Алексей Лихачев: «Мы хотим войти в топ‑3 в целом ряде неатомных направлений»

«Росатом» намерен осуществлять перевозки по Севморпути опережающими темпами и ведет переговоры с правительством о строительстве ледоколов под эту задачу. Кроме того, в 2021 году может быть принято решение о создании флотилии плавучих атомных электростанций. Об этом и многом другом глава госкорпорации Алексей Лихачев рассказал 9 января в интервью телеканалу «Россия 24». Приводим выдержки из беседы.

Об уроках 2020-го

Прошедший год научил нас еще больше ценить и оберегать людей. Благодаря им мы выполнили все наши производственные показатели, по многим достигли рекордов. Я имею в виду и энергетический пуск второго блока Белорусской АЭС мощностью 1200 МВт, и введение в промышленную эксплуатацию ПАТЭС. В электроэнергетике установлен рекорд: впервые в истории новой России мы достигли показателей Советского Союза — ​выработки более 215 млрд кВт·ч в год, но в СССР работали атомные станции и Украины, и Армении, и Прибалтики. Появилась в портфеле управления и ветроэнергетика, заработала ветростанция в Адыгее. Конечно, пандемия оказала влияние на нашу работу, но практически по всем направлениям плановые показатели превышены.

О флотилии малых АЭС

С 2019 года в Певеке работает наша плавучая атомная станция — ​классический вариант малой АЭС на 70 МВт. 23 декабря мы подписали соглашение с правительством Республики Саха (Якутия) о строительстве в Усть-Янском улусе уже наземного атомного блока малой мощности, который позволяет модульную достройку: с шагом в 100 МВт можно набирать необходимую мощность. Мы также серьезно прорабатываем с правительством создание флотилии атомных плавучих станций — ​надеюсь, это решение будет принято в 2021 году.

О создании Арктического флота

В ноябре мы с волнением ждали подъема флага на ледоколе «Арктика». По дороге с питерских верфей до Мурманска «Арктика» зашла к Северному полюсу, преодолев все ледовые преграды лишь на 50 % своей мощности. Кроме этого головного ледокола четыре серийных судна находятся на разных стадиях изготовления — ​это «Сибирь», «Урал», «Якутия» и «Чукотка». «Чукотка» была заложена за несколько недель до Нового года. И мы подумываем и советуемся с правительством, не продлить ли еще этот заказ, поскольку объем перевозок нарастает. Целевые показатели перевозок по Севморпути в прошлом году были 29 млн т, но мы еще в середине декабря пересекли черту в 32 млн т и надеемся, что опережающими темпами будем двигаться и дальше, поэтому у нас есть потребность и в опережающем создании арктического флота.

Об «Умной Арктике» и искусственном интеллекте

У нас есть интересный проект под общим названием «Умная Арктика». Это объединение всех информационных ресурсов в единый портал — ​начиная с тех, которые изучают погоду и ледовую обстановку, заканчивая производственными.

Для оптимизации всех управленческих и бизнес-процессов планируется максимальное задействование в этом проекте искусственного интеллекта, методов математического прогнозирования и обработки.

О кластере новых материалов

Дорожная карта (развития высокотехнологической области «Технологии новых материалов и веществ». — «СР») превратилась в мастер-план. В числе основных направлений — ​углеволокно, новые композитные решения.

Видим огромный интерес к аддитивным технологиям, мы успели в декабре открыть первый центр аддитивных технологий здесь, в Москве, и планируем в год по такому центру открывать. Причем, что важно, полностью на российском оборудовании.

Третье направление связано с редкими и редкоземельными металлами. По оксиду скандия мы около 500 кг в прошлом году дали и будем увеличивать выпуск до 1,5 т в год. Причем, если мне не изменяет память, весь мировой рынок оксида скандия — ​это всего около 15 т, то есть мы уже в ближайшее время выходим на 10 % предложения на мировом рынке.

Создание материалов под определенную конструкционную задачу, поиск чистых веществ для микроэлектроники — ​все это тоже есть в дорожной карте. Хотел бы подчеркнуть, что это уже фактически национальный проект, где «Росатом» лишь предлагает, помещает в этот проект свои компетенции и свою организационную поддержку. Можно сказать, что в 2020 году такой национальный кластер новых материалов и веществ уже заработал.

О ядерной медицине

Мы держим от 20 до 40 % в разных сегментах мирового рынка по поставке радиоизотопов. Наша следующая задача — ​привести это уже к более маржинальным, более высокодоходным, более технологическим продуктам — ​таким как радиофармпрепараты и средства их доставки. Надеемся в первую очередь в Обнинске создать современные предприятия, которые помогут бороться с чумой XX века — ​онкологией. На это направлены основные усилия.

Еще я хотел бы отметить один медицинский прибор, он называется «Тианокс» (разработка РФЯЦ-ВНИИЭФ. — «СР»), который позволяет из обычного воздуха активировать оксид азота, применяемый при лечении легочных патологий. Понятно, что в период пандемии и большого количества легочных осложнений эта терапия оксидом азота стала очень востребованной, и это изобретение, мне кажется, спасло жизнь многим людям.

О новом научном центре в Сарове

Во время своего визита в Саров в ноябре прошлого года президент Владимир Владимирович Путин одобрил нашу идею о том, как можно саровские мощности использовать для научных исследований, для новой физики, для создания новых математических моделей. И не просто одобрил, а принял решение, чтобы такой центр в Сарове, в открытой зоне рядом с ЗАТО, был создан — ​по инициативе «Росатома», Российской академии наук, Московского государственного университета, Курчатовского института и, конечно, правительства. Это должна быть точка сбора новых физиков. Наша задача — ­все это там организовать. Мы, конечно, очень благодарны президенту и нашим партнерам за то, что эта идея была поддержана.

О прививках от коронавируса

Есть критически важный персонал — ​это работники оружейного комплекса, работники блочных щитов управления, то есть персонал, непосредственно задействованный в управлении атомными станциями. Руководство предприятий, дублеры, которых мы сформировали в ходе всех пандемических мероприятий. Этим людям мы активно предлагаем вакцинацию. Первые 3 тыс. вакцин к нам поступили еще в декабре, планируем провести 93–94 тыс. вакцинаций в течение января — ​февраля. Причем не только среди наших работников, но и среди жителей атомных городов, находящихся в первой группе риска: врачей, учителей, работников муниципальных служб.

О планах на 2030-й

Мы довольно точно представляем свой портрет‑2030. Мы видим увеличение нашей выручки в три раза — ​я имею в виду в валюте. 50 % этой выручки должны дать новые продукты. Мы видим другой удельный вес зарубежных проектов, планируя до 60 % общей выручки зарабатывать на внешних рынках.

Сегодня мы входим в топ‑3 ведущих атомных корпораций мира, это очевидно для всех. Так вот, мы хотим войти в топ‑3 и в топ‑5 еще в целом ряде других направлений, начиная с новых материалов и кончая новыми направлениями — ​такими как международная логистика, глобальные перевозки, управление экологическими рисками, работа с экологическим наследием, цифровая и квантовая тематика.

Поделиться
Есть интересная история?
Напишите нам
Читайте также:
Люди
«Регламент для нас — святая книга»: впечатления китайских атомщиков о жизни и учебе в Нововоронеже
Федеральный номер «Страна Росатом» №22 (630)
Скачать
Федеральный номер «Страна Росатом» №22 (630)

Интерес к Севморпути проявляют все больше международных
компаний — стр. 4

В отрасли началась акция для желающих стать донорами костного мозга — стр. 9

«Из пяти моих рабочих дней четыре точно идут не по плану» — стр. 12

Скачать
Технологии
Корейские ученые создали натрийионный аккумулятор со сверхбыстрой зарядкой
Синхроинфотрон
«Фактически это другая лига»: как в отрасли поднимают престиж рабочих профессий
Технологии
Российские ученые хотят построить телескоп на Луне
Технологии
NICA вместо БАКа: новости субатомной физики
Показать ещё