Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Лицензию на сооружение реактора БРЕСТ-ОД-300 должны дать до конца июня

Как справляется новый генподрядчик сооружения инновационного свинцового реактора в Северске? Как пандемия COVID‑19 повлияла на поставки оборудования для международного термоядерного реактора? Специальный представитель «Росатома» по международным и научно-техническим проектам, руководитель проекта «Прорыв» Вячеслав Першуков подготовил для «СР» обзор последних событий на двух научных стройках.

Несмотря на пандемию и режим самоизоляции, контрактация всех НИОКР на этот год в рамках проекта закончилась, исследования в основном ведутся по плану. Финансирование идет за счет средств консолидированного инвестиционного ресурса госкорпорации, а также федерального бюджета. Институты в июне должны сдать результаты по первому этапу работ. От ряда исполнителей руководству проекта поступали письма: они обеспокоены ситуацией и опасаются, что не смогут отчитаться вовремя. Для предприятий «Росатома» мы никаких поблажек делать не стали — ​приказа об остановке работ в госкорпорации не было. Возможно, пойдем навстречу Уральскому федеральному университету — ​они выполняют работы по пирохимии. В вузах Свердловской области были введены ограничения. На комиссии будем смотреть, можно ли без штрафных санкций перенести сроки сдачи этапа НИОКР с июня на август.

Основной объект капитального строительства в рамках проекта сегодня — ​опытно-демонстрационный энергокомплекс с реактором БРЕСТ-ОД‑300, сооружаемый на площадке Сибирского химкомбината. Завершено строительство модуля фабрикации-рефабрикации топлива (МФР), идет внутренняя отделка здания, внешняя облицовка. Первые элементы оборудования, которые изготовлены в «СвердНИИхиммаше», уже прибыли на площадку строительства, готовимся к монтажу. Дата запуска МФР не меняется — ​2022 год.

Есть серьезный прогресс в переговорах с Ростехнадзором, ждем лицензию на сооружение реактора уже в этом месяце. Закончено обсуждение с НТЦ ЯРБ (Научно-технический центр по ядерной и радиационной безопасности, подведомственная организация Ростехнадзора, отвечающая за научно-техническую поддержку. — «СР»). Проектная документация утверждена, бюджеты определены. А подготовительные работы по зданию реактора идут с прошлого года. Формально БРЕСТ уже строится.

Из-за коронавируса образовалось небольшое отставание. В конце года выбрали нового генподрядчика сооружения реактора — ​концерн «Титан‑2». С ними у нас никаких проблем: несмотря на пандемию, строители в срок выполняют все запланированные работы, качеством мы удовлетворены. Реактор запустим по плану, в 2026 году, даже ищем возможности ускориться.

Думаем о коммерциализации нитридного топлива, которое будем производить на МФР. Испытания опытных партий проходят хорошо: облучено более 1 тыс. твэлов, выгорание более 8 %, нет случаев разгерметизации. В принципе, мы готовы обеспечить твердым топливом программу обоснования реакторов на быстрых нейтронах любого дизайна.

Сооружение объектов ИТЭР

Что касается быстрых натриевых реакторов, я считаю, Россия полностью освоила эту технологию. Промышленная эксплуатация реакторов БН‑600 и БН‑800 уже вплотную приблизила нас к индустриальному освоению технологий замкнутого ядерного топливного цикла.

ИТЭР

Отставания по графику сооружения термоядерного реактора нет — ​отчеты Международной организации ИТЭР свидетельствуют о том, что темпы стройки не снизились, несмотря на пандемию COVID-19. Более сложный вопрос — ​поставки оборудования, которое изготавливают в разных странах. Тут без влияния коронавируса не обошлось: активность работы производителей оборудования упала. В России, например, пришлось даже поменять некоторых поставщиков. Но в целом справляемся, надеюсь, ничего экстраординарного не произойдет. Хочу отметить ряд поставок электротехнического оборудования из НИИЭФА: их в срок завершили в самый разгар пандемии, в условиях закрытых границ. Это не только наша заслуга — ​Международная организация взяла на себя ответственность и организовала логистику.

ИТЭР объединяет ноу-хау, которые создают ученые из разных стран, на балансе Международной организации. Очень важно, что участники имеют доступ ко всем результатам и могут их использовать для реализации национальных термоядерных программ. Такая национальная программа недавно сформирована в России, сейчас она на рассмотрении в правительстве и, надеюсь, скоро будет принята. Благодаря участию в ИТЭР мы в ней сможем использовать наработки, которые сделаны всеми странами в рамках международного проекта. Это даст возможность сократить собственные издержки при разработке технологий и элементов оборудования.