Мэр Певека рассказал, как живется на краю земли

Три года назад, 9 сентября 2019‑го, в самый северный город страны прибыл плавучий атомный энергоблок «Академик Ломоносов». Что изменилось после запуска ПАТЭС? Об этом в рамках цикла бесед с мэрами атомградов мы спросили у Ивана Леюшкина, мэра Певека. Градоначальником он стал в прошлом году, а до этого 17 лет работал в местном ЖКХ. Он рассказал, что такое северная ментальность, как вырастить на Чукотке клубнику и почему бесплатный вайфай в этих краях — ​роскошь.

Вопросы выживания

— Иван, вам 40 лет, вы не коренной житель города, за вашей спиной нет поддержки какой-либо партии. До выборов вы работали в ЖКХ, в непубличной сфере. При этом набрали 65 % голосов избирателей. Как так получилось?

— По поводу непубличности моей профессии я бы поспорил. Меня весь город знает. Я 17 лет проработал в чаунском районном коммунальном хозяйстве, обслуживающем Певек. Последние 10 — ​главным инженером. Каждый житель города знает, какая труба у него в доме течет, из-за чего проблемы и кто конкретно в этом виноват. Я старался быть тем, кто решает коммунальные проблемы, а не создает их. Репутация потом сработала и на выборах.

— Знаю, что ваша работа на посту мэра началась с испытания на прочность. Из-за проблем с навигацией прошлой осенью в Певеке были серьезные перебои с доставкой топлива, продуктов и других товаров. Город постоянно мелькал в сводках новостей. Как вы с этим справились?

— Это был хороший жизненный опыт для меня как для управленца. Работая в ЖКХ, я получил прививку от страха. Аварии в нашем климате явление не редкое, поэтому я привык быстро принимать сложные решения. У нас, северян, такая ментальность — ​проблему любого масштаба просто нельзя не решить, ведь часто это вопрос выживания.

— Но в ЖКХ ситуация в большей степени зависела от вас, а здесь вмешались внешние факторы, на которые вы никак не могли повлиять.

— Зато я был не один, нас поддержало правительство региона. Самым сложным было успокоить людей. Представьте, как страшно: вы живете на краю земли, в жутком холоде, суда с грузами замерзли, автодорог нет, а вместо боингов летают только маленькие самолетики, которые больше 5–6 т груза на борт взять не могут. В магазинах пустые полки, а то, что есть, стоит втридорога. Не легче было и владельцам этих магазинов. Их бизнес был под угрозой. Все они приходили ко мне и кричали: «Мы обанкротились, что нам делать?!»

Администрация округа выделила тогда предпринимателям субсидии, 100 млн рублей, стараясь уберечь местных жителей от скачка цен. Но возникли новые проблемы: глубокой осенью 2021 года два судна с грузом из-за проблем с навигацией не дошли до Чукотки, пришвартовались в Магадане. Предпринимателям пришлось оттуда доставлять контейнеры в Певек по зимнику (дорога, по которой можно ездить только зимой. — «СР»). Это очень дорого, один рейс обходился почти в 2 млн рублей. Плюс в этом году цены выросли из-за геополитической обстановки примерно на 15–20 %. Но без материальной поддержки сверху ситуация была бы на порядок хуже.

Главное, что проблема с поставками решилась. 21 июля открылась навигация, и сегодня, например, в акватории стоят четыре корабля, их активно разгружают.

Северный рай

— Вы упомянули северную ментальность. Это ­что-то врожденное или приобретенное? У вас она есть?

— Это не обязательно впитывается с молоком матери, в моем случае ментальность изменилась с жизненным опытом. Родился я в Нижнем Новгороде, прожил там до окончания института, потом мама вышла замуж за моего отчима, а он жил и работал в Певеке. В 2004 году окончил Нижегородский архитектурно-строительный университет по специальности «водоснабжение и водоотведение населенных пунктов» и начал искать работу. Оказалось, что в Нижнем мои знания и умения стоят 3 тыс. рублей. Такую зарплату мне предложил один из немногих работодателей, которого я заинтересовал. Мама убедила съездить к отчиму в Певек за опытом работы. Едва я приехал, меня забрали в армию. Отслужил под Хабаровском в инженерных вой­сках, решил вернуться в Певек еще на годик. Предложили хорошую работу с зарплатой 12 тыс. рублей. Это было очень много. За этот год встретил жену, карьера пошла в гору, потом родилась дочка. И пошло-поехало.

— Поработав год, что скажете: кресло мэра в Певеке — ​это теплое место или расстрельная должность?

— Иногда сам себе завидую. (Смеется.) Когда я приехал в Певек в 2004 году, было ощущение, что оказался в Сталинграде после бомбежки. Всюду были заброшенные дома, разруха страшная. За 17 лет произошли разительные изменения, город стал другим. Хорошие дороги, чистота, фасады домов окрашены в яркие цвета, во многих стоят пластиковые окна. У нас появилась ПАТЭС. Активно идет ремонт ЛЭП. В общем, небольшой северный рай. Я был в отпуске месяц назад, проехал на машине отрезок от Нижнего Новгорода до Анапы. Видел большие и маленькие города Рязанской и Тамбовской областей, сравнивал с Певеком. Сделал вывод, что у нас все прекрасно.

Я всегда обращаю внимание на людей, как они ходят по городским улицам. Если сутулятся и смотрят под ноги, а не вперед, дело плохо. В нашем городе люди не ходят с опущенными головами. Для меня это важный показатель благополучия.

Рядовой форс-мажор

— А к чему вы, как мэр, стремитесь, каким должен быть Певек вашей мечты?

— Хочется светлой жизни для людей. Горожане постоянно с завистью приговаривают: «Вот на материке то, вот на материке это…» Многие живут здесь, а мечтают жить там. Так вот я хочу, чтобы в Певеке было не хуже, чем на большой земле. Звучит просто, но идти к этому очень долго.

— Что для этого делается? Расскажите о самых перспективных проектах.

— Недавно частный предприниматель открыл у нас стоматологический кабинет «Вита Клиника». Я уже сходил, оценил. Не хуже, чем в больших городах. Потихонечку развиваемся. У нас тут в плане потребительского рынка поле непаханое. Люди радуются самым простым вещам. Например, теперь у нас можно заказать пиццу, поесть роллы..

Резидент Арктической зоны России «Арктик Атом-Сервис» планирует построить в Певеке тепличный комплекс и комбинат по переработке овощей. Уже готовят документы для оформления земельного участка, чтобы осенью приступить к строительству. Будут выращивать томаты, огурцы и зелень, кабачки, баклажаны и сладкий перец, а, возможно, и клубнику. Представьте, будет производиться 210 т свежей овощной продукции в год!

Будут и консервы свои, соки, мясные и рыбные полуфабрикаты, и хлеб, и кондитерские изделия. На этом проекте будут заняты больше 150 жителей города. Реализация намечена на осень 2024 года.

— Как продвигается строительство новой ЛЭП, которая свяжет Певек с Билибином?

— Рабочие, которые ставят новые электрические опоры, уже подходят к Билибину. Со старой ЛЭП мы натерпелись бед. Когда дул южак (сильный юго-восточный арктический ветер. — «СР»), у нее постоянно ломались опоры. Теперь этого не будет минимум 10 лет, как говорят строители.

— Сложно реализовывать крупные проекты на Крайнем Севере?

— Да, непредвиденные остановки здесь — ​не форс-мажор, а рядовая ситуация. Зима девять месяцев, и в это время работы не проведешь — ​очень холодно и темно. А лето пролетает мгновенно. Всего полтора месяца назад тундра цвела, не успели оглянуться — ​она желтая. 12 сентября в прошлом году уже снег лежал.

Логистика хромает из-за сложной транспортной связи с материком. Работы, на которые в других регионах тратят пару месяцев, мы делаем пару лет. Например, весной аукцион объявишь, найдешь подрядчика, в лучшем случае к осени доставят стройматериалы — ​значит, только к следующему лету жди начала работ. Но летом все хотят в отпуск. Жителям Чукотки в виде льгот положено два месяца отпуска, и обычно одна часть коллектива отдыхает четыре месяца за два года, а вторая в это время работает. На следующее лето — ​наоборот. Так, 40 % работающего населения ежегодно отдуваются за отдыхающих.


СПРАВКА

Название Певек произошло от чукотского «пагыт-кэнай», в переводе — ​«пахучая гора». По одной из версий, давным-давно здесь произошло большое сражение, было много погибших. Запах разложения держался так долго, что люди начали обходить эти места стороной. Правда, краеведы рассказывают об этом неохотно — ​переживают, что старая легенда бросит тень на образ города.

Самый северный город России основан в 1933 году, с началом разработки в районе месторождений олова и золота. Но в 1990‑е рудники стали закрываться один за другим. Инфраструктура ветшала, пустели целые кварталы. Певек могла постичь судьба сотен городов, оставшихся без промышленного ядра. Новые перспективы открылись перед ним с появлением программы развития Арктики и Севморпути и с прибытием плавучего энергоблока «Академик Ломоносов».


Прогулки у атомной станции

— На днях будет три года, как в Певеке появилась ПАТЭС. Что изменилось для Певека после ее запуска?

— Станция заместит Чаунскую ТЭЦ и Билибинскую АЭС, которые вырабатывают свои мощности. Таким образом, ПАТЭС снизит зависимость Чукотки от привозного угля, улучшит условия жизни людей, экологию. Станция уже дает энергию для промышленности, бизнеса и города. Кроме того, «Академика Ломоносова» мы воспринимаем как новый микрорайон города — ​он красивый такой, бело-сине-красный, стоит у набережной. Это одно из любимых направлений пеших прогулок.

— Как еще город сотрудничает с «Росатомом»?

— Генеральный директор «Росэнергоатома» Андрей Петров и наш чукотский губернатор Роман Копин подписали соглашение о совместном развитии инфраструктуры Певека. Оно предусматривает реконструкцию киноконцертного зала «Айсберг», покупку двух пассажирских автобусов. Госкорпорация поможет в обновлении набережной. На реализацию этого проекта мы выиграли грант размером 45 млн рублей на Всероссийском конкурсе лучших проектов создания комфортной городской среды в малых городах. Еще 10 млн к гранту добавил «Росатом». Этим летом работы начались — ​на набережной построим прогулочную зону, кафе, беседки. Появятся даже зоны бесплатного вайфая.

— Даже? Звучит необычно. Кажется, интернет сейчас в России доступен везде.

— У нас же большая беда с интернетом. В пакете услуг мобильных операторов только связь, интернета нет или его скорость такая низкая, что пользоваться все равно невозможно. А домашний спутниковый интернет скоростью 2 Мбит/с стоит 12 тыс. рублей в месяц. Это не всем по карману.

Как привлечь молодых

— Особенно, думаю, непросто без интернета молодым.

— Не то слово. Ко всему прочему, молодежь уезжает, потому что негде учиться, нет вузов поблизости. Мы грустно шутим, что у нас город людей среднего возраста и малышей. Молодежь и пенсионеры бегут на материк. Я в 2004 году был чуть ли не единственным молодым специалистом в городе. Сюда в основном приезжают лет в тридцать — ​и далеко не всегда, чтобы жить постоянно. Планируют за несколько лет заработать денег на тяжелой работе и уехать. Другое дело, что нередко такая миграция растягивается на всю жизнь, как у меня.

— Что делать с оттоком жителей?

— У нас сейчас население в Певеке около 5 тыс. человек. Хорошо бы, чтобы лет через десять стало больше на тысячу и чтобы эта тысяча состояла из молодых. Добиться этого можно, только повышая качество жизни, создавая рабочие места. Я рассчитываю, что к нам зайдет горнодобывающая компания «Баимская», начнет осваивать медное месторождение Песчанка и создаст новые рабочие места. Также они появляются благодаря «Росатому» и плавучей АЭС.

Ну и зарплаты, я считаю, должны вырасти. Сегодня, например, средняя зарплата дворника, уборщицы и слесаря из сферы ЖКХ составляет около 50 тыс. рублей, если человек работает на одной ставке. Это крайне мало, учитывая, что летом 1 кг помидоров стоит 800–900 рублей, а зимой цена за 1 тыс. переваливает. Я считаю, что доходы людей должны быть вдвое выше. И тогда молодежь охотно к нам поедет, не испугается сурового климата.


ПАТЭС

Плавучая атомная теплоэлектростанция стоит в низине Чаунской губы. Ее видно практически из каждого дома в Певеке. Станция способна обеспечивать энергоснабжение в условиях децентрализованной сети — ​оторванной от единой энергосистемы. Такие условия — ​на двух третях территории нашей страны. Это почти вся Арктическая зона, а также значительная часть тихоокеанского побережья Дальнего Востока. Чукотка занимает последнее место по плотности населения среди российских регионов, и станция большой мощности просто не сможет здесь эффективно работать ввиду технических ограничений. ПАТЭС решает проблему локальной выработки энергии.


ЦЕНЫ НА ПРОДУКТЫ

1 л молока — 170 рублей
1 кг картофеля — 105 рублей
1 кг капусты белокочанной — 130 рублей
1 кг говядины без кости — 1239 рублей
1 кг курицы (тушка) — 370 рублей
1 кг яблок — 270 рублей
1 кг помидоров — 980 рублей

По состоянию на 10 августа 2022 года


СРЕДНИЕ ЗАРПЛАТЫ

Водитель 4-го разряда — 60 тыс. рублей
Врач — 100 тыс. рублей
Учитель — 100 тыс. рублей
Инженер по ремонту — 60 тыс. рублей
Главный бухгалтер — 80 тыс. рублей
Чиновник — 80 тыс. рублей
Инженер на ПАТЭС — 250 тыс. рублей


Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Новости
«Росатом» поставит урановую продукцию для бразильской АЭС «Ангра»
Синхроинфотрон
Дед Мороз с дозиметром: как менялся ассортимент умных игрушек в одном из главных магазинов страны
Технологии
Принтер вместо донора: новейшие достижения в сфере биопринтинга
Главное Новости
Кирилл Комаров — о стабильности и предсказуемости атомной энергетики
Федеральный номер «Страна Росатом» N°45 (557)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» N°45 (557)

Гендиректор «Росатома» выступил на телеканале «Россия 24» — стр. 5

Как перестроить отечественный рынок редких металлов — стр. 9

Как внедрение каракури оживило инженерное творчество в отрасли — стр. 16

Скачать
Новости
Выставочный залп: фоторепортаж с форума «Атомэкспо-2022»
Показать ещё