предварительным данным, когда произошло возгорание, испытатели до последнего пытались взять ситуацию под контроль, но, к сожалению, им это не удалось. Взрыв отбросил нескольких человек в море. Поиски продолжались до тех пор, пока оставалась надежда найти выживших.

Пятеро погибших атомщиков — Алексей Вьюшин, Евгений Коратаев, Вячеслав Липшев, Сергей Пичугин и Владислав Яновский. Еще трое сотрудников ВНИИЭФ получили травмы и ожоги средней степени тяжести, они находятся в больнице, их жизнь вне опасности.

12 августа почтить память погибших пришли сотни саровчан. В траурном митинге на центральной площади города принял участие первый заместитель руководителя Администрации президента,председатель наблюдательного совета «Росатома» Сергей Кириенко, гендиректор «Росатома» Алексей Лихачев, его первый заместитель Иван Каменских, губернатор Нижегородской области Глеб Никитин и многие другие.

«Гибель сотрудников — горькая утрата для ядерного центра и «Росатома».Испытатели являются национальными героями, элитой ВНИИЭФ. Их работа сложна и связана с опасностью, они проводят испытания порой в невероятно тяжелых условиях. Это тот профессиональный риск, на который они идут, понимая ответственность заданий, — сказал директор РФЯЦ-ВНИИЭФ Валентин Костюков. — Провожая в последний путь наших товарищей, мы вспоминаем, с каким энтузиазмом они готовились к этим испытаниям последний год. Стенды, тренировки, аттестации, обсуждения — казалось бы, все предусмотрено… Создана государственная комиссия, и мы выявим все подробности произошедшего. За проявленный героизм погибшиебудутпредставлены к государственным наградам».

«Мы привыкли к тому, что люди, которые носят погоны, по долгу службы принимают на себя риск, обеспечивая обороноспособность своей страны. Наши герои не носили погон, но они совершили двойной подвиг, — подчеркнул Сергей Кириенко. — Помимо разработки уникальных технологий, уникальных изделий, они брали на себя еще и проведение уникальных испытаний, в которых, к сожалению, сколько ни просчитывай заранее, сколько ни готовься, но исключить риск на 100% невозможно. Они, профессионалы, это прекрасно знали. Но брали на себя этот риск, понимая, что лучше них это не сделает никто».

Алексей Лихачев объявил, что семьям погибших и пострадавших будет оказана вся необходимая помощь от РФЯЦ-ВНИИЭФ и «Росатома». Помимо единовременной выплаты вплоть до совершеннолетия детей семьи погибших будут ежемесячно получать суммы в размере среднего дохода сотрудника центра. 

«Мы прощаемся с лучшими. Большинство из наших ушедших товарищей — мужчины в самом расцвете сил, которым и работать, и растить детей, и радовать родителей. Безмерное горе испытывают их семьи и близкие. Все, что мы можем сегодня — быть с ними, — сказал глава «Росатома». — ВНИИЭФ, «Росатом», Саров — мы сделаем все возможное, чтобы помочь вырастить детей погибших сотрудников. Понимаем, что это ответственность на многие годы, и я обещаю относиться к ней так же, как и ко всем остальным своим обязанностям».

Церемония погребения прошла на Аллее почетных захоронений.

8 августа 2020 года в Сарове будет открыт памятник погибшим испытателям.


Вечная память

Алексей Николаевич Вьюшинстарший научный сотрудник, 43 года

Работал в РФЯЦ-ВНИИЭФ с 1998 года после окончания Ивановского государственного энергетического университета. Разрабатывал специальную аппаратуру и программное обеспечение. Талантливый специалист, он был участником международных научных проектов, в том числе по созданию спектрометра фотонов высоких энергий для экспериментов на Большом адронномколлайдере в ЦЕРНе. Коллеги знали, что для него дороже всего семья и работа. Выезжая на полигон, всегда говорил: «Хочу быть полезным России». Без мужа и отца остались жена и пятилетняя дочь. Без сына — родители. 

Евгений Юрьевич Коратаев, ведущий инженер-электроник, 50 лет

В экспедициях исполнял обязанности начальника смены. Высококвалифицированный сотрудник, умеющий организовать работу, управлять коллективом и грамотно решать поставленные задачи. Работал на одном из предприятий среднего бизнеса Сарова и два года назад, как отличный менеджер, был приглашен в ядерный центр. Заядлый автомобилист, был первым диджеем в Сарове. Члены семьи — мама, жена, сын и четыре дочери. Двойняшки Ирина и Ольга родились в январе этого года.

Вячеслав Юрьевич Липшев, начальник научно-испытательной группы, 40 лет

Уроженец Сарова, начал работу в ядерном центре прибористом. Без отрыва от производства получил высшее образование и стал работать инженером-исследователем. Год назад, в 2018-м, был назначен начальником испытательной группы. Занимался методиками измерений, проводил уникальные работы по подготовке спецтехники. Отличный спортсмен, увлекался охотой. Члены семьи — жена, сын 15 лет, родители.

Сергей Евгеньевич Пичугининженер по испытаниямпервой категории, 46 лет

Начал трудовой путь в РФЯЦ-ВНИИЭФ водителем, после окончания Мордовского государственного университета им. Огарева стал инженером по испытаниям. Опытный специалист по монтажу и наладке испытательного оборудования. Мог справиться с любой работой, таких людей называют русскими умельцами. Увлекался мотоциклами. Члены семьи — жена, дочь 23 лет, родители.

Владислав Николаевич Яновский, заместитель начальника научно-испытательного отделения, начальник научно-испытательного отдела, 71 год

Один из самых опытных специалистов ядерного центра, во ВНИИЭФ проработал 47 лет. Заслуженный работник атомной промышленности, неоднократно отмечен ведомственными наградами. Автор более 50 разработок и отчетов. Творческий человек, много сил отдавал подготовке молодежи. Коллеги его также знали как заядлого рыбака и охотника. С будущей супругой познакомился еще в школе, оба окончили Харьковский авиационный институт, молодыми специалистами приехали в Саров и вместе работали всю жизнь. Члены семьи — жена и две взрослые дочери.

О радиационной обстановке в акватории Белого моря

Александр Чернышев

Заместитель научного руководителя РФЯЦ-ВНИИЭФ, член-корреспондент РАН

— Мы называем себя полигонным братством, и потерять коллег, друзей — огромное горе. С момента создания КБ-11, ядерного центра, у нас организован полный цикл работ, от теории до испытаний. Испытания — неотъемлемая часть процесса создания новой техники. В результате трагедии радиационный фон в акватории Белого морякратковременно повысился в два раза, превышение длилось не более полутора часов. Никаких остаточных радиоактивных загрязнений ни наши, ни внешние эксперты не зарегистрировали.

Леонид Большов

Научный руководитель Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН, академик РАН

— В ракете, которую испытывали на полигоне в Архангельской области, использовался изотопный источника питания. Их широко используют в космической промышленности в США, Китае, России. В изотопных источниках питания распадаются делящиеся элементы, а получающийся в результате нагрев преобразуется в электричество. На этом же принципе основана работа РИТЭГов, которые были установлены вдоль Северного морского пути. Радиоизотопные источники использовались и во многих других местах. 

РИТЭГи в последние десятилетия заменяли на солнечные батареи и другие источники, но это происходило не потому, что боялись аварий, а по единственной причине — чтобы делящиеся материалы не попали в руки террористов. 

Подробной информации о том, что за источник использовали во время аварии в Архангельской области, у нас нет, но с точки зрения безопасности населения мы знаем все. Дело в том, что когда начиналась программа по утилизации атомных подводных лодок и очистке береговых баз, в том числе с международной помощью, одним из первых проектов было создание современных систем радиационного мониторинга и аварийного реагирования в Архангельской и Мурманской областях. Наш институт выполнял эти работы, и до сих пор наш кризисный центр поддерживает эти системы. Поэтому у нас в реальном масштабе и времени отображаются данные с датчиков радиационного мониторинга. В четверг мы заметили, что на полтора часа было повышение радиационного фона в Северодвинске. При этом надо особо отметить, что радиационный фон находится на очень низком уровне, добавка радиационного фона за эти полтора часа дала дополнительную дозу облучения населения в один микрозиверт. Эта величина в тысячу раз меньше миллизиверта, который равняется разрешенному уровню облучения населения в течение года. Зафиксированное превышение в сотню раз меньше, чем облучение, которое человек получает при полете на самолете. 

Об угрозе безопасности и здоровью населения речи просто не идет. Тем не менее в Архангельской области сработала система, была собрана чрезвычайная комиссия во главе с губернатором для оперативного реагирования на радиационный инцидент, задействованы все службы — Роспотребнадзор, МЧС. Администрация Архангельской области, санэпиднадзор, потом МЧС выступили с заявлениями, что никаких происшествий, значимых для здоровья населения, не отмечено, фон вернулся через полтора часа к прежнему уровню и никаких мер предпринимать не надо.

Понятно, что когда возникает информация со словами «радиация», «повышенный фон», народ начинает волноваться, покупать йодные таблетки. Здесь очень важно дать правильную и точную информацию.