От сессии до санкций: как реагируют на ограничения иностранные студенты

По данным Минобрнауки, в нашей стране учатся более 300 тыс. иностранцев. Сегодня многие из них оказались в непростой ситуации: оформленные за рубежом банковские карты не работают в России, международные перелеты ограничены. Что делать? Мы поговорили с иностранными студентами из опорных вузов «Росатома».


Рухинда Алексис из Руанды

Молодой человек учится в МИФИ, получает степень магистра по направлению ядерной инженерии. Пишет дипломную работу, посвященную конденсаторам давления в ядерных реакторах. В июне защита диплома.

«Между Россией и Руандой заключено соглашение о сооружении центра ядерной науки и технологий. Так что сомнений, где учиться, у меня не было, — ​рассказывает Рухинда Алексис. — ​Если планируешь работать с российскими технологиями, изучать их нужно в России. После защиты диплома вернусь домой и буду применять там полученные в МИФИ знания».

После введения санкций Рухинда потерял возможность получать стипендию: его банковские карты перестали работать в России. «В посольстве говорят, что найдут решение проблемы. Но неясно, как скоро, — ​говорит студент, который пока живет на сделанные ранее накопления. — ​Мы с однокурсниками особо не обсуждаем политику. Конечно, смотрим новости, следим за тем, что происходит. Информацию я стараюсь получать из разных источников и на разных языках: в YouTube, на сайтах мировых СМИ, в соцсетях. Сразу скажу: далеко не все, что там пишут о русских, правда. Дескать, они хмурые, недобрые, не любят приезжих… Когда я впервые приехал в Россию, меня, напротив, поразила доброжелательность людей. Начиная с аэропорта — ​все помогают, подсказывают дорогу, переводят какие-то фразы. Ведь первое время без базового знания русского языка сталкиваешься с огромными сложностями. Большинство указателей, объявлений, этикеток на продуктах — ​на русском».

Рухинде нравится и Москва, и условия в общежитии МИФИ, и даже цены в магазинах — ​невысокие, по его мнению. Но есть проблема, с которой сталкивается большинство иностранных студентов, — ​медицинская страховка. «Она не покрывает лечение серьезных заболеваний, максимум — ​консультации со специалистом и лечение легких недомоганий. Однако это никак не связано с санкциями, так было всегда», — ​уточняет Рухинда.


Милош Ранчич из Сербии

Учится на подготовительном факультете обнинского филиала МИФИ. После его окончания планирует поступать в московский МИФИ, изучать теоретическую физику.

«Сейчас со мной учатся ребята из Африки, Индии, мой сосед по комнате — ​из Черногории, — ​рассказывает Милош. — ​В последнее время часто обсуждаем политику, много спорим, но конфликтов не было. Просто разговариваем. За новостями я слежу в интернете, или друзья рассказывают. В основном читаю телеграм-каналы, слежу за новостями университета и «Росатома».

Из-за санкций у Милоша тоже возникли проблемы с банковскими картами. «Раньше я пользовался переводами Western Union, сейчас это сделать невозможно. Но нашел выход — ​оформил карту Сбербанка, теперь все работает, — ​говорит молодой человек. — ​Еще опасения вызывают авиаперелеты. Рейсы в Сербию есть, но их мало, билеты быстро раскупают, а цены сильно выросли. Летом я хотел слетать домой, к семье, но, наверное, останусь на лето в России. Это не очень большая проблема, хотя семью увидеть, конечно, хотелось. Кстати, решение поехать учиться в Россию большая часть моих близких поддержала. Были и те, кто отговаривал, но я рад, что к ним не прислушался, — ​чувствую себя здесь как дома. Мне довольно легко дается русский язык, он очень похож на сербский. Да и люди вокруг доброжелательные».


Тарек Элзаят из Египта

Учится в англоязычной аспирантуре Томского политехнического университета по специальности «ядерная, тепловая и возобновляемая энергетика и сопутствующие технологии». После окончания учебы молодой человек планирует участвовать в проекте строительства АЭС «Эль-Дабаа», первой атомной электростанции в Египте.

В ТПУ Тарек учится по квоте «Росатома», живет в университетском общежитии и получает стипендию — ​около 10 тыс. руб­лей. Плюс родители ежемесячно присылают по 100 долларов. Когда платежные системы Visa и Masterсard объявили о приостановке работы в нашей стране, египетские банковские карты перестали здесь работать.

«Когда все это случилось, я, конечно, сильно волновался, не было понимания происходящего. Но мы быстро получили поддержку как от университета, так и от русских друзей, — ​рассказывает аспирант. — ​Например, в первый же день, когда египетские банковские карты стало невозможно использовать в России, друзья в Москве отправили деньги на мою карту Сбербанка, а моя семья из Египта сумела перевести деньги им. Кроме того, я продолжаю получать стипендию. Не могу сказать, что в повседневной жизни что-то радикально поменялось. Живу я в общежитии, а не в съемной квартире. Питался и до всех этих событий в основном домашней едой собственного приготовления — ​я так привык. Транспортные расходы тоже не выросли: я живу в 10 минутах от университета и предпочитаю ходить пешком. Да, я стараюсь экономить, жду, когда нам выдадут новые карты Газпромбанка, позволяющие получать переводы из-за рубежа, но в целом чувствую себя спокойно. Общаюсь с коллегами и друзьями, которые учатся в аспирантурах московских и питерских вузов, они этот период переживают тяжелее: там транспорт и продукты дороже».

В вузе сразу после обострения политической обстановки был открыт ситуационный центр для работы со студентами, в первую очередь с иностранными, отмечает руководитель дирекции корпоративного развития ТПУ Мария Моисеенко: «Там оперативно собирают информацию о том, где находятся иностранные студенты, в какой они ситуации, нет ли у них проблем с оплатой проживания, покупкой продуктов, транспортными расходами. Также мы собираем заявки от студентов на открытие валютных счетов и оформление карт Газпромбанка, который оперативно откликнулся на наш запрос. Для студентов эти услуги бесплатны. Вот передо мной 102 свежие заявки от студентов из стран ближнего и дальнего зарубежья: из стран Африки, Южной Америки, Азии. Одни из самых проблемных по вопросам денежных переводов стран — ​Испания, Египет, Ливан. Их банковская система реагирует на запросы не вполне оперативно, поэтому студенты из этих стран находятся на особом контроле».

Пока проходит процедура открытия карты, счета или перевода, университет при поддержке администрации Томской области оказывает студентам материальную помощь. Каждый случай рассматривают адресно. Выплачивают до 12 тыс. рублей, сумму определяют индивидуально, в зависимости от запроса. В дальнейшем университет будет оказывать матпомощь из собственных средств. И конечно, вуз предоставляет отсрочку по оплате общежития тем студентам, которым она необходима, поясняет Мария Моисеенко.

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Главное Новости
Гендиректор «Росатома» Алексей Лихачев: «За короткий срок пройден огромный путь»
Титановый характер, литиевая хватка: эксперт — о рынке редких металлов
Технологии
Маленький пример большим реакторам: как утилизируют радиоактивный натрий
Новости
Облачный суперкомпьютер и шаг к теории всего: новости цифровых технологий
Главное Новости
Что успел «Росатом» за 15 лет: первые лица государства поздравили госкорпорацию с юбилеем
Федеральный номер «Страна Росатом» N°44 (556)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» N°44 (556)

Что обсуждали на «Атомэкспо‑2022» — стр. 4

В «Росэнергоатоме» идет сбор предложений по борьбе с бюрократией — стр. 8

История наукограда по газетным подшивкам — стр. 14

Скачать
Показать ещё