Шеф-редактор «Кота Шредингера» — о науке и светлом будущем

Ко Всероссийскому фестивалю Nauka 0+ вышел спецномер научно-­популярного журнала «Кот Шредингера». Он посвящен тому, как наука помогает строить будущее. «Мечты планетарных масштабов дают нам силу преодолеть сегодняшний день», — ​написано в предисловии. Редакции «СР» близок этот подход. Мы поговорили с шеф-редактором журнала Григорием Тарасевичем.

— Почему вы выбрали для размышлений о будущем жанр утопии?

— Слово «утопия» обычно произносится с негативным оттенком. Уж больно много в истории человечества было примеров, когда проект идеального будущего реализовывался во ­что-то, мягко говоря, совсем неидеальное. И не только у нас — ​трагические результаты воплощения утопий в жизнь можно найти по всему земному шару, от Италии до Камбоджи. Значит ли это, что не нужно представлять себе желаемый образ общества будущего? Мне кажется, не значит.

Сейчас в ходу формула из «Гадких лебедей» братьев Стругацких: «Будущее — ​это тщательно обезвреженное настоящее». Реплика не самого приятного персонажа — ​Павора, агента спецслужб, выдающего себя за санитарного инспектора. Положительные герои не на его стороне, они верят, что можно построить принципиально новый мир — ​доброжелательный, умный, свободный. И, что важно в «Гадких лебедях», новый мир не хочет вести вой­ну с миром старым, он просто прорастает рядом, как естественный организм.

Мы тоже верим в это самое будущее. Это дает силы, помогает наделять смыслом каждый свой день. Мне кажется, без мечты невозможно было ­когда-то полететь в космос или построить атомную станцию. И сейчас мечта о светлом будущем важна как никогда.

— О каком будущем мечтают опрошенные вами ученые?

— Молекулярные биологи видят светлое будущее в том, что наука сможет остановить старение, продлить время активной жизни человека хотя бы до 100 лет. Специалист по Солнечной системе мечтает о покорении других планет. Географ — ​о том, что мы будем жить в гармонии с планетой и сократим количество грязи во всех смыслах этого слова.

У ­кого-то мечты локальные — ​например, заменить металл на материалы из волокон углерода, карбида кремния, карбида бора и других веществ. К­то-то, наоборот, рассказывал о глобальном мире взаимопонимания и разума.

Я процитирую замечательного кристаллографа Артема Оганова: «Наука в мире моей мечты перестанет быть средством для вой­н. Можно вспомнить трагедии таких ученых, как Фриц Габер. Он спас человечество от голода своим великим открытием промышленного синтеза аммиака, из которого производят удобрения. Но тот же Фриц Габер существенную часть жизни посвятил созданию химического оружия. Можно вспомнить атомную бомбу, которая привела к гибели жителей Хиросимы и Нагасаки… В мире моей мечты наука будет отстранена от разработок новых видов оружия. А все оружие массового поражения будет уничтожено… В идеальном мире наука станет полностью международной. Не будет технологического неравенства между странами и регионами мира. Наука не будет использоваться для обогащения одних стран за счет других. Ученые будут работать на общее благо человечества».

То, что у каждого ученого есть своя мечта, — ​это очень важно, дает веру в наше общее будущее, в котором наука играет важную роль.

— Вас ­когда-­нибудь покидала вера в науку, в прогресс?

— Увы, бывало. Технологический прогресс не всегда идет синхронно с прогрессом социальным. Можно оставаться дикарем, даже когда у тебя есть смартфон, интернет и другие блага цивилизации.

К­ак-то я был на лекции ученого секретаря Объединенного института ядерных исследований. Он рассказывал совершенно потрясающие вещи про бозон Хиггса, кварк-­глюонную плазму, рождение Вселенной. А в конце неожиданно добавил: «В­ообще-то, вся эта физика довольно простая штука. Вот социальная психология — ​действительно сложно».

Социальная психология и правда не так уж сильно продвинулась со времен экспериментов Стэнли Милгрэма, когда испытуемым предлагалось бить током ни в чем не повинного человека, или модели тюрьмы Филипа Зимбардо в подвале Стэнфордского университета. Мы уже примерно понимаем, откуда берется социальное зло, но слишком мало знаем о том, как его победить.

Порой становится грустно от того, что высокие технологии не приносят автоматически счастье, свободу и разум. В минуты такой грусти я перечитываю две книжки: «Лучшее в нас» и «Просвещение продолжается», написанные американо-­канадским ученым Стивеном Пинкером. В­ообще-то его основная специальность — ​психолингвистика. Но в этих книгах он решил подняться до глобальных обобщений. И главный вывод: в масштабах человеческой истории мы стали жить лучше и свободнее.

Если мы возьмем жизнь в развитых или даже средних странах, то увидим много такого, чего, допустим, 500 лет назад и представить было нельзя. Все, вне зависимости от пола и возраста, имеют избирательные права. Смертная казнь отменена в большинстве стран. Голод стал редкостью, а голодная смерть практически исчезла. Большинство из нас обеспечены теплом и светом. В ­каком-то смысле идеи прогресса побеждают. Но это не значит, что надо расслабиться. Наоборот, сегодня мечты о более разумном и гуманном обществе как никогда нуждаются в защите.

— Где можно купить или почитать этот специальный номер «Кота Шредингера»?

— Этот номер бесплатно распространяется на фестивале Nauka 0+. Сейчас его можно приобрести через наш сайт kot.sh. Ну или подождать, пока материалы выложат в интернете.

— Каково будущее еще одного вашего проекта — ​«Летней школы»?

— Я на всякий случай напомню, что это за проект. Это общественная инициатива, некоммерческая, не политическая. На одной площадке собираются студенты, школьники, ученые, инженеры и другие хорошие люди. В течение месяца они учатся и делают проекты. Живем мы в палатках, еду готовим на костре. Занятия идут в оборудованных корпусах бывшего пионерского лагеря Объединенного института ядерных исследований. Мы доросли до того, что у нас около 1 тыс. участников и примерно 30 направлений: от ядерной физики до психологии, от медицины до документального кино.

Мне кажется, мы сумели сделать небольшую модель идеального общества. И, что главное, эта модель устойчива. Проект существует уже почти 20 лет. Мы проводили «Летнюю школу» даже в те годы, когда не было спонсоров, — ​продержались на взносах участников; когда действовали ковидные ограничения — ​одна часть работала через интернет, другая провела десяток маленьких школ на разных площадках. Уверен, что и в 2023 году школа состоится, и в 2043м, и в 2053м, и даже в далеком 2123м.

Что касается мечты, мне хочется, чтобы наш проект расширялся и масштабировался. Мы думаем о том, чтобы проводить проекты-­клоны в других странах — ​Казахстане, Армении, Грузии, Узбекистане и Кыргызстане. Проект не обязательно должен быть летним, рассматривается и весна, и осень, в той же Армении это вполне реально. Но хочется вовлечь больше местных жителей и организаций, дабы потом проект мог стать более автономным. Вот такие у меня мечты. Надеюсь, их получится воплотить в жизнь и продолжить строить утопию. В хорошем смысле этого слова.

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Новости
«Росатом» поставит урановую продукцию для бразильской АЭС «Ангра»
Синхроинфотрон
Дед Мороз с дозиметром: как менялся ассортимент умных игрушек в одном из главных магазинов страны
Технологии
Принтер вместо донора: новейшие достижения в сфере биопринтинга
Главное Новости
Кирилл Комаров — о стабильности и предсказуемости атомной энергетики
Федеральный номер «Страна Росатом» N°45 (557)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» N°45 (557)

Гендиректор «Росатома» выступил на телеканале «Россия 24» — стр. 5

Как перестроить отечественный рынок редких металлов — стр. 9

Как внедрение каракури оживило инженерное творчество в отрасли — стр. 16

Скачать
Новости
Выставочный залп: фоторепортаж с форума «Атомэкспо-2022»
Показать ещё