Как охота за старыми монетами обогатила жизнь инженера

В будни инженер СНИИПа Андрей Иванов разрабатывает средства радиационного контроля, а в выходные прочесывает с металлоискателем заброшенные деревни и поросшие бурьяном поля, ищет старинные монеты. Его коллекция насчитывает уже около 200 экземпляров, самый старый из них — ​5 копеек образца 1762 года.

Весна и осень — ​идеальное время для поиска монет: сугробов нет, поля не засеяны, на улице тепло. В это время года металлоискатель всегда лежит в багажнике машины Андрея Иванова. «Предпочитаю заранее спланированные поездки за сокровищами, но порой не могу удержаться от спонтанных, поэтому важно, чтобы инструмент всегда был под рукой, — ​рассказывает он. — ​Бывает, едешь по Подмосковью, видишь место интересное, подходящее, останавливаешь машину — ​и вперед. Я ищу монеты около шести лет. Этим увлечением меня заразили друзья. Зазвали с собой, дали в руки металлоискатель, я нашел первую монету — ​и пошло-­поехало. Купил свой первый простенький китайский металлоискатель для новичков. Нынешний уже четвертый, подарили товарищи. Он самый классный. Простой, надежный, легко настраивается и весит чуть больше килограмма — ​рука устает, только если весь день с ним проходить».

Полевые работы

Интересные места, мимо которых Андрей не может проехать, обычному человеку могут показаться неприглядными. Поросшие бурьяном дороги, окраины старых деревень — ​там ­когда-то кипела жизнь, но потом замерла.

«Атмосферные места. Там тихо, безлюдно и непонятно, в каком времени сейчас находишься — ​в XXI веке или в XVIII, — ​говорит ­Андрей Иванов. — ​Я больше всего люблю обезлюдевшие в советское время деревни, дома, от которых даже фундамента уже не осталось, только поляны с высокой травой. Там можно найти много интересного».

Подходящие для исследований участки Андрей с друзьями ищут по старым картам, доступным на тематических сайтах в интернете. Территорий, представляющих археологическую и историческую ценность, избегают.

«Наша компания никогда не покушается на археологические памятники, — ​отмечает Андрей Иванов. — ​Древние урочища, курганы, городища — ​это табу, мы не вандалы. А в том, чтобы пройтись по старому перепаханному полю с разрешения хозяина, нет ничего криминального. Главное — ​ямки потом за собой закопать. На поле работать проще всего, за одну поездку можно большую площадь исследовать. В домах сложнее, там много мусора, металлоискатель все время пищит, приходится работать лопатой после каждого сигнала, чтобы не пропустить ­что-то ценное. А в лесу скорость сильно тормозят корни деревьев — ​бывает, что за день проходишь лишь участок 10 на 10 м».

В одном штыке от прошлого

За шесть лет Андрей Иванов объездил Подмосковье вдоль и поперек, побывал в ­Нижегородской, Тульской, Рязанской, Орловской и ­Воронежской областях. Говорит, самый интересный край в плане находок — ​­Рязань. Там в дореволюционное время шла бойкая торговля. Но самую старую монету, 5 копеек образца 1762 года, Андрей нашел в Подмосковье на лесной ­дороге.

«Самые древние деньги, которые я находил, — ​это монеты, бывшие в ходу с 1762 по 1796 год, во время правления Екатерины Великой, номиналом от полушки (четверти копейки. — ​«СР») до 20 копеек, — ​продолжает ­Андрей Иванов. — ​Царские деньги красивые, у них тщательно выполнены все элементы и медь хорошего качества. В СССР монеты были уже не такие нарядные, а сегодня и подавно. Мой глаз радует только десятируб­левая монетка с двухглавым орлом, которая несколько лет назад вошла в обращение».

Деньги времен правления Екатерины Великой и Петра III Андрей чаще всего находит на глубине 25–30 см. Один штык лопаты от далекого прошлого, шутит атомщик. Как правило, попадаются сильно деформированные монеты. Земля — ​не самый надежный хранитель таких сокровищ.

«В Подмосковье почвы кислые. Медные монеты, которые были в обращении в царской России, в них превращаются в зеленый бесформенный кусок металла, — ​поясняет ­Андрей Иванов. — ​Глина тоже сильно разъедает деньги. Лучше всего монеты сохраняются в черноземе или песке. Кстати, современная мелочь в земле вообще мигом разрушается. Зато от нас на память потомкам останутся консервные банки, фольга, пробки, ржавый покореженный металл. Весь этот мусор постоянно сбивает меня с толку, звенит, будто ­что-то стоящее, а на деле оказывается хламом».

Кресты, кольца и перстни

Трофеи Андрей Иванов добывает почти в каждой поездке. Бывает, что вместо монет привозит обручальные кольца и нательные кресты. Их он не коллекционирует, но и выбрасывать рука не поднимается. Хранит дома в специальном ящике.

«Нательные кресты обычно медные или бронзовые, реже серебряные, — ​говорит Андрей. — ​Еще попадаются киотные, с церковных икон. К­ак-то нашел большой такой, медный с синей эмалью, явно принадлежал священнику. Раньше кресты часто терялись, цепочек не было, все пользовались нитями, которые постоянно перетирались. Есть суеверие, что нельзя такие сакральные находки подбирать, но я считаю, что плохо, когда они валяются под ногами, уж лучше пусть хранятся у меня. На третьем месте после монет и крестов — ​обручальные кольца и перстни. Я заметил, что, чем старше эти находки, тем они проще и дешевле. Кольца часто сделаны из обычных медных монет. То есть здесь противоположная история, нежели с деньгами».

В коллекции Андрея Иванова около 200 монет. Он мечтает, чтобы она пополнилась редкими экземплярами: хорошо сохранившимся медным кольцевым пятаком эпохи Павла I и «барабанами» времен правления Петра III — ​так называют медные 10 копеек, потому что на них изображены барабаны.

Активы подземного банка атомщик хранит у себя, профессиональным коллекционерам не продает и не собирается. Говорит, что, хотя и собирает деньги, не расценивает их как капитал, в его глазах они представляют только историческую ценность.

«Свои находки я сначала показываю товарищам-поисковикам, приятно получить обратную связь от тех, кто знает в этом толк, — ​отмечает Андрей Иванов. — ​Потом домашним: детям, супруге, родителям, дедушкам и бабушкам. В первое время они бывали поражены, что можно так вот взять и найти крест, которому 400 лет, потом привыкли. Чтобы удивить их предметами старины, теперь нужно постараться».

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Люди Технологии
ИТ-профессии в «Росатоме»: как стать роботизатором
Главное События
«Сегодня нужно в разы ускориться»: о чем говорили на дне директора
Федеральный номер «Страна Росатом» №23 (536)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №23 (536)

О чем говорили на первом в этом году дне директора — стр. 4

На Курской АЭС к наработке кобальта-60 подключили третий блок — стр. 9

Виктория Андриенко —  об итогах «Пушистого атома» и волонтерстве — стр. 14

Скачать
Технологии
ВНИИНМ разрабатывает нейростимулятор для борьбы с болезнью Паркинсона
События
«Росатом» получил разрешение на строительство Труновской ВЭС в Ставропольском крае
События
«Росатом» получил разрешение на строительство Труновской ВЭС в Ставропольском крае
Показать ещё