Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Приведет ли укрупнение лотов к повышению стоимости сооружения АЭС

Директор по контрактации строительно-монтажных работ АСЭ Иван Бельтюков в инжиниринговой компании чуть меньше двух лет, до этого занимался проектами нефтяной и газовой промышленности за рубежом. Он рассказал «СР» о новом подходе к управлению международными проектами и модернизации практики контрактации в атомной отрасли.


— Как вы пришли в АСЭ?

— В России не так много компаний, в которых был бы востребован опыт управления крупными капитальными проектами за рубежом. «Росатом» — ​одна из них. Я руководил службой С&P (Contracts and Procurement, контракты и закупки. — «СР») и принимал непосредственное участие в проектах по разведке и добыче нефти и газа в Ираке, Саудовской Аравии, Узбекистане, Казахстане, странах Латинской Америки и Юго-Западной Африки. Предложение АСЭ заинтересовало меня прежде всего возможностью применить мой опыт в интересах российской компании. Мне поставили задачи сформировать новый подход к управлению зарубежными проектами и в приоритетном порядке модернизировать практику контрактации для проекта «Руппур» в части создания конкуренции, совершенствования закупочной документации и привлечения надежных, имеющих достаточные ресурсы и опыт подрядчиков с учетом специфики региона строительства.

— Какие были ожидания при трудоустройстве в «Росатом»?

— Более оптимистичные. Я полагал, что основные задачи будут в области организации конкурентных процедур, подготовки современных моделей договоров, применимых в мировой практике, чтобы международные и российские подрядчики могли участвовать в торгах. Оказалось, что, помимо этого, необходимо было решать проблемы, связанные с интегрированным планированием проектов и этапом подготовки к процедуре закупки.

— Что удалось сделать?

— На АЭС «Руппур» мы ввели практику двухэтапных закупочных процедур. Первый этап проводили параллельно этапу расчета начальной максимальной цены договора, что давало участникам время на подготовку оферты. Предложения первого этапа торгов использовали для ценового анализа и расчета НМЦ. Это помогло преодолеть трудности с организацией закупок в конце 2018 — ​начале 2019 года. Ряд новаций поддержал директор «Росатома» по закупкам, материально-техническому обеспечению и управлению качеством Роман Зимонас. Мы плотно взаимодействуем с его командой, «Атомкомплектом» и методологами госкорпорации.

Я участвовал в разработке и введении в отрасли Единых отраслевых методических указаний по формированию контрактных стратегий. Это первый в «Росатоме» базовый документ, который определил и в общем виде описал понятие контрактной стратегии. Он предполагает переход от заключения множества мелких договоров к формированию пакетов работ, которые интересны крупным надежным подрядчикам. Мы сотрудничали с дирекцией организации и методологии закупок «Росатома». Отраслевой приказ о вступлении документа в силу подписан в декабре 2019 года.

— Чем выгодно применение контрактной стратегии?

— В АСЭ существовала практика, продиктованная, видимо, опытом строительства в России, — ​планировать контрактацию только на год. Лотирование было мелкое, не покрывало однотипные работы с учетом технологической последовательности их выполнения в целом по АЭС. Мы не видели, каким образом, в какие сроки завершаем стройку и как это соотносится с графиком выдачи технической документации и графиком поставки оборудования. Не было общей картины, понимания связи срока разработки технической документации, контрактации оборудования, материалов, работ и услуг с этапами исполнения договоров.

Контрактная стратегия позволяет увязать все основные части жизненного цикла проекта: проектирование, закупочную деятельность и исполнение договоров. Нельзя рассматривать строительно-монтажные работы в отрыве от закупки или исходных данных, на основании которых должны осуществляться закупки. Обычно у нас наблюдается старая история: сегодня нужен договор на выполнение работ, причем без понимания, как мы контролируем риски изменения стоимости и сроков, насколько будет обоснованна стоимость и т. д. Контрактная стратегия позволяет дать ответы на эти вопросы и решает задачу плановости. У нас в компании часто жалуются на долгие процедуры закупки. Но дело не в протяженности, а в своевременности начала подготовки и организации закупки, в понимании срока получения технических условий, которые дают возможность провести процедуру закупки, обеспечив при этом конкуренцию.

— Для чего подрядчику технические условия?

— Чтобы он сформировал свое предложение должным образом и с технической точки зрения, и с коммерческой. Нужно понимать не только каким будет результат работ, но и как подрядчик будет это делать и на каких условиях, а также какие требования заказчик будет предъявлять при приемке и испытаниях и т. д. У нас много требований из-за специфики отрасли — ​требования МАГАТЭ, надзорных органов, законодательства РФ, страны реализации проекта. Все это входит в исходные технические данные, и мы должны быть уверены в их достаточности, экономической обоснованности и недискриминационности.

— На каком проекте сейчас применяют контрактную стратегию?

— Пока официально не утверждено. Для АЭС «Эль-Дабаа», Узбекской АЭС, АЭС «Пакш‑2» подготовлены проекты контрактных стратегий. Они почти готовы к вынесению на утверждение уполномоченным должностным лицом. Мы выполнили основные задачи — ​лотирование, определение базовых условий договоров. Сейчас идет работа с проектными институтами по гармонизации графиков выдачи исходных данных с закупочными процедурами. Здесь у нас лидирует египетский проект. Большую роль в этом лидерстве играет вице-президент АСЭ — ​директор проекта по сооружению АЭС «Эль-Дабаа» Григорий Соснин. Он поддерживает внедрение новых практик. Прогрессивная позиция руководителя очень важна для успеха начинаний.

Кстати, для «Эль-Дабаа» наша дирекция разработала проформы договоров на основе английского права. Все участники закупок это приветствовали. Как результат, самый высокий уровень конкуренции из всех зарубежных проектов АСЭ — ​10 и более квалифицированных участников. Это плод совместной работы команды проекта «Эль-Дабаа» и нашей дирекции.

— Укрупнение лотов не ведет к повышению стоимости сооружения АЭС?

— Вторая важная вещь, которую мы сделали за два года, — ​решение проблемы с определением плановой стоимости, бюджетных лимитов. Мы долго обсуждали тему с заинтересованными службами. У нас из-за этого много сделок остановилось в начале 2019 года. В итоге мы вышли на решение: был подписан протокол с заинтересованными службами и предприятиями отрасли. В результате исполнения положений протокола появился Единый отраслевой порядок, ЕОП, по определению бюджетных лимитов. Это второй важный стандарт, который внедряется в отрасли по нашей инициативе. ЕОП по определению бюджетных лимитов, плановой стоимости позволяет контролировать стоимость строительства АЭС. Сейчас ЕОП действует только тогда, когда у нас есть сводная смета. Когда такого расчета нет, то есть пока мы только готовимся к проекту, ЕОП не действует. Но работа в этом направлении ведется.