Война и мир Амира Амаева: именем физика-атомщика предложили назвать улицу в Махачкале

Дагестанцы гордятся своим знаменитым земляком. Работая под руководством академиков Курчатова и Александрова, Амир Амаев немало сделал для укрепления обороны СССР. Он стал одним из первых в стране специалистов в области радиационного материаловедения, за что едва не поплатился жизнью.

Амир Амаев родился 28 декабря 1921 года в горном селении Унчукатль Лакского района Дагестана. Отец умер, когда мальчику исполнилось два года, и Амир с ранних лет начал работать. Сначала ухаживал за домашним скотом. Повзрослев, пахал на быках землю, выгонял лошадей, работал на сенокосе. Отучился в школе, потом в Дагестанском механическом техникуме, который окончил за день до начала Великой Отечественной войны. Его направили работать на «Дагдизель» — ​крупнейший завод по выпуску торпед. Работа шла круглосуточно, без выходных, армия нуждалась в боеприпасах.

День в плену

В феврале 1942‑го, имея бронь, Амир Амаев добровольно ушел на фронт. Окончил подготовительные курсы в Тбилисском военном училище и осенью 1942 года в звании младшего лейтенанта оказался на передовой. 25 декабря в боях под Моздоком взвод под командованием Амаева из-за внезапного контрнаступления танковой механизированной части дивизии СС вынужден был залечь и окопаться в песчаном грунте. Вражеский бронетранспортер наехал на окоп. Оглушенных и засыпанных песком советских бойцов взяли в плен.

Впрочем, в плену Амир находился лишь сутки. Перед отправкой в концлагерь пленных заперли в конюшне. Конюх помог Амиру Амаеву спрятаться в кормушке для лошадей — ​его засыпали сеном, которым, как ни в чем не бывало, кормились лошади. Затем его перепрятали местные жители, а через несколько дней хутор освободили красноармейцы. Амаев продолжил службу.

8 мая 1943 года во время наступления под Новороссийском при форсировании реки он был тяжело ранен разрывной пулей в бедро. Амиру Амаеву повезло: в день его поступления в госпиталь обход делал главный хирург профессор Цанов — ​ученик академика Бурденко. Цанов диагностировал начинающуюся газовую гангрену и провел тяжелейшую операцию, сохранив молодому человеку ногу. Но о службе речи уже не шло.

Лаборатория Бороды

Амир Амаев вернулся в свое село, потом на завод — и только в 1945 году осуществил мечту продолжить образование. В Московский механический институт (сегодня МИФИ) его приняли без экзаменов, хватило диплома об окончании техникума.

В 1950 году, окончив вуз, Амир в числе молодых специалистов, отобранных по заявкам Первого главного управления, был направлен в Лабораторию измерительных приборов АН СССР, которой руководил Борода — ​тогда еще засекреченный физик-ядерщик Игорь Курчатов. Лаборатория позже была переименована в Институт атомной энергии, сегодня это Курчатовский институт. В нем Амир Амаев проработал всю жизнь.

Область его деятельности — ​физика твердого тела, радиационное реакторное материаловедение. В начале марта 1951 года по заданию Курчатова Амаев впервые в СССР начал изучение влияния реакторного облучения на механические свойства и микроструктуру металлического урана.

«Работа была начата в радиохимической лаборатории брата Бороды Бориса Курчатова, — ​вспоминал ученый. — ​Облученные урановые проволоки диаметром 5 мм и длиной 50 мм были зачехлены в стальные контейнеры-гильзы, от которых надо было освободиться, чтобы достать урановые проволоки, что я и делал, разрезая контейнеры в тисках на обычном верстаке. Образцы, которые я должен был исследовать, оказывается, мешали своим радиоактивным фоном работе физиков на всех этажах, включая и подвальное помещение, где также были физические установки. Через некоторое время дозиметрист, двигаясь как сапер по направлению источника, засек меня за работой с активными образцами. Меня, невзирая на то что я выполнял поручение Бороды, в сопровождении двух вооруженных сотрудников охраны на спецмашине завезли в подвальное помещение соседней организации «Главгорстроя» (сегодня ВНИИНМ им. Бочвара. — «СР»), где я и продолжил свои исследования. Для уменьшения облучения своего организма я сделал некую защиту из свинцовых кирпичей. В процессе рассмотрения структуры и измерения микротвердости практически не было защиты головы, и, как следствие, на лбу у меня много лет оставался след легкого ожога от облучения».

17 марта 1951 года была организована специальная «горячая» лаборатория в составе семи сотрудников, которая должна была обеспечить развивающуюся атомную науку и технику данными о влиянии излучения на материалы ядерных реакторов различного назначения. «В создании этой лаборатории я принимал непосредственное участие, — ​рассказывал Амир Амаев. — ​С момента начала ее строительства до начала исследований прошел всего год. Таковы были темпы работ и энтузиазм людей, находившихся под руководством Бороды. Поэтому я отношу себя к числу пионеров создания лаборатории и нового направления в физике твердого тела — ​радиационного материаловедения, являющегося основой воплощения физических идей в конкретные ядерные установки различного назначения: реакторы атомных электростанций, судовые ледокольные и лодочные установки, исследовательские реакторы и т. д.».

Вершины Дагестана и науки

В Институте атомной энергии Амир Амаев трудился до 90 лет. Он 20 лет возглавлял рабочую группу от Советского Союза в МАГАТЭ и был сопредседателем советско-американской комиссии по ядерной безопасности. Был руководителем и экспертом рабочих групп МАГАТЭ, которые занимались проблемами повышения безопасности эксплуатации ядерных установок и создания нового поколения реакторов.

Дважды избирался депутатом Моссовета. Был одним из организаторов землячества Дагестана, а затем Московского центра культуры «Дагестан». Более 25 лет возглавлял ассоциацию ветеранов центра. Написал книгу «От вершин Дагестана к вершинам науки», в ней с огромным уважением отзывался о Курчатове и Александрове, под руководством которых работал многие годы.

Умер ученый 19 августа 2015 года на 94‑м году жизни. Похоронен в Москве на Троекуровском кладбище. Московский центр культуры «Дагестан» обратился к главе республики с просьбой назвать одну из улиц Махачкалы в честь Амира Амаева, сейчас этот вопрос решается.

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Главное Новости
Гендиректор «Росатома» Алексей Лихачев: «За короткий срок пройден огромный путь»
Титановый характер, литиевая хватка: эксперт — о рынке редких металлов
Технологии
Маленький пример большим реакторам: как утилизируют радиоактивный натрий
Новости
Облачный суперкомпьютер и шаг к теории всего: новости цифровых технологий
Главное Новости
Что успел «Росатом» за 15 лет: первые лица государства поздравили госкорпорацию с юбилеем
Федеральный номер «Страна Росатом» N°44 (556)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» N°44 (556)

Что обсуждали на «Атомэкспо‑2022» — стр. 4

В «Росэнергоатоме» идет сбор предложений по борьбе с бюрократией — стр. 8

История наукограда по газетным подшивкам — стр. 14

Скачать
Показать ещё