Авторизация Регистрация

Запомнить меня
Забыли пароль?

Сброс пароля

Свежий номер уже доступен

Обогнать рак

Как выявить рак на ранней стадии? Какие органы чаще всего поражают опухоли в XXI веке? Почему рост продолжительности жизни требует новых подходов в онкологии? На проект «Научные чтения» впервые пришел практикующий врач — директор Клиники онкологии, реконструктивно-пластической хирургии и радиологии, заведующий кафедрой онкологии и реконструктивной хирургии Первого МГМУ им. Сеченова Минздрава РФ, академик РАН Игорь Решетов. Мы приводим выдержки из его лекции.

— Количество больных раком растет. В 2018 году было более 18 млн заболевших в мире, в России — более 624 тыс. Но неуклонно растет и количество спасенных. Есть такой термин — cancer free, то есть излечившийся от рака. Cancer free у нас в стране сейчас более 3,5 млн, 2,5 % населения.

— Почему мы ближе к G8, чем другие развивающиеся страны? Потому что мы так же хорошо лечим опухоли. В нашей стране, как в странах с ведущей экономикой, начальные стадии рака преобладают над запущенными. Это означает, что мы качественно оторвались от соседей по СНГ в лечении рака.

— Меняется ли заболевание с точки зрения органов, которые оно чаще поражает? Как и прежде, рак чаще всего возникает в легких, толстой кишке и молочной железе у женщин. Но смертность от этих заболеваний снижается — это опять же подтверждает, что мы научились хорошо лечить онкологию.

— Харальд цур Хаузен получил Нобелевскую премию по медицине за доказательство того, что некоторые вирусы и бактерии и влияние их на генетический аппарат клеток существенно изменили схему канцерогенеза — процесса зарождения и развития опухоли. Рак шейки матки и ротоглотки сегодня ассоциируется с вирусом папилломы человека, рак желудка — с бактерией Helicobacter pylori. По-прежнему курение и алкоголь — виновники множества случаев рака, но биологические факторы начинают играть все большую роль. Портрет пациента меняется. Происходит поляризация: много больных старше 80 лет с набором диагнозов. С возрастом повышается риск развития онкозаболеваний. Но есть и молодые люди, которые не имеют вредных привычек и ведут здоровый образ жизни, заболевшие именно за счет влияния вирусов и бактерий. Изменение портрета требует изменения подходов к лечению.

— Мы сейчас вырабатываем подходы к лечению пациентов старше 80 лет. Раньше мы чаще всего не могли их лечить от рака из-за сопутствующих заболеваний.

— Система здравоохранения в СССР была создана под руководством Николая Семашко. Этот гениальный человек без денег, без кадров сумел поставить под контроль почти все социально значимые болезни. Была создана диспансерная система для лечения кожно-венерических заболеваний, туберкулеза и инфекций типа холеры. Позже были созданы онкоклиники. Но система не подразумевала, что люди будут жить больше 60 лет.

— Люди стали жить дольше. Онкоклиники вынуждены возрастных пациентов «держать в предбаннике»: отправлять на предварительные консультации в другие учреждения, к неврологу, кардиологу и т. д. А пока они ходят по больницам, опухоль растет. Нужно создавать многопрофильные клиники, которые смогут проводить комплексное обследование и лечение таких пациентов. Но эти учреждения не должны потерять специфические возможности онкологической терапии.

— Сегодня формируется новое понятие — хронический онкологический пациент. Нобелевскую премию в 2018 году присудили за исследования в области иммунотерапии рака. Препараты иммунотерапии способны стабилизировать состояние онкобольных. Да, мы не можем вылечить четвертую стадию рака, но можем обеспечить максимальную продолжительность жизни такому пациенту.

— Сегодня мало вылечить пациента — важно обеспечить ему высокое качество жизни после выздоровления. Хочу рассказать об одной из разработок, которую мы ведем совместно с «Росатомом». Речь идет о внедрении аддитивных технологий на основе быстрого прототипирования в медицину. Эти методики позволяют изготавливать индивидуальные эндопротезы органов, которые пациенты потеряли из-за рака. Например, один из наших пациентов лишился части челюсти, но протез позволит ему восстановить речь. Другой пример — течение болезни привело к тому, что пациент остался без гортани и трахеи. Ни глотать, ни дышать нормально не мог. Изготовление индивидуального имплантата и его внедрение позволили человеку вернуться к нормальной жизни.

— Радиофармакология может стать отдельным направлением сотрудничества МГМУ им. Сеченова и «Росатома». У нас в университете старейший в стране факультет фармакологии. Объединение знаний в области фармакологии и радиоактивных изотопов поможет создать новый класс препаратов для лечения рака.


ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

— Можно ли создать универсальную таблетку от рака?

— Думаю, что нет, ведь онкологические заболевания слишком разные, даже по механизму возникновения.

— Есть ли какой-то универсальный анализ на рак?

— Есть определенный набор тестов. Но практически все основаны на выявлении метаболитов, то есть продуктов жизнедеятельности опухоли. Беда в том, что, если метаболит попал в кровь, — это уже как минимум вторая стадия рака. Что же делать? Нужно понимать, что крайне редко опухоль возникает на пустом месте. Как правило, раку предшествует какое-либо хроническое заболевание, воспаление. Если мы поставим задачу тщательно следить за всеми очагами беспокойства, то сможем во многих случаях обогнать рак, и заболеваемость может снизиться. Например, известно, что японцы в силу ряда генетических особенностей склонны к раку желудка. В стране стали проводить тотальную гастроскопию всем жителям, находить прединвазивные новообразования — полипы, язвочки, лечить их и предотвращать таким образом инвазивный рак.

— ЭКО провоцирует рак?

— Процедура стимулирует рост всех клеток организма, не только яйцеклеток. Если раковые клетки в организме уже есть, то от процедуры опухоль тоже будет расти.